Сергей Денисевич Грандмастер

О чем молчат акулы? (Акулы 1).

Мы — акулы. Наше царство — две трети земного шара. Именно столько места занимает океан. Мы великие и ужасные, жестокие и опасные, беспощадные, свирепые и почти неуязвимые. Нет человека на Земле, который не знал бы, кто мы такие. Спросите жителя Сахары, Памира или джунглей Амазонки — наверняка они что-нибудь, да слышали о нас. И все же вы, человеки, нас не знаете. Вы не знаете даже главного для вас: почему мы нападаем, и как от этого уберечься. А мы не скажем. Мы всегда атакуем молча.

Нас очень много. Среди нас есть карликовые акулы, размером с авторучку, а есть и гиганты, сравнимые с железнодорожной цистерной. Сколько существует видов акул, не знают даже самые ученые человеки. Насчитали всего триста пятьдесят. Плохо считаете. Нас больше.

Мы появились задолго до динозавров, и выжили, когда невероятные страшилища вели битву за океаны. Мы оказались сильнее. Наш самый известный предок — кархародон. В его челюстях, набитых зубами размером с утюг, спокойно смог бы разместиться автомобиль. Сейчас акулий народ измельчал, но все равно нам палец в рот не клади. А что касается человеков, то это — незначительный эпизод в нашей жизни. Если мы существуем более 350 миллионов лет, то человеки — раз в сто меньше. Но с самого своего появления эти настырные существа лезли в наши дела, воровали с нашего стола объедки и даже осмеливались нападать на нас.

Мы презираем их. Они суетятся на поверхности океана и у прибрежных отмелей, и только самые ленивые из нас приплывают к пляжам подкормиться человеками, а заодно и поразвлечься. Наши невинные забавы всегда вселяли ужас в человеков. На древних фресках египетских храмов есть изображения акул. О нас писали древнегреческие поэты и философы, такие, как Аристотель. Слухи о нас, зачастую недостоверные, превращались в легенды. Моряки парусных судов искренне верили, что появление за бортом акульего плавника сулит несчастье, а то и смерть кого-либо из экипажа. Верно, сулит, если этот несчастный окажется за бортом.

От Европы до Океании ходили легенды об акулах-оборотнях, превращавшихся в человеков, и наоборот. Вранье. Да кому это надо, превращаться в человеков! Скорее всего, дело так было: плывет человек, вдруг — раз, и на его месте акулий плавник торчит. Вот это — по-нашему.

Человеки, жившие по берегам Тихого океана, обожествляли нас, объявляли неприкосновенными, даже воевали из-за убийства священной акулы. Нам не только поклонялись, но и приносили жертвы. И не только животных и рыб, но и плененных врагов, своих соплеменников и детей. Древнегреческая легенда об Андромеде не такая уж выдумка. Очень уж вкусно.

Убить нас очень нелегко. Одну нашу подругу подцепили на крючок, прострелили голову из винтовки, проткнули гарпуном, вытащили на палубу, выпотрошили, а она еще долго била хвостом, открывала и закрывала глаза. Однажды уже выпотрошенная акула откусила руку рыбаку. Морской офицер презрительно пнул ногой мертвую, как он думал, акулу, а она тут же ожила и содрала ему с ноги все мясо. Но всего удивительнее случай, когда выпотрошенная и брошенная в море акула тут же попалась на крючок, проглотив нанизанные в качестве приманки собственные кишки.

Мы неприхотливы, даже можно сказать, неразборчивы в еде. Жрем все. В списке малосъедобных вещей, извлекаемых из акульих желудков, есть гранаты и динамит, мешок с деньгами и сейф, рулон кровельного железа и ящик с гвоздями, оленьи и коровьи рога, дамские шляпки и мужские пальто. Это похоже на анекдот, но это правда.

А вообще-то мы питаемся рыбой. Для питания нам нужно не так уж много, до 10% от нашего веса в неделю, и ничего не есть мы можем месяцами. Все это благодаря замечательной способности наших желудков неделями, не переваривая, удерживать поглощенную пищу.

Едим мы и человеков. Но это так, как говорится, на безрыбье.

Обновлено 25.02.2007
Статья размещена на сайте 2.02.2007

Комментарии (8):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: