Юрий Москаленко Грандмастер

Кто первым простился с «любимым городом»?

Наша новая встреча в «Летописи войны» будет с поэтом-песенником, участником Великой Отечественной войны Александром Дмитриевичем Чуркиным, со дня рождения которого 2 мая исполняется 105 лет. Именно он в соавторстве с Василием Соловьевым-Седым написал одну из самых душевных песен о войне — «Вечер на рейде». Но многим она более известна своим припевом:

Прощай, любимый город!
Уходим завтра в море.
И ранней порой
Мелькнет за кормой
Знакомый платок голубой…

К этой песне и истории ее создания мы еще вернемся, а пока нельзя не сказать о самом Александре Дмитриевиче. Родился он 2 мая 1903 года в деревне Пирогово Приозерского района Архангельской области, в семье крестьянина. Детство было очень трудным и голодным, но Саша очень тянулся к знаниям, и особенно к поэзии. Ему нравился Пушкин, тем, что умел о самых серьезных вещах писать внешне легко и простыми словами, его манил Лермонтов своим умением «взорвать ситуацию» даже во внешне спокойном стихотворении. Знал он и других поэтов, чьи стихи учил наизусть и часто рассказывал своим односельчанам.

В боях с 15 лет

Октябрьская революция и Гражданская война ворвались в жизнь подростка очень стремительно. В 15 лет Саша Чуркин — уже боец Красной Армии, освобождал от белогвардейцев родной край, воевал с интервентами. В 17 лет он оказался на юге России, где добивали войска Деникина и Врангеля. Там же, в Одессе, его направили в школу комсостава, учиться на артиллериста. Эту школу он окончил в 17-летнем возрасте, а спустя два года способному младшему командиру предложили учиться в Одессе на офицера. Но помимо лекций и полевых занятий курсанты школы помогали восстанавливать мирную жизнь, участвовали в сельхозработах. А в редкие минуты затишья Чуркин собирал возле себя однокурсников и читал им стихи. Сначала чужие, а потом и свои. В 1924 году, в год смерти вождя мирового пролетариата, у Александра взяли первые стихи в газету «Одесские известия». Потом в журналы «Красноармеец» и «Резец».

Кстати, уволившись из рядов Красной Армии в 1927 году, Чуркин пришел работать именно в журнал «Резец» литературным сотрудником. Именно в это время были написаны многие из первых его стихов, ставших в последствии песнями. Когда в 1931 году в Гослитиздате был выпущен первый сборник Чуркина, названный «Выход весны», он практически тут же был «разобран» композиторами на песни. И немудрено, ведь чувство ритма, музыкальность и напевность стихов Александра Дмитриевича привлекали сочинителей музыки, которым не нужно было особо ломать голову над тем, как заставить песню зазвучать — строчки сами рождали музыку.

Когда Соловьев еще не был Седым

Чуть позже состоялось знакомство Чуркина с Соловьевым-Седым, для которого поэт написал немало лирических стихотворений, которые потом легли на музыку и завоевали большую популярность среди советских людей. Впрочем, многие из них сегодня оказались уже основательно подзабыты. Такие, как, например, «Казачья кавалерийская», «С добрым утром комсомольцы» (музыка Соловьева-Седого), «Парень кудрявый» (Георгий Носов), «Марш краснофлотцев» (Исаак Дунаевский). Кстати, «Казачью кавалерийскую» — одну из первых песен Соловьева (тогда он еще не был Седым) первым исполнил Леонид Утесов.

Некоторые довоенные песни, написанные на слова Александра Чуркина в 30-е годы, к счастью, все эти песни не канули в Лету. И всем, кто хочет познакомиться с ними, достаточно зайти по этой ссылке.

А теперь непосредственно об истории песни «Вечер на рейде». Это был как раз тот случай, когда музыка опередила слова. Вот как вспоминал об этом позже Василий Соловьев-Седой.

 — В августе 1941-го вместе с группой композиторов и музыкантов мне пришлось работать на погрузке в Ленинградском порту. Был чудесный вечер, какие бывают, мне кажется, только у нас на Балтике. Невдалеке на рейде стоял какой-то корабль, с него доносились к нам звуки баяна и тихая песня. Мы как раз закончили нашу работу и долго слушали, как поют моряки. И у меня возникла мысль написать об этом тихом, чудесном вечере, неожиданно выпавшем на долю людей, которым завтра, может быть, предстояло идти в опасный поход, в бой. Возвратившись из порта, сел сочинять песню…

Композитор сам придумал начало припева — «Прощай, любимый город!» — и под него стал писать музыку. Через два дня передал ноты Александру Дмитриевичу Чуркину, и тот, взволнованный нежной мелодией, мигом сложил текст «Вечера на рейде»…

Но не все оказалось так просто. Песню «забраковали» из-за того, что она показалась слишком спокойной, особенно в тот момент, когда враг рвался к Москве. И композитор спрятал ноты подальше и решил больше не возвращаться к песне. Но все изменили обстоятельства. Однажды, в декабре 1941 года, на фронте, в землянке подо Ржевом Соловьев-Седой исполнял свои песни и когда они закончились, а бойцы «требовали продолжения», он внезапно вспомнил о «Вечере на рейде». И снова взялся за аккордеон. И был поражен, когда после второго куплета бойцы вдруг подхватили припев: «Прощай, любимый город…».

Композитор поразился, чем могла тронуть сугубо «морская» песня матушку-пехоту. А потом сами красноармейцы ему пояснили: «Понимаете, они уходят в море, а мы в бой, так какая разница, главное, что мы уходим почти навсегда…».

А дальше песня опережала композитора, и стоило ему куда-то приехать, как его тут же просили исполнить именно «Вечер на рейде». А в 1942 году песня была исполнена Ансамблем песни и пляски Рабоче-Крестьянской Красной Армии и стала любима всеми.

Например, знаменитый командир партизанского отряда Герой Советского Союза Дмитрий Медведев в своей книге «Это было под Ровно» вспоминал, как в тылу врага, 7 ноября 1942 года, отмечали 25-ю Октябрьскую годовщину: «Праздник закончился концертом партизанской самодеятельности. Началось с хорового пения. „Прощай, любимый город!“ — эту песню знали все. Запевали несколько голосов, весь наш ансамбль, да и весь отряд подхватывал». Десантники переиначили ее на свой манер, а крымские партизаны на свой, у них, к слову припев начинался так: «Прощай, любимый город! Уходим завтра в горы…».

Хороший семьянин

Остается добавить несколько штрихов к портрету Александра Дмитриевича. В 30-е годы он был уже известным поэтом, дружил с Михаилом Зощенко и считался одним из самых «денежных» в Союзе писателей (за песни неплохо платили). Тогда же он познакомился со своей будущей женой, администратором Доме писателя, красиво ухаживал за ней. Они поженились перед войной, у них родился сын.

Александр Дмитриевич заботливо относился к семье, оставшейся в блокаде, при первой возможности старался передать им что-нибудь вкусненькое, а сам мотался по фронтам. Однажды он чуть не погиб, когда вдвоем с поэтом Всеволодом Р. они попали в болото и еле выбрались…

И после войны Чуркин продолжал сочинять стихи, которые композиторы охотно писали музыку. Около 70 песен с Чуркиным написал композитор Георгий Носов, самая известная из них, пожалуй, «Далеко-далеко».

Далеко-далеко,
Где кочуют туманы,
Где от легкого ветра
Колышется рожь…

Мне лично больше нравится еще одна песня, написанная в соавторстве с Василием Соловьевым-Седым, которая называется «Вечерняя песня»:

Город над вольной Невой,
Город нашей славы трудовой
Слушай, Ленинград,
Я тебе спою
Задушевную песню свою…

Александра Дмитриевича не стало 9 сентября 1971 года…

Обновлено 3.05.2008
Статья размещена на сайте 28.04.2008

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • О! +5

    Я тож люблю "Слушай, Ленинград"

    Здесь проходила друзья
    Юность комсомольская моя. (у меня так и было )
    За родимый край с песней молодой
    Шли ровесники рядом со мной.

    С этой поры огневой,
    Где бы вы ни встретились со мной,
    Старые друзья, в вас я узнаю
    Беспокойную юность свою.

    Песня летит над Невой,
    Засыпает город дорогой:
    В парках и садах липы шелестят
    Доброй ночи, родной Ленинград

    И мелодия дивная, колыбельная

    Оценка статьи: 5

  • Люблю старые фронтовые песни, в них столько душевности...

    Оценка статьи: 5