Павел Морозов Профессионал

Стоит ли кота называть Мерзавцем и как устроить его личную жизнь?

— Ну что, сводил кота к ветеринару?
 — Сводил.
 — И что, он у тебя теперь в марте не кричит?
 — Кричит! Кричит: «Где? Где они? Где?»

Моя жена была кошко-фаном, то бишь до безумия обожала кошек и все, что с ними связано. Вся наша квартира была увешана рисунками и фотографиями кошачьих существ. Поэтому не удивительно, что в один из вечеров она принесла мяукающий черный комочек с белыми носочками на передних лапках.

«Такой милый, правда?» — проворковала жена и на весь вечер ушла в заботы о новом члене семьи. Я бы, естественно, предпочел, чтоб она сказала именно мне: «Ты такой милый… Правда» и ушла на весь вечер в заботы обо мне, совсем еще не старом члене семьи. Но, увы…

На утро жена объявила, что мяукающий комок она назовет Мерзавчиком. На движение моей удивленной брови она пояснила, что котенок — сын дворового хулигана Обормота, поэтому все естественно. «Мерзавчик, так Мерзавчик», — вздохнул я и окончательно понял, что с котенком, судя по поведению жены, придется считаться.

Мерзавчик рос очень активным и своенравным. Вместе с ним росло и напряжение в моей семье. Ни жена, ни я не заметили, как Мерзавчик превратился в полноценного Мерзавца, и первоначальное умиление жены несколько поутихло. А что тут удивительного? Мало того, что котенок категорически не желал пользоваться специальным ящиком с песком или выходить на улицу, он рос домашним тираном: грыз туфли, рвал когтями вещи в шкафу и совершал множество других мелких пакостей, как бы подтверждая качественную суть своего имени. Но жена моя, видимо, слишком любила кошек и многое им прощала.

Когда котенку исполнилось шесть месяцев, он полюбил ловить мух, сидя у открытого окна. Этого ему показалось мало, и он переместился на внешний оцинкованный подоконник. Попытки вернуть его внутрь квартиры оказались безрезультатными: он шипел, отбивался когтями и норовил укусить мою руку. «Ну и черт с тобой», — подумал я и занялся своими делами. Кот на подоконнике перестал меня интересовать.

В одно из воскресений я ковырялся по дому и изредка поглядывал на Мерзавца (четвертый этаж все-таки), а тот с увлечением пытался сбить лапой планирующе-пикирующих вокруг него насекомых. Очередной мой взгляд застал ужасающую картину: кот сбил-таки жирную зеленую муху и она кубарем полетела вниз. Недолго думая, вслед за ней с победным мявком ринулся Мерзавец. Я бросился на улицу спасать останки страдальца.

У подъезда в это время четверо мужиков, сидя на лавочке, играли в домино. Когда рядом с ними рухнул орущий кот с нераскрывшимся парашютом, они, узнав в животине Мерзавчика, сделали вывод, что хозяин, я, то есть, излишне крут характером. Мужики встретили меня осуждающими взглядами, а один обронил: «Ты полегче бы с ним — животное же…».

Я промолчал, сгреб кота в охапку и потащил его к ветеринару. Тот осмотрел распластанные в стороны лапы и глаза, ловко ощупал суставы жертвы полета и заявил, что повреждений нет. Лапы доктор сдвинул вместе, а вот глаза сдвигать не стал, сказал, что это временное косоглазие, вызванное состоянием аффекта. «Само пройдет», — сказал доктор и, как показало время, не ошибся.

Окончательно повзрослев, все еще косоглазый Мерзавец заимел привычку вечером вздираться на шкаф по занавескам, а ночью с удовольствием прыгать на нас с женой, спящих. Под наши напугано-матерные вопли он забивался под диван и с помятой шваброй физиономией мерзко мяукал до утра, дожидаясь, пока мы уйдем на работу. Мяукал он теперь круглосуточно, и только через неделю мы поняли, что у него пришло время «любить».

В то время кастрировать котов было не принято, да и жену, как я понял, кастрат не устроил бы, он потерял бы половину своего кошачьего обаяния. Любить, так любить — не он первый, не он последний сходил с ума по весне. Но как это сделать в нашем случае? Ведь Мерзавец категорически не желал выходить на улицу — внешняя среда дико пугала кота, и попытки выгулять его всегда заканчивались паническими воплями и вздиранием на голову хозяина, меня, то бишь.

Но в очередную бессонную ночь я не выдержал мартовских рулад, перелез через безмятежно спящую жену, загнал Мерзавца в хозяйственную сумку и вышел во двор на поиски кошки, которая окажется благосклонной к нашему домашнему тирану.

Кот мгновенно почуял сквозь звуки и запахи ночной улицы кошачьи ароматы и рискнул высунуть голову из сумки. Так мы ходили по двору больше часа и, наконец, набрели на бесхозную кошку. Мерзавец заприметил ее и тут же выпрыгнул из сумки. Теперь улица совсем не пугала его — цель была наркотически притягательна.

Кошка, видимо, не желая иметь меня в свидетелях, грациозно направилась в плохо освещенную часть двора. Вслед за ней похотливо затрусил косоглазый донжуан, и не успел я опомниться, как оба они скрылись в огромной куче свежевырубленных акациевых веток. И вот тут я понял, как сглупил: любовь — любовью, но как извлечь брачующихся из колючего укрытия по окончании «лав стори»?

Прождав почти полчаса и заметив, что дело близится к утру, я не выдержал и стал звать домашнее чадо, швыряя в колючую кучу булыжники. Через некоторое время я услышал тихие человеческие голоса и понял, что женщины, ходящие на работу в утреннюю смену через наш двор, изменили маршрут и пошли в обход.

Я их понимал: мало приятного проходить ранним утром мимо огромного лысого мужика, швыряющего кирпичами по куче древесного хлама и орущего нежно-истерическим шепотом: «Мерзавец! Мерзавчик!.. Мерзавушка!.. Мать твою! Скотина проклятая! Выйдешь ты или нет?! Сучье племя!».

Но в конце концов, то ли в результате моей кирпичной агрессии, то ли естественным образом, из кучи выскользнула кошка, а потом появился Мерзавец. Я, признаюсь, не узнал своего кота: от косоглазия его не осталось и следа, а во взгляде читалось: «Баста! На сегодня девочек достаточно. Домой и спать!». Кот вскарабкался по моим штанам и скрылся в утробе спортивной сумки. Мне показалось, что я ясно услыхал тихий самодовольный храп.

…Когда я вошел в квартиру, жена с тихим бешенством выдавила из себя: «Где Мерзавец? Где ты шлялся всю ночь?». Видит бог, я делал все, что мог, всю ночь, и на остатке сил тихо промямлил: «На сегодня девочек достаточно. Домой и спать!».

…Надо признать, что брак наш все-таки продержался еще несколько лет, а что касается кошек, то я их, в принципе, люблю, но предпочитаю любоваться ними либо в гостях, либо по телевизору.

Вам же, уважаемые друзья, желаю встречать на жизненном пути только адекватных и цивилизованных кошек!

Обновлено 21.10.2007
Статья размещена на сайте 7.10.2007

Комментарии (44):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: