Юрий Москаленко Грандмастер

Кого Пушкин назвал другом «Марса, Вакха и Венеры»?

29 декабря 1787 года, 220 лет назад, в семье действительного статского советника Сергея Лунина родился сын, которого назвали Михаилом. Его мать, Феодосия Никитична Муравьева, умерла, когда мальчику исполнилось всего пять лет, в его памяти она навсегда осталась как добрая женщина, ничего не жалевшая для своих детей (кроме Миши в семье было еще два ребенка: Никита и Катя).

К. И. Кольман, «14 декабря 1825 года на Сенатской площади» Фото: Источник

Оставшись один, Сергей Михайлович затосковал в тамбовской глуши, и 929 крестьянских душ, которые принадлежали отставному бригадиру, не грели его единственную душу. Наконец, он плюнул на все, оставил управляющего и рванул в столицу, где и поселился. Чтобы заглушить детскую боль от смерти матери, отставной бригадир нанял ребятишкам лучших домашних учителей. Вместе со всеми в доме оказался и аббат Вовилье, вначале в качестве учителя французского языка. Постепенно пользуясь тем, что Лунин-старший в вопросах воспитания во всем полагался на учителей и слепо им доверял, аббат обоих сыновей бригадира обратил в римско-католическую веру.

Михаил Сергеевич Лунин
Михаил Сергеевич Лунин
Фото: ru.wikipedia.org/

Его влияние на мальчиков было столь сильным, что Никита даже помышлял о том, чтобы уйти в монастырь. Но судьба распорядилась несколько иначе: оба брата, едва «оперившись», начинали службу в кавалергардском полку, в составе которого принимали самое активное участие в битве под Аустерлицем, которая закончилась полным разгромом союзных войск. В этой кровавой битве Михаилу повезло больше: он остался жив, а брат был смертельно ранен и, умирая, молил лишь об одном — дать упокоиться ему в одном из монастырей. Последняя воля была тут же исполнена: Никиту Лунина отвезли в монастырь, где он и отошел в мир иной.

Смерть любимого брата очень сильно подействовала на Михаила. Он не ударился в запой, как на его месте сделали бы его друзья-гусары, он не стал искать гибели в бою, он просто начал относиться к смерти несколько иначе, образно говоря, стал жить на всю катушку, стараясь не упустить ни единого мгновения для полноты жизни. Он заделался бретером, отчаянным ловеласом, который не мог не пройти мимо любой хорошенькой женщины. Часто это выводило из себя тех мужчин, которые считали этих красоток своей собственностью. Они бросали перчатки. И бравый гусар принимал вызов, но на дуэлях проявлял такое благородство, какому не мешало бы поучиться и другим. Он всегда стрелял в воздух, как бы ни складывались обстоятельства. А вот его противники проявляли куда меньше сострадания — несколько раз после их выстрелов Лунин находился на грани смерти. Но всегда возрождался, как Феникс из пепла…

А вот какой еще экстравагантностью он отличался: прибыв после окончания походов в Санкт-Петербург, он поселился на Черной речке. У него всегда было много гостей, но ночевать оставались, впрочем, только самые отчаянные. А все из-за того, что ротмистр Лунин держал у себя 9 собак и двух, отнюдь не ручных… медведей!

В целом же он был отчаянным шалопаем. Мог на спор за одну ночь поменять все вывески на Невском проспекте, пару раз мчался в чем мать родила на коне по самым оживленным улицам столицы, словом, ни дня не мог прожить без шалостей и мелкого хулиганства. За что и был любим товарищами. С ним было, по крайней мере, не скучно…

Впрочем, особо разгуляться ему судьба не дала, от одной до второй войны был срок очень короткий, чуть более четырех лет. Поход Наполеона в Россию, битвы с захватчиками позволили блестящему офицеру снискать еще больше славы. Михаил Лунин отличился во многих боях, очень храбро показал себя на Бородинском поле, и закончил компанию 1812−1814 годов кавалером трех орденов и золотой шпагой с надписью «За храбрость» за Бородино. А уже через год начальство посчитало, что от непредсказуемого Лунина лучше избавиться — он был уволен в запас.

Мало кто знает, что в известном фольклоре про поручика Ржевского кое-какие истории были «списаны» с Лунина. Конечно, после войны он немного остепенился, старался бузить меньше, его увлекла политика. Михаил вдруг осознал, что Россия после 1812 года не должна жить так, как это было до наполеоновского нашествия, что страну, победившую Наполеона, нельзя «возвращать» в рамки крепостничества, что перемены назрели. Но страною по-прежнему правил царь. И Лунин одним из первых выдвинул идею цареубийства, которую развил в первом «декабристском» обществе — «Союзе спасения», возникшем в 1816 году.

Впрочем, это общество было очень малочисленным: юные кузены Лунина — Сергей и Матвей Муравьевы-Апостолы, их друзья Иван Якушкин и Сергей Трубецкой, еще несколько человек — вот и все. Более крупным был «Союз благоденствия», созданный в 1818 году. И здесь Лунин играл роль «первой скрипки» — именно он два года спустя отправился с Муравьевым на согласование плана совместных действий с «южанами», которых возглавлял Пестель.

Но я забежал чуть вперед в своем повествовании. До этого были события, тоже в какой-то мере повлиявшие на судьбу Лунина. Дело в том, что его отец, Сергей Михайлович, был очень огорчен бесшабашным поведением сына и в душе надеялся, что уж после войны он остепенится. Когда же Михаил начал «выступать» против царя и даже высказал мысль, что, мол, нужно от него избавиться, отец встал на сторону государя, а сына предупредил о том, что теперь он от отца и копейки не получит. Все это вынудило Михаила уехать в Париж, где он проводил время на балах и в литературных кругах. Он даже написал роман «Лжедмитрий», который, впрочем, не сохранился. Любил играть на фортепиано и органе.

Отец не мог спокойно относиться к тому, что старший сын, вместо того, чтобы с гордостью носить фамилию, посягнул на самое святое — монархию. От огорчения он заболел, а вскоре умер. Теперь у сына, как говорится, были развязаны руки…

Об одном из заседаний тайного общества можно прочитать у Пушкина в десятой главе романа «Евгений Онегин»:

Витийством резким знамениты,
Сбирались члены сей семьи
У беспокойного Никиты,
У осторожного Ильи.
Друг Марса, Вакха и Венеры,
Им резко Лунин предлагал
Свои решительные меры
И вдохновенно бормотал.

А через некоторое время Лунин возвращается в армию. С одной стороны он видит, что друзья из тайного общества слишком «снисходительны» к царю, с другой — решает убить сразу двух зайцев: во-первых, приблизиться к царю на более близкую дистанцию (Лунин добивается того, что его назначают адъютантом к великому князю Константину Павловичу), а, во-вторых, поискать людей, более решительных именно в армии. Впрочем, попав в Варшаву, а именно там находилась ставка Константина Павловича, Лунин, живя в относительном благополучии, разрывает все свои отношения с декабристами. И к выступлению на Сенатской площади относится без особого душевного трепета.

Однако далеко не все декабристы на допросах отличались высоким благородством. Некоторые из них «раскололись» сразу, назвав в числе главных заговорщиков Михаила Лунина. И даже то, что он не был в столице несколько лет и не поддерживал связей ни с Северным, ни с Южным обществами, не спасло подполковника от ареста. Правда, случилось это 9 апреля 1826 года, спустя почти пять месяцев после выступления на Сенатской площади…

Лунин был сослан в Сибирь, и тогда написал пророческие слова своему кузену Никите Муравьеву: «…Все, что было до Сибири, — детская игра и бирюльки; наше истинное назначение — Сибирь; здесь мы должны показать, чего стоим». Но по большому счету многое сделать и не удалось. Хотя он создал ряд произведений нелегальной литературы: «Письма из Сибири», «Розыск исторический», «Взгляд на тайное общество в России (1816−1826)», «Разбор донесения, представленного российскому императору Тайной комиссией в 1826 году» (вместе с Н. М. Муравьевым), «Взгляд на польские дела», «Общественное движение в России». Но эти яркие статьи уже не могли повлиять на общий процесс. Движение свободной мысли постепенно угасло…

Чего добился Михаил Лунин своей «литературой»? Только того, что на него написали донос и вторично посадили в острог (до этого он был отправлен на поселение в село Урик, близ Иркутска в 1836 году). Случилось это в 1841 году. А спустя четыре года Лунин скончался, двух недель не дожив до своего 58-летия. Причины его смерти так и не установлены. Одни говорили, что он был убит по приказу свыше, другие указывали на то, что его отравили угарным газом, а официальная версия была такая: последствия инсульта…

Но в истории он навсегда остался другом Марса (как блестящий военный), Вакха (лучше него устраивать вакханалии никто не мог), и Венеры (его очень любили женщины, которым он отвечал взаимностью)…

Обновлено 31.10.2018
Статья размещена на сайте 27.12.2007

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: