Владимир Рогоза Грандмастер

Хаос в Ватикане. А при чем тут Айвазовский?

Море с детства вошло в жизнь Ованеса Гайвазовского, родившегося в Феодосии в семье небогатого армянского торговца. Оно всегда манило мальчика, завораживало бескрайней ширью и неразгаданными тайнами, буйными переливами красок и вечным движением. Но беззаботное детство с ловлей бычков и купанием до посинения быстро кончилось. Уже в десять лет нужда заставила Ованеса пойти работать в кофейню. Тяжелый каждодневный труд без скидок на возраст закалил будущего живописца, воспитал в нем упорство и целеустремленность. С волнением слушал мальчик рассказы собиравшихся в кофейни моряков о дальних странах, морских сражениях и океанских штормах. Моряки привечали Ованеса. Им нравилось, что он за несколько минут может нарисовать на клочке бумаги любой корабль и не ошибиться даже в мельчайших деталях такелажа. У молодого художника появились первые заказчики, украшавшие его рисунками свои матросские сундучки.

Айвазовский в молодости В кофейне встретил Ованес человека, который круто изменил его жизнь. Архитектор Кох, разглядевший в юном художнике будущего мастера, забрал его из кофейни и стал учить рисованию. С его помощью Иван, так стали звать художника, перебирается в Симферополь, где получает первые уроки живописи. Богатые меценаты, а их всегда хватало в России, посылают его рисунки в Петербург в Академию художеств. Впоследствии живописец не раз говорил, что самым счастливым стал для него день, когда ему сообщили о приеме в академию на казенный пансион.

Гайвазовскому повезло: в пропитанной духом классицизма Академии он попал в класс к профессору М. Воробьеву — прекрасному пейзажисту, знатоку природы, умеющему удивительно тонко и лирично писать водные просторы. Занятия в академических классах много дали молодому художнику. Но он стремился не только овладеть техникой живописи, но и досконально изучить морскую стихию, суровую и опасную жизнь моряков. Еще учась в академии, он на боевых кораблях выходит в походы по Черному и Балтийскому морям, участвует в трех десантных операциях у берегов Кавказа. Судьба сводит его с выдающимися русскими флотоводцами: М. Лазаревым, П. Нахимовым, В. Корниловым, В. Истоминым, теплые чувства к которым он пронесет через всю жизнь.

Хаос. Сотворение мира Впечатления от увиденного переполняют художника. Айвазовский (так он стал подписывать свои полотна) создает цикл картин, воспевающих красоту и величие моря. Картины получили высокую оценку совета Академии. Большая золотая медаль, полученная за три пейзажа с морскими видами, позволили ему уехать в пенсионерскую командировку за рубеж для изучения классики.

Айвазовский посещает Рим, Неаполь, Флоренцию, с волнением вглядывается в картины старых мастеров, много пишет сам. Его полотна, выставленные на римской выставке, привлекли к себе всеобщее внимание. Папа римский Григорий XVI приобретает для картинной галереи Ватикана картину «Хаос». Гоголь шутил по этому поводу: «Пришел ты, меленький человек с берегов Невы в Рим и сразу поднял Хаос в Ватикане».

К мастеру приходит европейское признание, отзвуки которого доходят до далекой России. В 1841 году «Художественная газета» писала: «В Риме и Неаполе все говорят о картинах Айвазовского. В Неаполе так полюбили нашего художника, что дом его целый день наполнен посетителями. Вельможи, поэты, ученые, художники и туристы поочередно ласкают его, угощают и, воспевая в стихах, признают в нем гения».

Художника восторженно принимают в европейских столицах. Он первым из русских живописцев выставил свои картины на выставках в Лувре и был удостоен золотой медали. Амстердамская Академия художеств избирает его своим членом.

В 1844 году увенчанный европейской славой художник возвращается в Петербург. Его причисляют к Главному морскому штабу в звании «первого живописца», Академия художеств принимает его в свои члены. Художника буквально «засыпают» заказами. Но обстановка светского Петербурга тяготит художника, ему не хватает простора, южного моря и соленого ветра. Айвазовский покидает столицу и поселяется в Феодосии. Здесь мастер начинает работу над большим циклом картин, посвященных Российскому военному флоту. На полотнах живописца оживают героические подвиги русских моряков: «Чесменский бой», «Наваринский бой», «Бриг „Меркурий“ после победы над двумя турецкими судами».

Бриг "Меркурий" ведет бой с двумя турецкими кораблями К подвигу экипажа брига «Меркурий» художник возвращался и в последующем, посвятив ему несколько картин. Очень уж невероятным был бой двадцатипушечного корабля с двумя линейными кораблями, превосходящими его по количеству орудий в десять раз. Только беспримерная отвага и прекрасная выучка экипажа, умелые и нестандартные действия капитана корабля А. Казарского позволили бригу с честью выйти из четырехчасового боя. С этим подвигом связан любопытный геральдический случай. Все офицеры брига получили на свои дворянские гербы изображения пистолета, так как перед началом боя заряженный пистолет был установлен в пороховом погребе, чтобы последние из оставшихся в живых взорвали корабль.

Наполеон на острове Святой Елены. 1897. Особое место в творчестве Айвазовского заняла оборона Севастополя в 1854—1855 годах. Художник неоднократно приезжал в осажденный город, прямо на позициях писал этюды, расспрашивал участников боев. В картинах «Синопский бой», «Гибель турецкого флота у Балаклавы», «Малахов курган» он стремился запечатлеть самые драматические и яркие страницы героической эпопеи.

Военно-морской теме художник был верен всю жизнь, но на большинстве его картин главным героем является море: штормовое или замершее в ожидании бури, с яркими солнечными бликами на искрящихся брызгами волнах или с золотистой лунной дорожкой, ведущей в неведомое.

За свою жизнь мастер написал более шести тысяч картин. А широко известной и, пожалуй, самой любимой зрителями стала одна — «Девятый вал». Громады волн вздымаются вокруг небольшого обломка мачты, на котором в отчаянной борьбе за жизнь несколько людей, потерпевших кораблекрушение. Их силы на исходе, но сквозь грозовые тучи пробивается первый луч солнца — луч надежды на окончание бури, на спасение. Еще неистовствует океан, но воля человека, его вера в спасение оказались сильнее стихии.

Мастер-маринист прожил прекрасную творческую жизнь, стал основателем русского романтического направления в морской пейзажной живописи, воспитал талантливых учеников, открыл в Феодосии школу живописи, был любим и почитаем народом. Даже смерть не разлучила его с морем. Бронзовый художник с палитрой и кистью в руках устремил взгляд в морскую даль. На пьедестале короткая надпись: «Феодосия Айвазовскому».

И сегодня, вглядываясь в картины Айвазовского, мы погружаемся в прекрасный и волнующий мир моря.

Обновлено 21.11.2007
Статья размещена на сайте 25.10.2007

Комментарии (36):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: