Сергей Курий Грандмастер

Какие звери на Руси служили валютой и самой доходной статьёй экспорта?

В стародавние времена главной статьёй российского экспорта была вовсе не нефть, а пушнина (или, как её тогда называли, «мягкая рухлядь»). Кроме того пушнина играла роль некой внутренней валюты — она служила мерой обмена, ею выдавали жалование и платили подать.

Росомаха. Rigelus, commons.wikimedia.org

Например, в 883 году великий князь Олег (тот, который «вещий») требовал от древлян дань в размере одной «чёрной куны» (т.е. шкурки куницы) с избы. Недаром «кунами» впоследствии называли зарубежные монеты, имевшие хождение на Руси — восточный дирхем и западноевропейский денарий.

Ну, а Иван Грозный после завоевания Казани тут же обязал татар ежегодно пополнять царский бюджет 30 тысячами соболиных шкурок. Собственно куницы с соболями и были главной причиной экспансии российского государства на восток — в Сибирь.

А. Брем «Жизнь животных»:
«Их шкурами инородцы уплачивали „ясак“, или правительственную подать, в обмен за них приобретали у торговцев все необходимое для своего обихода. Еще не так далеки от нас те времена, когда камчадалы смеялись между собой над глупым казаком, менявшим нож на соболью шкурку…»

В других странах над «русскими мехами» никто не смеялся. Так в 1635 году царь Михаил Фёдорович отправил персидскому шаху роскошный подарок — живых соболей в золочёных клетках. Именно мех соболя считался наиболее редким и ценным. По многим причинам.

Во-первых, он действительно очень густой, мягкий и красивый, а также способен легко укладываться — в каком направлении его не гладь. Во-вторых, Россия быстро стала в этой сфере монополисткой, ведь почти весь ареал соболя находится на территории тайги (за пределами России зверёк встречается лишь в Монголии да на севере Китая и Кореи).

Мех соболя оценивают, прежде всего, по цвету — чем он темнее, тем лучше (помните русскую поговорку: «Грудь лебедина, походка павлина, очи сокольи, брови собольи»?). Поэтому самую дорогую шкурку носит баргузинский соболь, обитающий в Прибайкалье и имеющий угольно-шоколадную окраску. Снять соболиную шкурку скорняки всегда стремились по максимуму — вместе с лапками.

Позволить себе шубку, целиком пошитую из соболей, в старину мало кто мог (да она и сегодня стоит что-то около 60 тыс. долларов). Обычно мехом украшали воротники, рукава, полы одежды и шляпы. Король Генрих VIII даже издал постановление, согласно которому соболей имел право носить лишь тот, чей статус не ниже виконта. Многие полагают, что и знаменитые башмачки Золушки из сказки Перро изначально были именно соболиные, а вовсе не хрустальные. Просто со временем слово «vair» («мех для оторочки») по принципу испорченного телефона превратилось в «verre» («стекло»).

В 1640−50-е годы пушной промысел в России составлял 20% государственного бюджета. Не мудрено, что соболь довольно быстро оказался под угрозой исчезновения. Так к концу XVII века — буквально за 50 лет — ежегодная добыча соболиных шкурок сократилась со 145 до 42 тысяч шкурок. Серьёзно озаботились охраной этого зверька лишь при советской власти. Так в 1935 году на 5 лет полностью запретили охоту на соболя, а потом его отстрел строго контролировался. Все эти меры привели к тому, что к 1960-м годам зверёк размножился настолько, что можно было возобновить его промысел на уровне XVII века.

В общих чертах куницы и соболи весьма похожи — как по внешнему виду, так и по повадкам (соболь несколько коренастее и кототкохвостее). Кстати, аналогом соболя в Северной Америке служит американская куница, хотя её мех всё-таки не так мягок и красив.

Как и многие куньи, соболи и куницы — проворные ловкие хищники. Благодаря советским мультфильмам, у меня с детства сложился образ куницы как настоящей лесной разбойницы, лихо скачущей по деревьям и третирующей несчастных белок. Куницы и соболи действительно хорошие древолазы и опасные враги белок. Однако охотятся они чаще всего на земле (зимой — в толще снега), преследуя грызунов. Кроме того каменные куницы приспособились жить вблизи человека и периодически грабить курятники.

Самая крупная разновидность куниц — харза — первоначально обитала в тропиках Индокитая, а затем через Китай и Корею добралась до Приамурья. Она достигает в длину 80 см и вполне способна завалить кабаргу, поросёнка или оленёнка.

Ещё более серьёзный хищник — росомаха, которая благодаря своим размерам, грузности и косолапости чуточку смахивает на медведя. В длину она достигает 105 см и весит до 20 кг. Шерсть у неё грубая, лохматая, тёмно-бурая (с двумя светлыми полосами по бокам), лапы широченные (в ширину больше, чем в длину), когти большие и крючковатые, а нрав свирепый (главного героя киноэпопеи «Люди X» не зря прозвали Росомахой).

О. Теннер «Медведи и другие хищные звери»:
«В национальном аляскинском парке Маунт-Маккинли наблюдатели видели, как росомаха загрызла барана, весившего в три с лишним раза больше нее, и тащила тушу более двух километров по крутым заснеженным склонам и через реку, прежде чем отыскала подходящее место, чтобы пообедать».

Как видите, это очень сильный и хитрый зверь, способный убить добычу крупнее себя — особенно, если та застряла в снегу (зимой у разлапистой росомахи действительно серьёзное преимущество). Обычно же бегает росомаха не очень быстро, поэтому предпочитает брать жертву измором. Или вовсе отыскать падаль, обокрасть охотничьи капканы и даже… отбить добычу у волков или рыси. За неприхотливость в еде и хороший аппетит росомахе дали латинское название «Gulo», что значит «обжора».

Александр Черкасов «Записки охотника Восточной Сибири»:
«…она, будучи окружена собаками и не видя спасения, испускает такое зловоние, что собаки тотчас отскакивают от нее. Здешние промышленники говорят, что «она, проклятая, туманит взор, так что собаки после того худо видят и теряют ее из глаз», а некоторые даже утверждают, что если собака попадет под самую струю зловония, то впоследствии теряет остроту чутья; вот почему здешние промышленники хороших собак не травят на росомах. Зверовщики даже говорят, что зловоние ее так сильно, «что от него индо снег лощится и жалтеет».

…Росомаха чрезвычайно пакостлива и любит попользоваться чужим добром, как-то: посещает пасти, ямы и другие ловушки зверопромышленников, крадет попавшуюся добычу и уносит; если же она ей не под силу, как здесь говорят, то пожирает тут же на месте.

…Здешние инородцы чрезвычайно не любят и обижаются, если их в шутку или в сердцах назовут росомахой. «Сам ты росомака, — говорят они, — а мой не росомака; это кудой, шибко кудой, сама последний зверь»".

Росомаха вполне бы могла претендовать на звание самого крупного представителя семейства куньих, если бы не выдры. Но о выдрах — в следующей статье.

Обновлено 25.10.2015
Статья размещена на сайте 19.10.2015

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: