Герменевтик Беотийский Профессионал

Как Лоренцо Медичи был Великолепным?

Лоренцо Медичи, прозванный Великолепным, — значительнейшая личность в истории мировой культуры. Но прежде чем говорить об этом человеке, скажу немного о его времени.

Джорджо Вазари, «Портрет Лоренцо Медичи Великолепного» (фрагмент), 1530-е гг. Фото: artchive.ru

Кватроченто (1400-е годы) — уникальный период в жизни уникального города, города-государства, республики Флоренция. Но и закономерный, предопределенный веками предшествующего развития. Небольшой по размерам город с древней историей, населенный энергичными, мыслящими людьми, которые ценили свободу и независимость. Ремесла, торговля, банковское дело, искусства расцветали в «Цветущей» (так переводится с латинского название города). Расцветала и сама Флоренция — здесь работали замечательные архитекторы и скульпторы, художники и поэты.

Потому и оказалось здесь закономерным пришествие гуманизма. В чем суть жизни — задавали себе вопрос гуманисты, флорентинцы треченто — XIV века. И отвечали: суть — в человеке. Главное — человек. Мыслящий, нравственный, активный. Жизнь познается через изучение человека, его духовной и, одновременно, телесной природы. И постигаться смысл жизни должен не верой, а разумом, основывающимся на опыте.

Гуманистическое мировоззрение именно во Флоренции достигло подлинного расцвета. Квинтэссенцией кватроченто можно считать слова Пико делла Мирандола:

«Человек — великое чудо… Бог не создал человека ни небесным, ни земным, ни смертным, ни бессмертным, для того чтобы человек сам сделался творцом собственной формы и чтобы он мог, согласно своей воле и своему выбору, или вырождаться в низшее и грубое существо, или возродиться в существо божественное».

Вот в это самое время, как раз в середине века, 1 января 1449 года, и родился Лоренцо ди Пьеро де Медичи. Тот, которого современники именовали Великолепным. Что называется, типичный титан Возрождения — его жизнь была полнокровна, противоречива, с избытком и радостей, и горестей… Родился — чтобы эту жизнь прожить за сорок три года… Чтоб смыслом был наполнен каждый день из отпущенных судьбой:

…Помни, кто во цвете лет,
Юн не будешь бесконечно.
Нравится — живи беспечно,
В день грядущий веры нет.
Ждать до завтра заблужденье,
Не лишай себя отрад:
Днесь изведать наслажденье
Торопись и стар, и млад.
Пусть, лаская слух и взгляд,
Праздник длится бесконечно.
Нравится — живи беспечно;
В день грядущий веры нет…

Медичи были известнейшим банкирским домом. Как финансисты они состоялись еще в XIV веке, нажили изрядные деньги и авторитет. Флоренция уважала мудрого правителя Козимо Медичи, умершего, когда его внуку Лоренцо было 16 лет. Спустя четыре года горожане первым, приором выбрали этого юношу, к тому времени уже показавшего себя разумным и смелым политиком. Что было важно именно для Флоренции — юный правитель города отличался высокой образованностью, был интеллектуалом, следовал семейной традиции в любви к искусствам. Не обладая внешней привлекательностью, особенно в сравнении со своим младшим братом, он отличался особым обаянием.

«На свете нет ничего более достойного, чем превосходить других в щедрости», — так, по легенде, еще подростком сказал по какому-то частному случаю Лоренцо Медичи. Сказал ли на самом деле — не так уж важно. Важно, что такому принципу он следовал всю жизнь.

Мир, красота и благосостояние — обеспечить все это просили Лоренцо горожане; и все это они получили сполна. Главный специалист по политике, создатель образа идеального Государя Никколо Макиавелли, не склонный к сантиментам, написал о Лоренцо: «Никогда еще не только Флоренция, но и вся Италия не теряла гражданина, столь прославленного своей мудростью и столь горестно оплакиваемого своим Отечеством».

Он был умелым, дальновидным политиком. Гибким, изворотливым, готовым идти на компромиссы — и в итоге добивался своей цели. Шестнадцатилетним он побывал при дворах правителей Неаполя, Болоньи, Милана, Венеции. Тогда состоялось личное знакомство юного флорентинца с людьми, которые в то время вершили судьбы Италии и Европы в целом.

Он жестоко подавлял заговоры. Жертвой одного из заговоров стал его младший брат Джулиано, убитый на глазах раненого Лоренцо. Римский папа, будучи огорчен провалом заговора, отлучил от церкви и Лоренцо, и все правительство города, и Флоренцию в целом. В ответ флорентинцы отлучили папу. В эту тяжелую для Флоренции минуту, когда на Флоренцию войной пошли римский папа и король Неаполя, Лоренцо совершил смелый и рискованный шаг — он отправился в Неаполь на переговоры, которые и положили конец войне.

Еще Козимо, дед Лоренцо, основал во Флоренции библиотеку. Но сделал ее огромной — более десяти тысяч книг! — Лоренцо Великолепный. Это была первая в Европе публичная библиотека, сейчас она называется Лауренциано. Лоренцо же основал университет во Флоренции.

Лоренцо был любителем искусств в чисто возрожденческом стиле. Популярны тогда были Данте, Петрарка, Боккаччо — и сам Лоренцо стал поэтом (см. выше цитату). Он покровительствовал Микеланджело, Донателло, Боттичелли, Леонардо да Винчи. Лучшие работы лучших мастеров вошли в коллекции Лоренцо, которые впоследствии составили основу собрания галереи Уффици.

Как и его ближайшие друзья, Лоренцо был интеллектуалом. Он получил великолепное образование, знал греческий и латинский языки, изучал античность, в том числе труды античных философов. Для интеллектуальной верхушки не были праздностью философствование, любовь к мудрости и мудрствованию, интеллектуальное напряжение приносило чувственные наслаждения. Академия Кареджи, которую содержал Лоренцо, стала колыбелью неоплатонизма (как говорил незабвенный Козимо Медичи, «без платоновского учения никто не может быть ни хорошим гражданином, ни хорошим христианином») — с этой академией связаны имена Полициано, Фичино, Пико делла Мирандола…

Великолепный государь умирал 43-летним, в окружении своих друзей. А спустя несколько десятилетий Джорджио Вазари — по выражению П. Муратова («Образы Италии»), «ея [Флоренции кватроченто] верный летописец, но плохой художник», создает портрет Лоренцо.

Джорджо Вазари, «Портрет Лоренцо Медичи Великолепного», 1530-е гг.
Джорджо Вазари, «Портрет Лоренцо Медичи Великолепного», 1530-е гг.
Фото: artchive.ru

В этом портрете, как пишет П. Муратов, «странно воскресла еще раз гениальность старой Флоренции, создавая его [Вазари] нечуткими руками глубокое и прекрасное произведение».

Произведение действительно прекрасное. Худое лицо Великолепного флорентинца — это лицо человека уставшего, изможденного погоней за мгновением («Лови мгновенье!»). Об усталости говорит и поза, согбенность широких плеч, наклон головы. Но это именно усталость, а не пресыщенность разврата. В прошлом — и обретения, и потери, тем более горькие, что не уходят из памяти. Кисти рук с длинными пальцами — свидетельство натуры художественной, утонченной. В общем колорите картины выделяется красное пятно — кошелек, знак принадлежности к корпорации. Лицо обращено к предметам искусства, на вазе читается надпись «Сосуд всех добродетелей».

Рассматривая портрет, надо постоянно помнить, что он не прижизненный. Он не фиксация внешности человека. Вазари представил нам образ, воспоминание. Мечту, обращенную в прошлое. Или плач — о Лоренцо Великолепном и о «золотом веке», какой при этом государе пережила Флоренция…

Обновлено 30.10.2018
Статья размещена на сайте 1.12.2007

Комментарии (23):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: