Юрий Москаленко Грандмастер

Что мы знаем об одесском градоначальнике Александре Ланжероне?

13 января 1763 года, 245 лет назад, в Париже, в семье генерал-лейтенанта французской армии Ланжерона родился сын, которого нарекли Луи Александр Андре. С детства мальчишка рос в обстановке, где армией дышало буквально все. И неудивительно, что, как только парню исполняется 16 лет, его определяют младшим лейтенантом в полк графа Дама. А уже через три года Александр вместе со своими боевыми товарищами отправляется в США, где повстанцы сражаются против злейших врагов французов — англичан. А вместо этого оказывается в Венесуэле (Каракас) и Гаити (Сен-Доминго), где в течение двух лет несет нелегкую службу.

Джордж Доу, «Портрет А. Ф. Ланжерона» (фрагмент), 1825 г. Фото: ru.wikipedia.org

Впрочем, уже в 1782 году 19-летний Александр оказывается там, куда стремился, в США. Здесь он проявляет себя храбрым офицером и еще в заграничной командировке назначается капитаном драгунского полка. Впрочем, капитаном Ланжерон проходил что-то около года. За заслуги и храбрость он получает звание полковника, и возвращается во Францию.

Он ехал на родину, обуреваемый самыми высокими чувствами, но действительность оказалась не такой уж радужной. И хотя он с восторгом принимает великую Французскую буржуазную революцию 1789 года, но быстро понимает, что восставшему народу ничего не стоит вздернуть на виселицу несколько десятков, а то и сотен генералов, которые рассматриваются якобинцами как душители свобод в армии. А уж с полковниками суд был еще короче…

Ждать, пока трагедия произойдет, Александр не стал, а эмигрировал в Россию, где в 7 мая 1790 года принес присягу на верность императрице Екатерине II. Воинское звание «полковник» Ланжерону оставляют, но тут же направляют на боевые позиции (идет русско-шведская война). Вначале он сражается против Швеции в составе флотилии из шести боевых кораблей, руководимой принцем Нассауским, и принимает участие во взятии Выборга. Потом в составе 1-го Сибирского гренадерского полка Ланжерон сражается под Бьерком, где за храбрость награждается орденом Св. Георгия IV степени.

После окончания шведской кампании полковник оказывается под Измаилом, где вместе с суворовскими войсками участвует во взятии крепости. Но во время штурма он получает ранение в ногу и после излечения получает назначение в распоряжение главнокомандующего армией в Молдавии князя Репнина. И снова одно сражение сменяет другое.

А на следующий год полковник Ланжерон сражается в рядах армии добровольцев в Нидерландах, а затем в «армии Принца» в Шампани. Его вызывают в Санкт-Петербург, откуда вместе с герцогом Ришелье направляют в качестве русского военного наблюдателя к принцу Саксонии, командиру австрийской армии в Северной Франции и Нидерландах. Спустя 1,5 года непрерывных боев его возвращают в Россию и дают под команду Малороссийский полк гренадеров.

Но самое главное — бравому французскому полковнику благоволит сам император Павел I, особенно после того, как Ланжерон принимает российское подданство. Уже в 1797 году ему присваивается звание генерал-майора, спустя год он уже генерал-лейтенант, а в 1799 году лично император присваивает ему титул графа. В том же году он получает под свое начало корпус в Курляндии…

О такой умопомрачительной карьере мог мечтать любой русский генерал, но далеко не всем так везло. И все-таки искусство и мастерство командира проявляется, прежде всего, в сражениях. Очередного крупного столкновения Ланжерону довелось ожидать в течение 5 лет, пока, наконец, под Аустерлицем, не сошлись друг с другом русские и французы.

Генерал от инфантерии Фридрих Вильгельм Буксгевден, из курляндских немцев, командир корпуса, поручает Ланжерону возглавить колонну из 6-ти полков и взять Праценские высоты. Для этого нужно было провести охват французской армии, но опытные наполеоновские маршалы перехитрили своего бывшего соотечественника, который, даже несмотря на большие потери, взять высоты не смог. Те частые ссоры, которые возникали между Ланжероном и Буксгевденом, переросли в настоящий скандал, и немец объявил главным виновным поражения корпуса в сражении именно француза.

Ланжерону не остается ничего другого, как написать рапорт об отставке, однако без армии он проводит не больше года. Александр I возвращает Ланжерона на юг, в Дунайскую армию. За пять лет он становится близким сподвижником М. И. Кутузова. А дальше наполеоновское нашествие, освобождение Европы от французского ига, и, наконец, в качестве «сладкого сюрприза» — взятие высот Монмартра, что стало ключом в битве за французскую столицу.

А 10 ноября 1815 года генерал от инфантерии Ланжерон назначается Херсонским военным губернатором, Одесским градоначальником, управляющим гражданской частью в Херсонской, Таврической и Екатеринославской губерниях, главноначальствующим над бугскими и черноморскими казаками…

И уже в первые же дни его пребывания на должности градоначальника одесситы сумели показать Ланжерону, кто в доме настоящий хозяин. Так, во время встречи его с торговыми людьми у бравого генерала прямо из-под носа умыкнули золотые часы…

Но в чем нельзя отказать французу — это в стремлении сделать жизнь в городе более легкой, возвышенной, и, если можно так сказать, демократичной. Хотя бы в этом он преуспел, ибо многие одесские кланы очень скоро «просекли фишку» и начали вертеть градоначальником, как хвост собакой.

На память о Ланжероне одесситам остались: первая в городе газета «Мессаже де ля Руси меридиональ», было открыто заведение минеральных вод в городском саду, разбит ботанический сад, сыгравший огромную роль в озеленении не только «жемчужины у моря», но и всего края. А появление второго в России после Царскосельского — Ришельевского лицея — тоже одно из важных достижений…

Немаловажным для Ланжерона стало знакомство с Александром Сергеевичем Пушкиным: ссыльному поэту градоначальник читал свои пьесы и стихи, а тот вынужден был выслушивать эти сочинения, не имея особой возможности править. Эта дружба, кстати сказать, существовала и после того, как француз покинул Одессу. В 1820 году он попросил императора «разделить» должности губернатора и градоначальника, выбрав первую, а три года спустя и вовсе покинул этот край. Примечательно, что в числе приглашенных Пушкиным гостей для встречи Нового, 1830 года, числился и Александр Ланжерон…

Больше всего на свете француз боялся заразиться чумой или холерой. Именно это и произошло в 1831 году. Ланжерон «сгорел» от холеры в считанные дни, скончавшись 4 июля. Похоронить себя экс-градоначальник завещал именно в Одессе. Эта просьба была выполнена — он похоронен в городе, которым правил…

Обновлено 11.11.2018
Статья размещена на сайте 7.01.2008

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: