Юрий Москаленко Грандмастер

О чьей судьбе родные и близкие узнали спустя десятилетия после гибели?

Сегодня в «Летописи войны» судьба еще одного солдата Великой Отечественной, которому не суждено было дожить до Победы всего-то 33 дня. Спустя еще 16 дней ему было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Но самое поразительное — родные и близкие Героя ничего не знали о его судьбе, и все это время у них хранилась похоронка о том, что их муж и отец пал смертью храбрых во время Восточно-Прусской операции. И все…

Как бы цинично это ни звучало, но у государства в таком раскладе был особый резон. Вдовам Героев Советского Союза полагалась относительно немаленькая пенсия, естественно, больше, чем остальным вдовам. Такая уж была политика. А вот тем, у кого муж пропал без вести, доплата вообще не полагалась, и государство на этом экономило. Вот почему бывали циничные случаи, когда личность погибшего была установлена, но этот факт держался в секрете, чтобы вдова не обратилась за назначением пенсии.

И только красные следопыты, дотошные и старающиеся не просто установить имена павших героев, но и списаться с родственниками погибших, портили власти все карты…

Так получилось и с Героем Советского Союза Григорием Федоровичем Молочинским, который погиб 6 апреля 1945 года во время штурма города-крепости Кёнигсберг. Он был похоронен в братской могиле в нынешнем поселке Чкаловске (пригороде Калининграда).

Только спустя долгие годы красные следопыты местной школы установили этот факт, и сразу же попытались разыскать семью погибшего Героя. Поиски осложнялись тем, что Молочинский родился и вырос в селе Ромашкине в Оренбургской области, потом учился в Ростове-на-Дону, отсюда ушел на фронт, а его родные и близкие после войны перебрались на Кубань, где их и разыскали следопыты.

При этом ни вдова Григория Федоровича, ни его дети и понятия не имели, что их муж и отец, во-первых, стал Героем Советского Союза, пусть и посмертно, а во-вторых, не знали места его последнего упокоения…

Со слезами на глазах вдова вчитывалась в строчки представления своего мужа к званию Героя: «Тов. Молочинский в бою 6.04.45 г. при штурме г. Кёнигсберга проявил мужество и отвагу. Будучи парторгом роты, он во время боя личным примером воодушевлял бойцов. Выбыл из строя командир роты, тов. Молочинский смело принял на себя командование и, невзирая на ураганный огонь противника, все время двигался вперед, огнем своего автомата уничтожая гитлеровцев. Когда рота под сильным огнем противника залегла, тов. Молочинский поднялся во весь рост с возгласом „Вперед! За Родину!“ и бросился вперед к вражеским траншеям. Вся рота как один поднялась вслед за отважным парторгом, ворвалась в траншеи противника, выбила его из занимаемых позиций и уничтожила до 40 гитлеровцев».

О том, как сложился тот последний бой для Григория Федоровича, вдове и детям рассказали однополчане отважного парторга. «Он всегда был примером для бойцов роты, и в критическую минуту своим бесстрашием вселял в нас веру в победу. Когда брали вторую траншею, два станковых пулемета врага заставили залечь всю роту. В эту критическую минуту мы опять услышали голос парторга:

 — Приготовиться к атаке! Гранаты — к бою! Вперед!

Забросав гитлеровцев гранатами, мы вслед за Молочинским ворвались в траншею. Где-то совсем рядом бил неприятельский пулемет. Старший сержант швырнул в него гранату, и опасная огневая точка противника замолкла. Враги заметили его, и к нему бросилось около 30 гитлеровцев. Молочинский, открыв огонь из автомата, уничтожил 12 фашистов. Однако остальные пытались взять героя живым. Парторг начал бить врага прикладом и уничтожил еще пятерых. Рота поднялась в атаку и выбила противника из траншей, истребив до 60 фашистов. Но помочь Григорию Федоровичу мы просто не успели, не хватило каких-то секунд…"

Красные следопыты школы вместе со своими учителями добились того, чтобы над могилой отважного парторга был установлен обелиск с указанием имени Героя. На его открытие съехались родственники Молочинского. Они от всей души поблагодарили пионеров за трогательную заботу об увековечивании памяти самого дорогого им человека.

А дальше была трогательная передача по Калининградскому телевидению, посвященная тому, как следопыты разыскивали родственников, как они приехали на открытие обелиска. А когда подрос внук Героя, его родители и бабушка на семейном совете решили: парень должен проходить срочную службу в Калининградском гарнизоне, местах, за которые сложил голову его дед.

Добиться подобного «распределения» в те годы было очень сложно. Тогда красные следопыты, учителя школы и руководство калининградского телерадиокомитета обратились в министерство обороны СССР с просьбой: разрешить внуку служить на Калининградской земле. После долгих согласований министерство обороны ответило согласием.

А на калининградском телевидении чуть позже был снят очерк: «Солдат — внук солдата», который не остался незамеченным. В фильме выяснились еще несколько интересных фактов. Так, дочь Молочинского Рита Григорьевна рассказала об отце: «Родился он в рабоче-крестьянской семье, было у них семь человек детей, но все: и родители, и шесть детей — умерли от голода, остался один отец. Его взял на воспитание дядя. Жилось ему плохо, учиться не пришлось, познавал науку сам. В 1930 году был призван в ряды Красной Армии. Там он вступил в Коммунистическую партию и, демобилизовавшись из армии, поступил заочно учиться в г. Ростов-на-Дону. После демобилизации работал в школе учителем на станции Двойной Ростовской области. С 1935 по 1941 год работал в школе-интернате хутора „3-й Коминтерн“ Орловского района, куда его направили по окончании учебы в г. Ростове. В 1941 году ушел на войну».

И еще один рассказ однополчан хочется привести: «Молодые бойцы меж собой называли Молочинского „отцом“, „батей“, даже „стариком“ и „дедом“. А было Григорию Федоровичу всего тридцать четыре года, хотя выглядел он значительно старше: слишком суровый отпечаток наложила на него война, да еще более „прибавило“ лет известие, переданное ему односельчанином, будто бы жена и дети его погибли от рук карателей. После войны выяснилось, что известие было ложным, семья Молочинского осталась в живых, но Григорию Федоровичу так и не довелось узнать правду…»

Он не узнал о том, что семья жива, они долго не знали, что он стал Героем. И все это называется судьба…

Обновлено 16.04.2008
Статья размещена на сайте 15.04.2008

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: