Алексей Норкин Грандмастер

Могут ли воевать животные? Разминирование.

Лет 15 назад в алма-атинской квартире одного моего знакомого мирно доживал свой век «на военной пенсии» заслуженный доберман. Служба у добермана была геройская, профессия самая военная — сапер. Пришлось даже повоевать в Афганистане.

Не знаю, сколько мин обезвредил или нашел доберман и сколько людей благодаря ему остались в живых. Но стоило это собаке недешево, многократные ранения подорвали здоровье, и бывшего сапера списали. Правда, не усыпили, а, учитывая заслуги, отправили на отдых и даже поставили на довольствие в одном из военных училищ. Так и жил полуглухой пес в городской квартире, регулярно получая на завтрак и ужин косточки да мясо, завоеванные собственной кровью.

Сапер — самая собачья профессия в армии. Не в том смысле, что трудная и опасная, а потому, что для поиска взрывчатых веществ собак применяют очень широко. Шарики и Тузики эффективно вынюхивают даже заряды, найти которые миноискателем не удается. К сожалению, на коротком поводке удержать собаку можно не всегда. Поэтому подрыв псов-саперов — явление не такое уж и редкое, особенно при разминировании чувствительных противопехотных мин.

Борьба с противопехотными минами, остающимися на полях былых сражений, — настоящая международная проблема. От мин, без особого контроля устанавливаемых во время активных боевых действий, гибнут тысячи мирных жителей. Современные технические средства обнаружения взрывчатки эффективны, но для многих государств чрезвычайно дороги. Поэтому и используются для этой работы собаки и другие животные.

Крысы значительно легче собак. Их обучением профессии военного сапера занимаются в Танзании, в сельскохозяйственном университете. Ученые выбрали для подготовки сумчатых крыс — достаточно крупных животных весом до 1,3 килограмма. Но все же это меньше собачьего веса, и животные могут беспрепятственно перемещаться по минному полю, не рискуя взлететь на воздух.

Нашедший мину грызун забирается на нее и размахивает лапками, требуя награду. Обонянием крысы превосходят собак. Еще один важный фактор в их пользу — отсутствие привязанности к хозяину. Собака, сменившая кинолога, может надолго утратить рабочие качества, тоскуя по человеку. Крысам это не грозит, они работают за вознаграждение, например, кусочек банана.

В Колумбии тоже обратили внимание на крысиные способности. Правда, грызунов выбрали более мелких, вес которых не превышает двухсот граммов. Несмотря на скромные размеры, способности крысы выказывают выдающиеся. Если собаку надо тренировать для поиска мин целый год, то крысе вполне хватает четырехмесячного обучения. По крайней мере, так утверждает директор полицейской академии. В отличие от танзанийских сородичей, колумбийские крысы получают в награду не банан, а крекер.

Были попытки использовать для обнаружения мин на местности и других живых существ. Например, в 70-е годы американские ученые пытались «призвать на службу» тараканов. Исследователи надеялись приучить насекомых ускоренно бегать, почуяв запах тринитротолуола. К сожалению, безуспешно. То есть тараканы бегали, но не только по причине появления запаха взрывчатки.

Так же как и тараканов, «призывная комиссия» пока забраковала пчел. Идея их использования заключается в том, что пыль, оседающая на телах и крыльях насекомых, содержит частички тринитротолуола, если пчела пролетала над заминированным полем. Соответственно, отсутствие следов взрывчатки позволяет сделать вывод о чистоте территории. Но непослушные пчелы совершенно отказываются летать по заранее разработанным маршрутам. Возможно, их служба еще впереди…

Обновлено 29.08.2008
Статья размещена на сайте 20.08.2008

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: