Константин Кучер Грандмастер

Почему кашалот может так долго находиться под водой?

Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море…

Так и не надо ничего. Говорить, в смысле… Любой более-менее опытный китобой знает — если кашалот ныряет резко, почти вертикально, показывая над поверхностью моря в качестве последнего «прощай» хвостовой стебель с разведёнными в разные стороны горизонтальными лопастями плавников… Увидел вот такую, гигантскую «бабочку»… Всё, примета верная. Суши весла и топай, не торопясь, на камбуз выпрашивать у кока противень-другой миндального печенья. Час чаи гонять можно спокойно. А то и два. Кит на глубину ушёл надолго. Вынырнет нескоро. И… Очень далеко от того места, где без слов попрощался, плеснув-махнув хвостиком.

Кашалот ведь не просто уходит в глубокое море. Ему на самую его глубину надо. Но совсем не ради абсолютных рекордов по нырянию. Это так — смертельно опасный факультатив. На глубине кашалот охотится. Именно там обитают кальмары — его главная добыча. А добыча потому добычей и называется, что сама собой на охотничий стол не попадает. Не желает она и не стремится к этому. Её ещё выследить, поймать, добыть эту самую добычу надо. А на это время нужно.

В среднем на глубине кит проводит минут пятьдесят. Час. Но если не срослось что-то и никак эти головоногие ловиться не желают, то кашалот может быть под водой до двух часов. До двух!

И это — при всём при том, что объём кашалотовых легких относительно массы его тела в два раза меньше, чем у обитателей суши. Например, у нас с вами. Но мы-то… Нырнули и… вынырнули. А кит? До двух часов! Как?! У него же в лёгких…

Оказывается, не только в них. Почему у кашалота такая большая голова? 1/3 от длины тела, между прочим. Так вот. В голове у него не только мозги, жир и спермацет. Там ещё и запасной резервуар для воздуха. Правая ноздря кашалота, не в пример левой, заросла намертво. А вот носовой проход… не только не зарос, но стал даже шире и больше по объёму, чем его левый «сродственник». И в этой, естественной внутриголовной полости, воздуха, как считают учёные мужи, не меньше, чем в лёгких. Правда, и используется он не только для дыхания, но и для эхолокации.

И это ещё не всё. А качественный состав того, что в лёгких и запасе? Опять у этого кашалота всё не так, как у людей. У нас, например, нет особых мускулов — кольцевых сфинктеров. А у него — есть. Когда это для дела нужно, они берут и сокращаются. И лёгочные альвеолы в результате — закрывают. Наглухо. Крови, что уже в альвеолах, — деваться некуда. Хочешь, не хочешь, тебя уже не спрашивают, стой себе на месте, в альвеолах этих, и обогащайся. Как чем? Кислородом, естественно. Вот кровь и обогащается. Значительно более эффективно. Мы так, например, при вдохе-выдохе вентилируем свои лёгкие на 15%. А кашалот — почти на 90. И получается, что по запасу кислорода кит почище того хомяка с его знаменитыми щеками.

Кроме того! Кислород ведь можно хранить не только в лёгких. Или вот в таких потайных нишах, типа незаросшего носового прохода. Ещё — в клеточной ткани. В крови, с помощью гемоглобина. В мускулах, которые запасают кислород уже благодаря миоглобину.

У кита в легких только 9% кислородного запаса. В отличие, например, от нас, хранящих в этом же месте чуть более трети (34%). Зато наши 13 процентов, запасённые с помощью миоглобина, не идут ни в какое сравнение с кашалотовым 41 процентом. И это — ещё ничего. Не самое критическое соотношение. Если этого водного млекопитающего сравнивать с хорошо известной нам домашней коровой, то у последней миоглобина в мышцах в 8−9 раз меньше, чем у кашалота.

По запасу кислорода в крови у человека с китом — полный паритет. По 41 проценту и у нас, и у них. Но и тут у кашалота есть свой секрет. Не вся кровь у него задействована в процессе кровообращения. Часть, до времени, припрятана в разных тайниках типа селезёнки, венозных пазух печени, полости самой вены…

А как наступит момент и понадобится киту быстренько извлечь припрятанное… Так на то у него есть специальный насос — сердце. Большое. Метр на метр. И очень доброе.

Он бы вообще этих кальмаров не ел. Но… Кушать-то надо. Вот и приходиться нырять. Очень глубоко и — надолго. А как это ему, такому доброму, удаётся — я только что рассказал…

Обновлено 29.06.2018
Статья размещена на сайте 6.02.2010

Комментарии (25):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Константин Кучер, Вам за статьи гран-мерси. Отдельное спасибо за чудные комментарии Сергею Русичу и Андрею Лунячеку.

    Оценка статьи: 5

    • И Вам, Валерий, взаимное спасибо за доброе внимание не только к основному тексту статьи, но и к тому обсуждению, которое развернулось по этой интересной теме.

  • Константин Кучер, замечательная, как всегда статья! Спасибо! Обожаю читать про морских обитателей!

    Оценка статьи: 5

  • Сергей Русич Сергей Русич Читатель 31 марта 2010 в 21:52 отредактирован 31 марта 2010 в 21:53

    Константин Кучер, я был свидетелем одного события в Южной Атлантике, связанным с кашалотами. Это недалеко от мыса Горн произошло. Вахтенный матрос заметил какой-то "островок" в море-окияне, которого не было в лоции и доложил командиру о том, что на таком-то румбе, справа по борту, видит что-то напоминающее островок. Погода, на редкость для тех широт, была устойчиво ясной уже 9-й день. Мы патрулировали в районе предполагаемых стрельб условных "друзей", делать было совершенно нечего. Командир отдал соответствующий приказ и мы подошли к этому "островку". Длиной около 22-23 метров, он возвышался над поверхностью на добрых 3-3,5 метра. Оказалось - дохлый кашалот. И смерть наступила не так давно, т.к. ни разложения, ни следов трапезы акул еще на было. А на военных кораблях осмотр биологических объектов и определение степени опасности для экипажа этих самых объектов лежит на корабельном враче, т.е. на мне лежала в тот момент. Барказ на воду, команду и доктора в барказ. Осмотр показал, что смерть кита наступила в результате кровотечения из огромных ран на боках и спине. Там же мы увидели следы напоминающие человеческие синяки от медицинских банок, округлой формы с зубчатыми краями. Фотографии сделали. А еще хотелось нам китового мяска искушать, да командир не разрешил. Засомневался в свежести "продукта". Вот, такая история. Я в своем дневнике отметил этот случай и потом использовал его в отчете-докладе по результатам дальнего похода. Было там и мое предположение, что смерть кашалота наступила в результате боестолкновения кашалота с гигантским кальмаром. Ужасом глубин - Кракеном! Но доклад у меня приняли и передали по инстанции. Дальнейшая его судьба мне неизвестна. Лежит где-то на архивных полках, пылится. Или уничтожен уже давным-давно.

    Оценка статьи: 5

    • Сергей, очень интересная информация.

      • Сергей Русич Сергей Русич Читатель 1 апреля 2010 в 21:34 отредактирован 1 апреля 2010 в 21:35

        Андрей Лунячек, ох, совсем забыл сказать... Большое удивление у меня вызвал диаметр этих следов-присосок. От 28 до 11 см. Это же какое щупальце тогда у этого кальмарчика было? А сам он каким был коли кашалота в несколько десятков тонн, не самый маленький, как я понимаю, был кашалотик, смог порвать как Тузик грелку?!!!

        Оценка статьи: 5

        • Сергей, людям попадались кальмары около 20 метров длиной. Но, подобно вам, на телах кашалотов иногда обнаруживали следы от присосок большого диаметра. Кальмары, оставившие такие следы, по предположениям учёных, должны быть длиной около 30 метров.

      • Присоединяюсь к Андрею. Читал одним глотком, как хороший детектив.
        Ну, а то, что лежит, пылится - ничего страшного. Видимо ещё не родился тот историк, для которого именно этот документ писался. Вот родится, вырастет, выучится, найдёт... И получит премию Дикого фонда охраны диких животных...

  • В 19 веке капитан одного корабля был свидетелем того, что стадо кашалотов нырнуло, а потом вынырнуло примерно в этом же месте через 2 часа 18 минут.

  • Константин, просьба: не затягивайте с продолжением темы

    Оценка статьи: 5

  • Я понял, Константин А про амбру можно и статью написать. Если подробно, было бы интересно почитать. А то - духи и всё. А что и как?

    Оценка статьи: 5

    • Виктор, с этой амброй - точно такие же непонятки, как и со спермацетом. Большой брат Кашалот, как обычно, молчит загадочно. А по догадкам - кто в лес, кто по дрова. Есть даже версия, что это защитная реакция кишечника кашалота, на те раны, которые наносят ему острые и твёрдые клювы проглоченных кальмаров...

  • Чудеса приспособляемости просто! Вот природа, чего только не придумает. В ноздрях даже воздух запасает. Я видел как-то по телевизору как кашалоты охотятся на сельдь. Это что-то! И ультразвук и пузырьковая завеса используется ими. А уж когда черпать ртом рыбу начинают - так это ужас. Там по пол тонны сразу, наверное. читать дальше →

    Оценка статьи: 5

    • Спасибо, Виктор. Действительно, интереснейшая зверюга. А ещё у него и амбра есть. На которую у меня уже просто сил не осталось...
      А по кашалоту - всё верно: "На глубине кашалот охотится. Именно там обитают кальмары – его главная добыча". Если чуть по-другому построить фразу, то: "на глубине кашалот охотится на кальмара(ов)".