Сергей Курий Грандмастер

Кто есть кто в «Книге джунглей» Р. Киплинга? Часть 2

Каа
«Если вы можете себе представить копьё, или таран, или молот весом почти в полтонны, направляемый спокойным, хладнокровным умом, обитающим в его ручке, вы можете себе представить, каким был Каа в бою. …Первый удар, направленный прямо в гущу обезьян, окружавших Балу, был нанесён молча, с закрытым ртом, а второго удара не понадобилось. Обезьяны бросились врассыпную с криком: — Каа! Это Каа! Бегите! Бегите!»

Старый мудрый Каа — наверное, самый внушительный и опасный из друзей Маугли, по-своему прикипевший к нему своей холодной змеиной душой. Его прообразом, скорее всего, послужил тигровый питон, который наряду с питоном сетчатым и удавом анакондой оспаривает пальму первенства на титул самой длинной змеи. Поэтому и указанная Киплингом длина Каа — «тридцать футов» (т.е., 9 метров) — не сказочное преувеличение.

Явной выдумкой является лишь внушительная сцена массового гипноза Бандар-Логов. Истоки этого поверья связаны с особенностями змеиных глаз. Дело в том, что веки у змей приросли к роговице и стали прозрачными — отсюда этот немигающий «гипнотический» взгляд. В остальном Киплинг прав — обезьяны действительно излюбленное «блюдо» рациона как питонов, так и удавов.

Кстати, гипнозу Каа не поддавался только Маугли. Он не мог понять, чего так боятся Багира и Балу, а завораживающий Танец Голода вообще не оценил.

«Я видел только большую змею, которая выписывала зачем-то круги по земле, пока не стемнело. И нос у Каа был весь разбит. Ха-ха!»

Маугли было бы не очень смешно, знай он, как его родственники из Homo sapiens растекаются мозгами в летаргическом трансе под холодными глазами телевидения и неоновых огней, безропотно внимая политикам, самопровозглашенным мессиям и даже обычной зубной пасте.

Шерхан и Табаки
«- Мать недаром прозвала его Лангри (Хромой), — …сказала Мать Волчица. — Он с самого рождения хромает на одну ногу. Вот почему он охотится только за домашней скотиной. Жители селений по берегам Вайнганги злы на него, а теперь он явился сюда, и у нас начнётся то же: люди будут рыскать за ним по лесу…»

Табаки в природе. Могучий и одновременно ущербный хищник… Одиночка, пытающийся поставить себя выше Закона Джунглей, но гибнущий от руки истинного Господина — человека Маугли… Таким предстает Шерхан в сказке Киплинга. Прообразом его послужил бенгальский подвид тигра, чрезвычайно распространенный в Индии. Писатель недаром изображает Шерхана хромым — ведь именно тигры-калеки чаще всего становятся людоедами.

Следом за тигром всегда следует «лизоблюд» Табаки — коварный, хитрый с ядовито-льстивым языком, интриган и сплетник. Азиатские (да и другие) шакалы, действительно нередко сопровождают крупных хищников в поисках объедков с «царского» стола. Однако нельзя сказать, что в природе крупные хищники им очень рады. Прообразы Табаки отличаются завидной нахальностью и смелостью, и способны воровать куски добычи прямо из-под носа своих благодетелей.

Кстати, и у Киплинга шакал выглядит гораздо более опасным, чем его мультипликационный образ, да и не таким трусоватым. Писатель мотивирует это тем, что Табаки способен разносить «дивани» — по-нашему, бешенство.

Рыжие собаки дхоле
«…рыжие собаки из Декана идут войной, а волки знают очень хорошо, что даже тигр уступает этим собакам свою добычу. Они бегут напрямик через джунгли и всё, что попадается им навстречу, сбивают с ног и разрывают в клочья. Хотя Дикие Собаки не так крупны и не так ловки, как волки, они очень сильны, и их бывает очень много. Дикие Собаки только тогда называют себя Стаей, когда их набирается до сотни, а между тем сорок волков — это уже настоящая Стая».

Красный волк из "Красной книги". Сметающая всё на своем пути лавина рыжих псов, пришедших в Джунгли с южных горных лесов Декана — наверное, одно из самых крупных зоологических преувеличений в сказках про Маугли. И хотя Свободный народ серых волков презрительно называет пришельцев собаками, в науке этот вид известен под названием «красный волк». Цвет шерсти этих хищников действительно варьирует от рыжеватого до красно-коричневого. Правильно описал Киплинг и их более мелкие, чем у серых волков, размеры, и чрезвычайно пушистые хвосты (один из которых так лихо отрезал Маугли), и кочевой образ жизни. Да и в стаи красные волки могли объединяться довольно крупные.

И всё же до орды, изображенной в «Книге Джунглей», им ох как далеко (максимум набирается 30−40 особей). Ни Каа, ни Багире, ни уж тем более Шер-Хану такой «банды» бояться особо нечего. Другое дело — копытные. С ними красные волки обходятся довольно жестоко, порой начиная поедать жертву до того, как та испустит дух. А что касается сегодняшнего дня, то о крупной стае красных волков и мечтать нечего — этот вид уже прочно обосновался в «Красной Книге».

К слову, в демонизации красных волков Киплинг и в подметки не годится Жюлю Верну. Помните, как в «Детях капитана Гранта» на путников в Южной Америке также нападает огромная злобная стая тех же красных хищников. Тех же, да не тех. У Верна под красными волками явно подразумевается обитатель Патагонских пампасов, известный науке как гривистый волк. Беда в том, что гривистый волк не только живет в одиночку, но и вообще довольно пуглив.

Мускусная крыса Чучундра
«В потемках он наткнулся на мускусную крысу Чучундру, которая кралась поближе к стене. У Чучундры разбитое сердце. Она хнычет и ноет всю ночь и всё хочет набраться храбрости, чтобы выбежать на середину комнаты. Но храбрости у нее никогда не хватает».

Среди сказок «Книги джунглей» соперничать в популярности с циклом про Маугли может только «Рикки-Тики-Тави». О прообразе храброго мангуста мы писать не будем — повадки зверька описаны Киплингом достаточно достоверно. А вот о второстепенном персонаже — пугливой крысе Чучундре — поговорить стоит. Причина моего пристального внимания оправдана, потому что по поводу этого зверька из книги в книгу кочует грубейшая ошибка.

Прообраз Чучундры - мускусная землеройка. Так, в русских переводах вы можете встретить интересное редакторское примечание о том, что в образе Чучундры автор вывел хорошо знакомую нам ондатру (которую действительно называют «мускусной крысой»). Удивительно, что никто не задумался о том, что мускусная крыса Киплинга, несмотря на похожее название, ну никак ондатрой быть не может. Во-первых, ареал ондатры (несмотря на ее широкую акклиматизацию) совершенно не захватывает территорию Индии. Во-вторых, даже одомашненных ондатр всегда содержат в клетке, ибо это водное животное никогда не будет вольно бегать по домам людей. Так кого же всё-таки подразумевал Киплинг под своей Чучундрой?

Несмотря на то, что я довольно неплохо разбираюсь в зоологии, искать ответ на этот вопрос пришлось очень долго. Еще бы! — в моем распоряжении были лишь местообитание, некоторые повадки и название «мускусная крыса». Наконец, мои труды увенчались успехом. Прообразом Чучундры оказался зверек с латинским именем Suncus murinus. Он действительно был похож на крысу (да еще на какую — с очень длинной острой мордочкой), хотя и относился к отряду не грызунов, а насекомоядных.

По-русски же этот вид называется более чем красноречиво — домовая (!) мускусная (!!) землеройка (в обиходе ее вполне закономерно могли прозвать крысой). Эта землеройка — распространенный обитатель индийских хижин, где она даже пользуется определенным уважением, как хороший истребитель тараканов и прочих докучливых насекомых. Что и требовалось доказать.

Обновлено 7.01.2010
Статья размещена на сайте 3.12.2009

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Сосед мне говорил, что Шер-Хан - это был такой злой разбойник в Индии. Да и старый Бульдео вечером у костра упоминает, что этот разбойник после смерти перевоплотился в образе тигра и потому хромает, как и он.
    Мускусную крысу Чучундру упоминает в "Хищных вещах века" Иван, пытаясь успокоить маленького Лэна.

  • Спасибо! Читал с улыбкой и интересом. И хотя вы раскрываете секреты сказки, все равно эти звери навсегда будут сказочными Какой красавчик Каа на фотографии! И даже Чучундру "вывели на чистую воду!".

    Оценка статьи: 5

    • Виктор Кухновец,
      Спасибо!

      Сказка сказкой, но она, как видите, может стимулировать интерес и к науке. Я даже не знаю, что было раньше - мой интерес к зоологии, или к Киплингу. Кстати, Киплинг в отличие от многих других создает довольно достоверные образы зверей, изрядно мифологизируя их. Поразительно, что миф он свой строит почти не используя индусскую мифологию. Скорее, он даже отталкивается от науки своего времени и охотничьих баек.