Юрий Москаленко Грандмастер

Кто из поэтов был награжден пятью орденами Ленина?

3 ноября — один из самых замечательных дней в русской и советской поэзии. Зачин сделал, как водится, Александр Сергеевич Пушкин, когда в 1829 году, царапая своим гусиным пером бумагу, а местами разрывая ее в клочья, писал, вдохновленный идеалистической картиной за окном:

Мороз и солнце; день чудесный!
Еще ты дремлешь, друг прелестный —
Пора, красавица, проснись…

Красавица проснулась. И не одна! Правда, далеко не сразу. А только в 1882 году, 125 лет назад, когда в деревне Акинчицы (ныне в черте г. Столбцы) Минской области, в семье Михаила Мицкевича на свет появился мальчик, которого нарекли Константином. Белорусы знают, а для всех остальных поясню: этому парню, взявшему гораздо позже литературный псевдоним Якуб Колас, суждено было стать народным поэтом Белоруссии.

Спустя ровно 5 лет «проснулась» еще одна красавица — в Воронеже, в семье небогатого еврея Якова Маршака родился другой мальчик, которого нарекли Сёмой, или Самуилом. На его стихах выросли практически все советские дети, да и на постсоветском пространстве мамы часто знакомят своих малышей с поэзией, чаще всего «Сказкой о глупом мышонке». Мне лично больше нравятся переводы Маршаком моего любимого Роберта Бернса.

Но и на этом мощная энергетика пушкинского «Зимнего утра» не утихомирилась. Спустя 7 лет, 3 ноября 1895 года, в Одессе в религиозной еврейской семье пришел в мир будущий поэт Эдуард Багрицкий (Дзюбин). И завершил этот круг Александр Решетов, поэт, появившийся на свет 3 ноября 1909 года в Псковской губернии.

Извините за каламбур, но настоящий колос талантливых людей!

Однако вернемся к самому старшему — Константину Мицкевичу. Сейчас в это трудно поверить, но народным поэтом Белоруссии этот мастер пера стал более 80 лет назад — в 1926 году! Причем, он не раз признавался в ответ на дружеские подначки друзей, мол, зачем фамилию сменил: «Белоруссия и Польша, как Боливар не выдержат второго Мицкевича!».

А начиналось все обыденно просто. После окончания Несвижской учительской семинарии 20-летний Константин отправился учительствовать в Полесье. Этот прекрасный край не только вызывал у молодого учителя желание как можно красивее запечатлеть свои мысли на бумаге, но и заставил задуматься над тем, как сделать жизнь простого народа лучше, избавив его от жестокой эксплуатации. Надо было что-то предпринимать, об этом много говорилось на нелегальном учительском съезде, который полиция «накрыла» четко и оперативно. Наиболее активные участники, в числе которых был и Мицкевич, подверглись аресту, но молодого учителя откровенно пожалели и в тюрьму не посадили, а только запретили работать в школе, дав условный срок.

Он превратился в реальный уже через два года, в 1908 году, когда Мицкевича все-таки упекли на три года в минский острог. Попутно докопавшись, что у него есть довольно пухлая тетрадка со стихами. А называлась она ни много ни мало: «Наша сяло, людзi i што робiцца в сяле?». В переводе на украинский это звучит примерно так: «Що робиться громадяне?».

За время заключения Мицкевича под стражей его друзья, оставшиеся на свободе, выпустили первый сборник поэта — «Песни-жальбы». Перевод тоже, думаю, не нужен, речь идет о жалобах на беспросветную жизнь. А дальше — пошло-поехало. За первым сборником появился второй, третий. Если говорить в двух словах, то Якуб Колас вполне сопоставим с Тарасом Григорьевичем Шевченко. Правда, нынешнему современному человеку обоих поэтов прочувствовать не так-то просто, все мы выросли в мире, где не было ни помещиков, ни капиталистов, и каждый из нас был приучен к тому, что «Человек — кузнец своего счастья», а если кто-то мешает, то молот, извините, в руках…

Очень образно об этом выразился другой сегодняшний именинник — Самуил Маршак:

Бьемся мы здорово,
Рубим отчаянно, —
Внуки Суворова,
Дети Чапаева.

Но наследник Суворова и Чапаева не был так обласкан властями, как народный поэт Белоруссии. И хотя Якуб Колас не сражался с белогвардейцами на полях гражданской войны (он учительствовал, скрывая то, что является офицером царской армии), да и в Великую Отечественную войну был далеко от родной Белоруссии, но это не мешало сначала Сталину, а потом и его «сменщикам» щедро награждать поэта самыми высокими правительственными наградами. Только за три послевоенных года он получил две Государственные премии СССР (в 1946 и 1948 годах), а его парадный пиджак украшали сразу 7 орденов, в том числе 5 орденов Ленина! Думаю, и среди полководцев Великой Отечественной войны найдется очень немного пятикратных кавалеров высшего советского ордена. Звездочка Героя Советского Союза считалась медалью…

В Минске мне приходится бывать часто, могу засвидетельствовать — площадь Якуба Коласа — одно из самых красивейших мест белорусской столицы. Несколько раз мне доводилось побывать и в государственном литературном музее им. Якуба Коласа. Но не могу сказать, что абсолютно все стихи его мне нравятся, даже учитывая то, что на белорусском читаю без особых усилий. И все-таки пора нашим белорусским братьям рассказать чуть больше о своем народном поэте, которого не стало чуть более полувека назад, 13 августа 1956 года…

А поэзия осталась. И о ней хочется знать больше… ]

Обновлено 23.10.2007
Статья размещена на сайте 23.10.2007

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: