Владимир Рогоза Грандмастер

Как дуэлянт граф Федор Толстой стал «Американцем»? Часть 2

О дуэлях Федора Толстого разговор особый. Сколько их было, он и сам не мог точно сказать. Но то, что на дуэлях он убил 11 человек — факт неопровержимый. Двенадцатым мог стать Пушкин, который, находясь на юге, а затем в ссылке в Михайловском, готовился к дуэли несколько лет, обмениваясь с Толстым колкими эпиграммами. Причем граф называл поэта «Чушкиным» и добавлял: «Примером ты рази, а не стихом пороки и вспомни, милый мой, что у тебя есть щеки». Первоначальным поводом к ссоре послужил распущенный графом слух, что Пушкина за какие-то провинности высекли в Тайной канцелярии (либо в полицейском участке). По другой версии — причиной стало письмо Толстого сослуживцу по Преображенскому полку князю А. А. Шаховскому, в котором он нелестно отзывался о поэте и его творчестве. Да так ли это теперь важно. А тогда казалось, что дуэль неизбежна.

На месте Дантеса мог оказаться Федор Толстой. (А.А. Наумов. Дуэль Пушкина с Дантесом) Приехав после ссылки в Москву, Александр Сергеевич сразу же отправил к графу секундантов. Толстого в старой столице не оказалось, а затем друзьям как-то удалось их примирить. Это был один из немногих случаев, когда Толстой пошел на примирение. Возможно, он щадил жизнь Пушкина, ставшего крупнейшим российским поэтом, или не хотел разрывать отношений с Вяземским, Жуковским, Баратынским, Давыдовым, которые бы смерть поэта ему не простили.

Интересно, два человека с взрывным темпераментом, Пушкин и Толстой, впоследствии даже подружились. Толстой ввел Пушкина в семью Гончаровых. Через него Пушкин сделал первое официальное предложение и получил неопределенный ответ от матери Наталии Николаевны. Свадьба все-таки состоялась, и в какой-то мере в это свою лепту внес и Федор Толстой.

Дуэли были для графа любимым, после карт, развлечением. Он специально провоцировал людей, распускал слухи, оскорблял только для того, чтобы добиться вызова или получить возможность вызвать на дуэль самому. Рассказывают (об этом писал Сергей Толстой, сын Льва Толстого), что один из друзей попросил Толстого быть секундантом на дуэли, которая назначена на 11 часов следующего утра. Но когда он заехал за графом утром, тот еще спал. Разбуженный Толстой обыденно заявил, что дуэли не будет, так как он уже успел оскорбить, принять вызов и убить противника своего друга. Зная нрав Толстого, можно предположить, что что-то подобное вполне могло произойти на самом деле.

Страстью Федора Толстого были карты. Играл он успешно, обычно выигрывал большие суммы, которые тратил на дружеские пирушки. Говаривали, что, не полагаясь на фортуну, он умело блефовал и шулерствовал, временами создавая этим новые поводы для дуэлей. Иногда он нарывался на таких же «профессионалов» и очень крупно проигрывался.

Стоит отметить, что благодаря прекрасной образованности, увлечению российской историей (граф собирал древние рукописные книги) и неординарности характера Толстой был близко знаком со многими известными литераторами и поэтами. Ему посвящал строки Вяземский. Грибоедов в «Горе от ума» писал:
«Ночной разбойник, дуэлист,
В Камчатку сослан был, вернулся алеутом
И крепко на руку нечист,
Да разве умный человек и может быть не плутом».

Граф узнал себя в этом описании, но не обиделся. По словам сына Сергея, Лев Толстой рассказывал, что Федор Толстой, встретив однажды Грибоедова, сказал ему:
 — Зачем ты обо мне написал, что я крепко на руку не чист? Подумают, что я взятки брал. Я взяток отродясь не брал.
 — Но ты же играешь нечисто, — заметил Грибоедов.
 — Только-то? — ответил Толстой. — Ну, ты так бы и написал.

П.Ф.Соколов. Портрет Сарры Федоровны Толстой Возможно, после такого разговора в рукопись «Горе от ума», которая принадлежала князю Ф. И. Шаховскому, сам Федор Толстой внес правки. Рядом со словами «В Камчатку сослан был» он пометил — «В Камчатку черт носил, ибо сослан никогда не был», а напротив строки «И крепко на руку не чист» он написал — «В картишках на руку не чист», после чего добавил: «Для верности портрета сия поправка необходима, чтобы не подумали, что ворует табакерки со стола».

Неординарная личность всегда интересует людей творческих. Поэтому чертами Толстого-Американца Пушкин «наградил» Зарецкого в «Евгении Онегине» и Сильвио в «Выстреле». Лев Толстой в рассказе «Два гусара» явно с него списывал образ графа Турбина, а в первых вариантах «Войны и мира» у Долохова в одной из реплик даже упоминалась обезьяна (помните — орангутанг на «Надежде»). У Тургенева Лучков в «Бретере» и Василий Лучинов в «Трех портретах» явно имеют отдельные черты Федора Толстого.

Могила графа Ф.И. Толстого на Ваганьковском кладбище в Москве В личной жизни Федор Толстой был чужд многих светских условностей. Он женился на цыганке Авдотье Максимовне Тугаевой, которая долгие годы была его любовницей. У него родилось 12 детей, из которых 11 умерли. Граф искренне считал, что смерть детей на его совести, как искупление за 11 человек, убитых им на дуэлях. Особенно он переживал смерть любимой старшей дочери Сарры, которая дожила до 17 лет и по свидетельству современников отличалась своеобразной красотой и умом.

К концу жизни Федор Толстой стал набожным, всячески стремился искупить грехи молодости. Скончался он в возрасте 64 лет и был похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище, на котором и ныне можно увидеть его могилу.

Граф Федор Иванович Толстой прожил бурную жизнь, но и для современников, и для нас так и остался «в мире нравственном загадкой», как сказал о нем Вяземский.

Обновлено 2.10.2009
Статья размещена на сайте 25.12.2007

Комментарии (13):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Неплохо, даже Чикагу зацепило.

    Оценка статьи: 5

  • Стихия Федора Толстого - карточная игра.

    Редко репродуцируемый автор Николай Петров. "Карточная игра"

  • Вот эту эпиграмму послал пушкин Американцу, когда узнал, что слухи о порке - дело его рук:
    В жизни мрчной и презренной
    Был он долго погружен
    Долго все концы Вселенной
    Осквернял развратом он.
    Но, исправясь понемногу,
    Он загладил свой позор.
    М теперь он - слава Богу
    Только лишь картежный вор

    И вот уже на эту эпиграмму Американец ответил своей, (а какой - не знаю, подскажите. пож.: вот это она и есть про щеки? Не похоже. Должна быть еще одна) и тогда уже Пушкин вызвал его, но не имел возможность покинуть место ссылки. Он 6 лет упражнялся, пристреривался. И вот вернувшись из ссылки в Москву он был уже готов к поединку.
    Спасибо за хорошую статью. 5. Мне всегда такие типажи нравились. Они добавляли соли и перцу в унылое общество. Какова фигура!
    А Пушкину не зря Ле Норман нагадала, что убит он будет блондином. Так что не было шанса у Американца застрелить Пушкина - он ждал своего Дантеса еще 10 лет после этого.

    • Толстой ответил Пушкину эпиграммой:
      "Сатиры нравственной язвительное жало
      С пасквильной клеветой не сходствует нимало.
      В восторге подлых чувств ты, Чушкин, то забыл,
      Презренным чту тебя, ничтожным сколько чтил.
      Примером ты рази, а не стихом пороки,
      И вспомни, милый друг, что у тебя есть щёки".


      После этого Пушкин в послании к Чаадаеву (1821 год) вставил четыре строчки, вдвое сжав свою прежнюю эпиграмму и лишь слегка перефразировав ее:
      "Что нужды было мне в торжественном суде
      Холопа знатного, невежды при звезде
      Или философа, который в прежни лета
      Развратом изумил четыре части света,
      Но, просветив себя, исправил свой позор,
      Отвыкнул от вина и стал картежный вор".


      Официально вызов на дуэль не состоялся. Сначала Толстого не было в Москве, а затем его сумели предотвратить общие друзья Толстого и Пушкина.

      • Теперь все стало на свои места. Спасибо. Скажите, Володя, есть ли какая литература про Американца, или может, кто из ШЖ подскажет, что серьезного почитать на эту тему. Только мне точные координаты нужны, чтобы книгу заказывать из Библиотеки конгресса - в Чикаго в библиотеках только Донцова-Маринина. И еще: раньше была газета Книжное обозрение. Есть ли что-то Он-Лайн вроде этого в России?

        • Есть книга Сергея Львовича Толстого (сын Льва Толстого). В книге есть дореволюционная библиография.

          Много разрозненных упоминаний в мемуарах и современных статьях. К статьям следует относиться осторожно, в них много выдумок и домыслов.