Борис Рохленко Грандмастер

Кто ваш следователь? (Кое-что о рефлексе следования)

В фильме «Кавказская пленница» есть такой эпизод. Автомобиль скорой помощи стоит на дороге: не заводится. Осел с седоком останавливается около машины и тоже не хочет двигаться. Все усилия водителя и седока ни к чему не приводят: ни удары по капоту и по морде, ни подталкивание сзади осла и автомобиля…

Вдруг появляется девушка. Когда она проходит мимо замерших транспортных средств, осел проявляет некоторую активность и начинает двигаться вслед за ней. Потом ни с того, ни с сего заводится автомобиль… Все приходит в движение!

Что это — шутка режиссера? Удачная находка?

Очень может быть, что режиссер фильма Леонид Гайдай подсмотрел такое явление в жизни. Известно, что едва вылупившийся из яйца и чуть обсохший утенок следует за мамой-уткой к воде. Щенок побежит за любым движущимся человеком. Выведенный в инкубаторе журавль движется за ногами сотрудника зоопарка

Это примеры рефлекса следования, иллюстрирующие его полезность для выживания особи.

Рефлекс следования также называют «импринтинг» (запечатлевание).
Рефлекс следования — проявление связи с объектом внешней среды, предъявленным новорожденному живому организму в первые часы жизни. Другими словами, кто первый появился в поле зрения — за тем и идет новорожденный (если он уже видит!). Для тех, кто рождается слепым, этот рефлекс проявляется после прозрения.

У эпизода, приведенного в начале статьи, есть продолжение.

Шурик (Александр Демьяненко) на осле, перед ним по дороге идет героиня Нина (Наталья Варлей). Нина оглядывается. Ей не нравится, что за ней неотступно идет осел, она резко сбегает с дороги в заросли кустарника. Осел следует за Ниной, продираясь сквозь кусты, которые буквально стаскивают Шурика с седла.

Наконец, все выбираются на дорогу. Шурик просит: «Вы можете идти только по шоссе?» Нина отвечает: «А почему?» Шурик: «А он за вами идет.» Нина: «Он?»
Шурик: «Да!»

Или еще. Иду с 17-летним сыном по делам. Впереди — девица в миниюбке (или в максипоясе — как вам будет угодно), на высоченной шпильке. Сын немного прибавил шагу (девушка как бы удалялась от нас), затем еще — и пошел за ней! Заметьте, совсем не в том направлении, куда нам надо было! Пришлось его вернуть к действительности — я его окликнул: «Ты куда направился?»

Что здесь — магнетизм, любопытство, нескромное обаяние колеблющегося впереди объекта? Или нечто совсем другое?

Сложно сказать точно, что было с ослом и сыном, но как мне кажется, поведение и того, и другого может служить иллюстрацией к «рефлексу следования».

Про идущего за ведущим можно сказать, что он следующий, следователь — он идет вслед, следом. По крайней мере так назвала себя моя жена: «Я твой следователь. В том смысле, что я всегда следую за тобой».

А у вас в семье кто «следователь»?

P. S. Рефлекс следования в некоторых случаях приводит к трагическим последствиям.
«Группа дельфинов, состоящая из 49 животных, на протяжении четырех дней несколько раз оказывалась на отмели. Операция по спасению китов крайне затруднялась тем, что отбуксированные в море животные вновь выбрасывались на берег. Все стадо удалось вернуть только после того, как далеко в море были отбуксированы два крупных животных, видимо, лидеров стада. После этого остальные дельфины прекратили попытки выбрасываться на берег, и стадо объединилось».

P. P. S. Не думаю, что в семье рефлекс следования может привести к столь печальным последствиям.

Обновлено 25.10.2007
Статья размещена на сайте 20.09.2007

Комментарии (24):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: