Юрий Москаленко Грандмастер

Как проездные билеты натолкнули «соню» на великое открытие?

День 29 февраля, хотя и случается в четыре раза реже, чем любой другой из его 365 собратьев, отметился в истории хотя бы тем, что именно 29 февраля 1860 года в Баффало в семье эмигрантов из Германии родился Герман Холлерит. Так как он был поздним ребенком, особым здоровьем не отличался, но главная беда была даже не в этом, а в том, что страдал мальчишка редким, как на ту пору, так и сейчас, заболеванием — дисграфией, то есть не мог излагать текст на бумаге, да еще, по-русски говоря, писал, как курица лапой, так что его каракульки разобрать не могли не то что учителя, но и порой даже он сам.

Все это привело к тому, что школьные наставники перестали вызывать парня к доске, считая его не просто тупицей, но и редким циником, ведь он, на первый взгляд, не спешил исправиться, а его тетрадки невозможно было проверять, а значит, ставить отличные или хорошие отметки.

К тому времени, как Герману исполнилось 14 лет, обе враждующие стороны (ученик и учителя) поняли, что дальше так продолжаться не может. Поводом для «хлопанья дверью» стал 999-й раз, когда Холлерита заставили переписывать палочки ровным почерком. И это в 14 лет! У парня не получалось, его преподаватель нервничал, а закончилось все тем, что Германа в школе больше не видели.

О пользе терпения

Единственным человеком, который относился к парню с пониманием, был священник, которому хватило и терпения, и такта, чтобы не только обучить своего подопечного распеванию псалмов, но и подготовить к поступлению в престижный Нью-йоркский Сити Колледж, где и раскрылся настоящий талант Холлерита к математической науке и статистике. Колледж он окончил с отличием и, как один из наиболее перспективных молодых людей, был приглашен в Колумбийский университет, на кафедру математики знаменитого профессора Троубриджа. Когда последнему предложили возглавить Национальное бюро цензов США, занимавшееся сбором и статистической обработкой информации при переписи населения Штатов, он, естественно, взял с собой и Холлерита.

Впрочем, ничем кроме усердия 20-летний парень в то время не отметился. И Троубридж не без сожаления расстался с Германом, правда, предложив тому место преподавателя прикладной механики в Массачусетском Технологическом Университете, где ректором был его старый знакомый по студенческой жизни. Герману некуда было деваться, он согласился. Хотя уже в первые месяцы преподавания понял, куда вляпался. И дело было не в студентах, с ними-то, благодаря стараниям духовного наставника, он находил общий язык и был терпелив. А вот что действительно мучило преподавателя, это необходимость вставать с первыми петухами и, вместо последнего сна, досыпать в медленно тащившемся поезде.

А еще больше доставали Германа кондукторы. Они безжалостно будили пассажиров и требовали показать проездной билет. Надо сказать, что проблема «зайцев» в те времена стояла очень остро, а потому руководство железной дороги придумало специальные компостеры: они пробивали дырки не хаотично, а с особым смыслом, ставя отметины таким образом, чтобы владельца билета можно было идентифицировать. Позиций было три: пол, цвет волос и цвет глаз. Считалось, что этого достаточно для того, чтобы билетом не мог воспользоваться другой человек.

Механически рассматривая продырявленный билет, полусонный Холлерит вдруг ясно увидел то, над чем размышлял долгое время. А что, если создать такую машину, которая будет считывать информацию с таких «точек», а потом складывать ее воедино и выдавать полученную сумму?

Для начала он решил использовать перфоленту, но вскоре понял, что у нее есть два существенных недостатка. Во-первых, она не обладает повышенной прочностью и часто рвется, а во-вторых, движется так быстро, что считывающее устройство просто не успевает забить данные в ячейку памяти.

Конечно, первым делом наш герой уволился из университета и устроился «по специальности» в Патентное бюро с окладом 1200 долларов в год, откуда уволился спустя 7 месяцев, 31 марта 1884 года. Ему было не до рутинной работы, благо тесть Германа был человеком достаточно обеспеченным, чтобы позволить зятю уйти на «вольные хлеба».

Чудо-машина для подсчета голосов

Холлерит работал над своей чудо-машиной и параллельно проводил эксперименты, пытаясь создать электромагнитную систему управления тормозами на железной дороге в Сент-Луисе. В том же 1884 году он оформил первый патент на созданный им перфоленточный табулятор. Всего им было получено более тридцати патентов на изобретения, причем на табуляторы — 22 патента.

А уже в следующем, 1885 году Холлерит подал заявку на оформления патента на тормоза. 12 января следующего года патент ему выдали. Однако дальнейшего развития «увлечение» данной темой у Германа не получило. Вместо этого он начал размышлять над тем, как создать аппарат для рифления механических трубопроводов. В 1886 году первый табулятор был опробован в статистическом бюро Балтимора. В качестве перфоратора использовался пробойник кондуктора в поезде, и его слабым местом была возможность делать отверстия только по краям карты.

4 января 1887 г. Холлерит подал заявку на электрическую вычислительную систему, где впервые присутствовал рисунок перфокарты с десятичными колонками, а в 1889 году Холлерит выставил свои машины на Парижской выставке (Paris Universal Exposition), для которой была построена Эйфелева башня. За свои работы Холлерит получил золотую медаль.

Семилетку — за два года

А 1890 год стал для Холлерита «звездным» — правительство приняло его машинку для проведения переписи населения США. Предварительный подсчет результатов был проведен в течение 6 недель (результаты предыдущей переписи обрабатывались в течение семи лет). Было насчитано 62 622 250 граждан. Данные переписи были полностью обработаны за два с небольшим года.

За переписью в США последовали переписи сразу в трех государствах — в Канаде, Австро-Венгрии и в Норвегии (1891), потом в Италии (1894) и Франции (1897). И везде применялась чудо-машина Холлерита (первая ее разновидность была снята с подсчета только в 20-е годы ХХ века).

В 1896 году Холлерит добрался до России. 15 декабря был подписан контакт об обеспечении русского правительства электрическими табулирующими машинами, изобретенными Холлеритом. Его фирма предоставила России в аренду 35 старых машин, а также продала 500 перфораторов и 70 табуляторов с сортировальными машинами за $ 67571. Их сборка осуществлялась в Санкт-Петербурге. Центральный статистический комитет использовал 110 электрических машин Холлерита. В сортировальной машине, применявшейся в России, было 2 ряда ящиков по 12 отделений, всего 24 ящика. Количество счетчиков — 80. Одна из этих машин сохранилась в России до настоящего времени и в 1952 году попала в Политехнический музей в Москве.

Оборот Tabulating Machine Company в 1910 году достиг 350 тыс. USD и постоянно рос. Но, тем не менее, Холлерит принял решение об объединении (а фактически о продаже) с двумя другими компаниями. Продав свою компанию, Холлерит зажил жизнью богатого человека. Он покупал автомобили, купил поместье в штате Виржиния, где выращивал рогатый скот и занимался сельским хозяйством. Он любил покупать различные электроприборы и имел множество лодок и яхт.

Отец первой электрической вычислительной машины — предшественницы калькулятора — скончался в собственном доме 17 ноября 1929 года в возрасте 69 лет от сердечного приступа.

Обновлено 6.03.2008
Статья размещена на сайте 19.02.2008

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • интересно, пятёрка.. только вот момент смутил:
    а в том, что страдал мальчишка редким, как на ту пору, так и сейчас, заболеванием – дискграфией, по-русски говоря, писал, как курица лапой, так что его каракульки разобрать не могли не то что учителя, но и порой даже он сам.
    с каких пор корявый подчерк считается болезнью? и что это за болезнь такая, сами придумали?
    кстати, сейчас корявопишущих тоже достаточно

    хотя поискал в инете как следует..
    во-первых, у Вас опечатка не дисКграфия, а дисграфия
    во-вторых, писать как курица лапой - это совершенно другое, дисграфия - это большое количество ошибок (попросту неграмотность)

    этот момент в статье стоило бы подправить..

    Оценка статьи: 5