Сергей Курий Грандмастер

Почему лису считают хитрой?

Представление о том, что лисица — существо хитрое и коварное, формируется у нас уже в детстве. Всё благодаря народным сказкам, где лисичка-сестричка Лизавета Патрикеевна, как правило, «разводит» своего серого собрата — волка. При этом несколько раз подряд и довольно жестоко.

USFWS Headquarters commons.wikimedia.org

Вот лиса советует волку половить хвостом рыбу в проруби, в результате чего глупец остаётся и без рыбы, и без хвоста. Но даже после этой «подставы» обманщица умудряется не только избежать наказания, но и разжалобить покалеченного волка. И вот он уже везёт лису на себе, а она ещё и издевается, приговаривая: «Битый небитого везёт».

Иногда Лисе удаётся обмануть целую компанию солидных зверей (вроде Медведя и Кабана): например, запугав их рассказами про своего «свирепого» мужа — Котофея Ивановича, «начальника, присланного из сибирских лесов».

Анекдот:

Сели играть в карты лиса, волк и медведь. Медведь тасует карты и говорит:
— А того, кто будет мухлевать, мы будем бить по морде… По наглой рыжей морде.

Именно на встрече с лисой погорел самоуверенный Колобок, который до этого лихо уходил от преследователей. Из-за лисы мужик лишается рыбы, заяц — квартиры, а петушок — чуть было не лишается жизни.

Методы у сказочной обманщицы — классические: притворство, втирание в доверие и, конечно же, лесть. В толковом словаре Даля мы можем встретить даже целые глаголы, описывающие подобные операции — «облисил», «полисил», «вылисил».

Лисью лесть восславил ещё до нашей эры греческий баснописец Эзоп в своей басне «Ворон и лисица», где плутовке удаётся заставить птицу выронить желанный кусочек сыра. Ну, а мы знаем этот сюжет, естественно, в переложении Ивана Крылова (правда, вОрона он заменил ворОной):

Плутовка к дереву на цыпочках подходит;
Вертит хвостом, с Вороны глаз не сводит
И говорит так сладко, чуть дыша:
«Голубушка, как хороша!
Ну что за шейка, что за глазки!
Рассказывать, так, право, сказки!
Какие пёрышки! какой носок!
И, верно, ангельский быть должен голосок!
Спой, светик, не стыдись!

Интересно, что на Огородном проезде в Москве можно увидеть памятник, где герои басни сидят буквально в обнимку, вместе сжимая пресловутый кусочек сыра. Всё становится понятным, когда выясняется, что скульптура посвящена… знаменитому плавленому сырку «Дружба».

Ещё одну басню Эзопа-Крылова «Лисица и виноград» очень любят приводить в пример психологи. Если помните, там лиса после безуспешных попыток добраться до винограда начинает рассуждать в стиле «Не больно-то и хотелось» — мол, и незрелый он, и не вкусный… Как говорится, «легко презирать то, что не можешь получить».

Сюжеты о проделках лисы часто перекликаются у самых разных народов. Некоторые из сюжетов можно обнаружить в знаменитом анонимном произведении Средневековья — «Романе о Лисе» (XI-XII вв). Это типичная аллегорическая сатира, где под звериными масками выведены вполне узнаваемые людские типажи. Так лис Ренар (пройдоха и плут) в течение всей книги водит за нос не только волка Изегрима (туповатого и кровожадного рыцаря), но и самого льва Нобля (т.е. короля). Проворачивает свои делишки Ренар с характерным для того времени грубоватым и жестоким юмором.

И. В. Гёте «Рейнеке-лис»:

С первою жалобой выступил Изегрим-волк. Окруженный
Ближней и дальней родней, покровителями и друзьями,
Пред королем он предстал с такой обвинительной речью:
«О мой великий король-государь! Осчастливьте вниманьем!
Вы благородный, могучий и мудрый, и всех вы дарите
Милостью и правосудьем. Прошу посочувствовать горю,
Что претерпел я, с великим глумленьем, от Рейнеке-лиса!
Жалуюсь прежде всего я на то, что неоднократно
Дерзко жену он бесчестил мою, а детей покалечил:
Ах, негодяй нечистотами обдал их, едкою дрянью, —
Трое от этого даже ослепли и горько страдают!..»

«Роман о Лисе» стал настолько популярен, что имя его героя — Renard — стало обозначать во французском языке всех лис вообще, вытеснив старое название «goupil». Очень быстро появились фламандская и немецкая версии «Романа», а в 1793 году великий немец Гёте переложил его сюжет в своей поэме «Рейнеке-лис».

Уже из «Романа о Лисе» хорошо видно, что хитрость в политике имеет не меньшее значение, чем сила. То же утверждал и философ Возрождения Николо Макиавелли. В своём трактате «Государь» (1513) он писал: «Итак, из всех зверей пусть государь уподобится двум: льву и лисе. Лев боится капканов, а лиса — волков, следовательно, надо быть подобным лисе, чтобы уметь обойти капканы, и льву, чтобы отпугнуть волков».

Недаром «Белым лисом» называли искушённого в интригах советского политика Эдуарда Шеварднадзе, который умудрился побывать и Министром иностранных дел СССР, и Президентом уже независимой Грузии. «Лисом пустыни» прозвали и немецкого генерала Эрвина Роммеля. Во время Второй мировой войны он так успешно воевал с британцами в Северной Африке, что британское командование даже разослало по войскам следующий приказ: «Существует реальная опасность, что наш друг Роммель станет для наших солдат колдуном или пугалом. Он ни в коем случае не сверхчеловек, хотя он очень энергичен и обладает способностями. Даже если бы он был сверхчеловеком, было бы крайне нежелательно, чтобы наши солдаты уверовали в его сверхъестественную мощь».

Образ коварной лисы давно уже стал литературным клише («Братец Лис» из сказок Д. Харриса, Лиса-Алиса из «Буратино» А. Н. Толстого). Однако стали появляться и сказки, где лисы используют свои таланты исключительно в благих целях (например, книга Я. Экхольма или венгерский м-ф про лисёнка Вука).

Остаётся лишь один вопрос: насколько всё вышесказанное соответствует биологическим повадкам настоящей лисы — той самой, что распространена по всему Северному полушарию, от тайги до пустынь?

Можно встретить немало историй, повествующих об удивительной хитрости и изобретательности этого зверя. Мол, и следы он искусно путает, и мёртвым притворяется, и на ежа писает, чтобы тот развернул свой колючий клубок. А особенно искусно избавляется от блох — берёт в пасть пучок сена, заходит в воду и ждёт, пока все паразиты перебегут в сено, которое тут же выбрасывает.

Про следы — правда (хотя так делает не только лиса). Сыграть в «мёртвую царевну», судя по всему, она тоже может, хотя заслуживающие доверия рассказы об этом очень редки. А вот истории про блох и ежа — почти наверняка охотничьи байки. То есть какой-то особенной хитрости за реальной лисой не замечено.

Позволю себе предположить, что немалую роль в формировании культурного клише сыграло «хитрое выражение» вытянутой лисьей морды, которая просто обязана везде «совать свой нос». Добавьте к этому ещё и вертикальные зрачки лисьих глаз, которые больше ни у одного представителя семейства волчьих не встречаются.

Другое клише касается пищевого рациона лисицы. Многие уверены, что она только и делает, что ловит несчастных зайцев и таскает кур. Однако поймать зайца для лисы — невероятная удача, а проникнуть в курятник или на человеческий двор — задача весьма рискованная.

Поэтому основную роль в лисьем меню играют животные помельче — ящерицы, рыба, насекомые и, конечно же, мыши. «Мышкование» (выслеживание грызунов, которые прячутся под снегом) порою так увлекает охотницу, что к ней можно подойти вплотную.

Продолжение следует

Обновлено 31.10.2017
Статья размещена на сайте 15.05.2015

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: