Александра Сергиенко Подготовка материала: Профессионал

Можно ли изобрести «шапку-невидимку», или Как сказку сделать былью

Давно уже осуществлены многие заманчивые мечты древности; немало сказочных чудес сделалось достоянием науки… Но нельзя ли изобрести и «шапку-невидимку», т. е., найти средство сделать себя абсолютно невидимым?

Тот, кто читал роман английского писателя Уэллса «Человек-невидимка», помнит, что, по мнению автора, такая возможность вполне осуществима. Главный герой романа утверждает: «Всякая прозрачная вещь становится невидимой, если ее поместить в среду с одинаковым с нею показателем преломления. Достаточно подумать самую малость, чтобы убедиться, что стекло можно сделать невидимым и в воздухе: надо устроить так, чтобы его показатель преломления равнялся показателю преломления воздуха, потому что тогда, переходя от стекла к воздуху, свет не будет ни отражаться, ни преломляться вовсе».

Вы можете возразить, что человек — совсем не стекло! На что герой романа вам ответит: «Бумага, например, состоит из прозрачных волоконец, она бела и непроницаема потому же, почему бел и непроницаем стеклянный порошок, преломляющий и отражающий свет каждой крупинкой. Намаслите белую бумагу, наполните маслом промежутки между волоконцами так, чтобы преломление и отражение света происходили только на поверхностях, — и бумага станет прозрачной, как стекло. И не только бумага, но и волокна полотна, волокна шерсти, волокна дерева, наши кости, мускулы, волосы, ногти и нервы! Словом, весь состав человека, кроме красного вещества в его крови и темного пигмента волос, — все состоит из прозрачной бесцветной ткани; вот так немногое делает нас видимыми друг другу!»

Что же, герой романа Уэллса изобрел способ делать прозрачными все ткани человеческого организма, и даже его красящие вещества, и применил свое открытие к собственному телу, став неуловимым и могущественным…

Спустя десять лет после того, как английский романист написал своего «Невидимку», немецкий анатом проф. В. Шпальтегольц осуществил его идею на практике, — правда, не для живых организмов, а для мертвых препаратов. Можно видеть теперь эти прозрачные препараты частей тела, даже целых животных, во многих музеях. Способ приготовления прозрачных препаратов, разработанных (в 1911 г.) проф. В. Шпальтегольцем, состоит вкратце в том, что после известной обработки — беления и промывания — препарат пропитывается метиловым эфиром салициловой кислоты (это бесцветная жидкость, обладающая сильным лучепреломлением). Приготовленный таким образом препарат крысы, рыбы, разных частей человеческого тела и т. п. погружают в сосуд, наполненный той же жидкостью.

При этом, разумеется, не стремятся достичь полной прозрачности препаратов, так как в этом случае они стали бы совершенно невидимыми, а потому и бесполезными для анатома. Но при желании можно было бы достичь и этого. Конечно, отсюда еще далеко до осуществления уэллсовой утопии о живом человеке, прозрачном настолько, что он совершенно невидим. Далеко, во-первых, потому, что надо найти способ пропитать просветляющей жидкостью ткани живого организма, не нарушая его отправлений. Во-вторых, препараты проф. В. Шпальтегольца только прозрачны, но не невидимы; ткани этих препаратов могут быть невидимы лишь до тех пор, пока они погружены в сосуд с жидкостью соответствующей преломляемости. Они будут невидимы в воздухе только тогда, когда показатель преломления будет равняться показателю преломления воздуха, а как этого достичь, никто еще не знает. Но, допустим, что удастся со временем добиться того и другого, а следовательно, осуществить мечту английского романиста. Однако есть одно «но»…

Вот маленькое обстоятельство, которое упустил остроумный автор «Невидимки». Это вопрос о том, может ли невидимый видеть. Если бы Уэллс задал себе этот вопрос прежде, чем написать роман, история человека-невидимки никогда не была бы написана… В самом деле, в этом пункте разрушается вся иллюзия могущества невидимого человека. Невидимый должен быть слеп! Отчего герой романа невидим? Оттого, что все части его тела — в том числе, и глаза — сделались прозрачными, и при том, показатель их преломления равен показателю преломления воздуха.

Вспомним, в чем состоит роль глаза: его хрусталик, стекловидная влага и другие части преломляют лучи света так, что на сетчатой оболочке получается изображение внешних предметов. Но если преломляемость глаза и воздуха одинакова, то тем самым устраняется единственная причина, вызывающая преломление: переходя из одной среды в другую равной преломляемости, лучи не меняют своего направления, а потому и не могут собираться в одну точку. Лучи будут проходить через глаза невидимого человека совершенно беспрепятственно, не преломляясь и не задерживаясь в них, ввиду отсутствия пигмента, следовательно, они не могут вызвать в его сознании никакого образа.

Итак, невидимый человек не может ничего видеть. Все его преимущества оказываются для него бесполезными. Так что в поисках «шапки-невидимки» нет смысла идти по пути, указываемому Уэллсом, так как даже при полном успехе, он не может привести к цели — безмерному могуществу невидимого человека. Ну, а нам ничего не остается, как продолжать мечтать и выдумывать новые чудеса, ведь, согласитесь, без них мир был бы не таким интересным!

Статья опубликована в выпуске 19.04.2007

Комментарии (8):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: