Юрий Москаленко Грандмастер

Помогал ли граф Дракула своему литературному отцу?

8 ноября 1847 года в Дублине в семье мелкого чиновника Стокера родился третий сын, которого нарекли Абрахамом. К ребенку с рождения относились без особого внимания, так как новая беременность явно не входила в планы г-жи Стокер. Но материнский инстинкт — один из самых сильных: голодным младенец не оставался. Хотя сытым он был, по сути, до тех пор, пока его не отняли от груди. А дальше приходилось голодать, причем старшие братья отнюдь не испытывали родственных чувств к младшему и, случалось, отбирали куски хлеба, предназначавшиеся Абрахаму.

Так что неудивительно, что Брэм (сокращенное имя от Абрахама) рос слабым ребенком. Более того, он до семи лет не мог вставать и ходить. Но привычка не ожидать милости ни от родителей, ни от братьев, сослужила мальчику неплохую службу. Чтобы меньше болеть, он всерьез занялся спортом, и к моменту его возмужания старшие братья по сравнению с широкоплечим высоким красавцем Брэмом смотрелись жалкими птенцами.

А красавчик Брэм был заводилой в футбольной команде, мог удачно выступить в забеге на длинные и короткие дистанции, одним словом, в перспективе мог спокойно заткнуть братьев за пояс, что, в конце концов и сделал. Вы что-нибудь слышали о братьях Стокерах? А Брэм прославился…

В те же годы Стокер увлекся театром. Причем настолько, что старался не пропускать ни одной постановки в Дублинском театре. Вначале был просто зрителем, потом начал писать рецензии, которые с охотой покупали журналы и газеты. А переломным для начинающего литератора стал приезд английского актёра Генри Ирвинга в 1876 году. Стокер был настолько поражен его игрой, что был готов служить актеру в любом качестве. К счастью, Ирвинг тоже обратил внимание на восхищенного молодого человека, и спустя два года предложил ему должность директора-распорядителя театра «Лицеум» в Лондоне. Так Брэм оказался в Лондоне.

А дальше он вытянул, как ему самому казалось, счастливый билет. Стокер познакомился с одной из красивейших женщин не только Англии, но и, пожалуй, всей Европы — Флоренс Бэлком. После недолгих встреч красавица дала свое согласие на то, чтобы выйти замуж за Стокера. Казалось бы, счастливее человека не может быть. Но оказалось, что близкие отношения Флоренс интересовали меньше всего, и каждое ее согласие на выполнение супружеских обязанностей было для мужа величайшим праздником. Ситуацию несколько ухудшило то обстоятельство, что Флоренс совсем некстати забеременела. Во всем происшедшем она обвинила мужа, и хотя родила прелестного ребенка, но с тех пор муж стал у нее не в чести — в сексе она ему отказывала. Под любым предлогом, а чаще всего и без него.

Энергичный и полный жизни Брэм остался «без сладенького». Больше всего его раздражали слухи о том, что его женушка к другим мужчинам была гораздо более благосклонна, чем к собственному мужу. А что оставалось делать ему? Только отдать жену дяде, а самому искать расположения более сговорчивых представительниц прекрасного пола. Для директора театра плюс красавца мужчины в полном соку, это не составляло труда. Правда, и здесь не обошлось без невезения — одна из многочисленных подружек наградила Стокера сифилисом. И хотя нос у него не провалился, врачи порекомендовали Брэму сменить климат и больше времени проводить в горной местности. Так Стокер и оказался в Трансильвании…

Надо сказать, что к тому времени он уже расстался с Флоренс, и узнавал о похождениях бывшей супруги из вторых уст. Больше всего его задело то обстоятельство, что бывшая супруга завела шашни с Оскаром Уайльдом, и он даже предложил ей сочетаться законным браком. Но кто был Уайльд по сравнению со Стокером? Как минимум, хлюпик. Ведь Брэм в 1882 году совершил настоящий подвиг — во время прогулки по мосту через Темзу он увидел, как с моста сиганул в воду самоубийца. Брэм кинулся следом и, рискуя утонуть, все-таки вытащил несчастного. И хотя мужчину спасти не удалось, поступок Стокера оценили, наградив бронзовой медалью Королевского общества спасения утопающих. Мог ли на такой подвиг решиться Уайльд — вопрос вопросов…

Безусловно, связь бывшей супруги с известным писателем не могла не беспокоить Брэма. К тому же, в отличие от Оскара, к этому времени он не написал ничего путного, и романы ужасов, и детская литература не оставили никакого заметного следа на книжных полках. И тогда Брэм принимается за роман о графе Дракуле.

Восемь долгих лет трудился писатель над романом. Он путешествовал по Европе, жил в старинных замках, жадно прислушивался к различным легендам о вампирах. К тому же Стокер был близок к оккультной организации «Золотая заря», где собирались любители оккультных наук. Так что в консультантах у него никогда не было недостатка…

Роман вышел ровно 110 лет назад, в 1897 году. И был встречен восторженно. Во всяком случае, с тех пор во время празднования Хэллоуина граф Дракула — всенепременный персонаж. А вот следующие романы Стокера, с очень звучными названиями — «Тайна моря», «Драгоценность Семи Звезд» (в русском переводе — «Талисман мумии») (1903), «Леди в саване» (1909) — так и остались безвестными. Хотя, по сути, не много уступали трансильванскому графу. Как говорят футболисты, мало оказаться в чужой штрафной площадке, нужно еще умудриться появиться в нужной точке в нужное время.

Застарелый и плохо вылеченный сифилис свел Стокера в могилу 20 апреля 1912 года. Природа расцветала в то время, как Брэм угасал. И граф ничем не смог помочь своему литературному отцу… ]

Обновлено 5.03.2015
Статья размещена на сайте 25.10.2007

Комментарии (8):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: