Ольга Конодюк Грандмастер

Как бесприданница «графиня Маруся» прославила свою фамилию? Мария Пуаре

Маруся выходила замуж не по своей воле. Родственники торопились пристроить 16-летнюю невесту за «удачного» жениха, инженера Михаила Свешникова. Не молод, почти 50 лет, зато скромен и уважителен. Его кандидатура всех устраивала. Особенно старших сестер Марии, Евгению и Александру, которые все никак не могли найти себе женихов.

Обе были крупного телосложения и чрезвычайно невыразительные на лица. Мария их всегда раздражала. Невысокая, стройная блондинка с голубыми глазами. Вся в мать, такая же красавица! К тому же, как оказалось, талантливая. Хорошо поет, пишет стихи…

Мария Пуаре родилась в Москве 4.01.1863 года (145 лет назад), она была 7-м ребенком в семье. Убежать из дома Маруся мечтала еще в детские годы. Ее мать, Юлия Андреевна Тарасенкова, дочь фабрикантов, торгующих сукном, умерла, едва Марусе исполнилось восемь лет. Отец, Яков Пуаре, француз, основавший в Москве школу гимнастики и фехтования, погиб на дуэли несколько лет назад.

Теперь Марию больше никто не мог удержать здесь. Да и дядя, живший в их семье, настаивал на браке племянницы. Он был с самого начала против поступления Марии в консерваторию, где она мечтала учиться пению. Но у девушки, к счастью, был неуступчивый и упрямый характер. На доводы старого мужа, который поддерживал во всем родственников жены, Мария только хмурилась и требовала не просить от нее невозможного.

Дядя и муж говорили что, если Мария не станет их слушать, то лишат ее положения в обществе (которого к тому времени она и так еще не имела), приданого (за ней дали 10 тысяч рублей!) и даже отправят… в сумасшедший дом. Молодая женщина не находила себе места от возмущения, она то плакала, то смеялась. Но родственники не шутили. И очень скоро это юное и неопытное в житейских делах создание очутилось в больничной палате с остриженной головой. Впоследствии освободиться из этого ада ей помог брат подруги, известный в Москве антрепренер Михаил Валентинович Лентовский. Он ласково называл Марию «Лаврушка», а она от стыда за свой «наряд» расплакалась…

В театре Лентовского Мария Пуаре (сценический псевдоним «Марусина») играла 10 лет. Она с блеском выступала во всех оперетках. Была на сцене живой и веселой, лихо пела, сводя с ума своих поклонников. Мог ли он тогда предположить, что его «Лаврушка», став богатой и известной, будет поддерживать его материально до конца жизни, не жалея ни денег, ни своих дорогих украшений.

Вскоре на страницах газеты «Новое время» были напечатаны ее первые стихи. Мария радовалась этому, как ребенок. А в Царском Селе Марию Пуаре как исполнительницу романсов восторженно принимала публика. Мгновенно становится известным ее романс «Лебединая песнь». К тому времени Мария Яковлевна уже играла на сцене Александрийского театра. Ей 35 лет, она полна надежд и желаний. Это было самое замечательное время в ее жизни. Мария влюблена. Ее поклонник — князь Павел Дмитриевич Долгоруков. Они оба умны, красивы.

В 1898 году Мария Пуаре родила дочь Татьяну. Единственное, что омрачало ее жизнь, это невозможность выйти замуж за князя. Ее бывший муж не давал согласия на развод. Мария сама едет к нему, уговаривает его, но он неумолим. Старик Свешников, поселившейся в скиту, недалеко от Троице-Сергиевской Лавры, предлагает Марии Яковлевне записать дочь на свою фамилию. Татьяна лишь унаследовала отчество родного отца, которое Пуаре попросила вписать в метрику девочки при крещении.

Спустя 10 лет, отношения у Марии Пуаре с князем становятся натянутыми, нет прежней любви и тепла. Мария с дочерью переезжает в Москву. Она мечтает создать свой театр. Но у Марии Яковлевны не было нужной хватки для такого дела, верного и деятельного помощника, как Лентовский. Она поступает в Малый театр и продолжает участвовать в концертах. Мария Пуаре пела романсы, в том числе собственного сочинения. Среди них романс «Я ехала домой, я думала о Вас…» (1901 г.). Романс подхватывают другие певицы, и вот он уже популярен.

Ей хочется что-то делать, действовать. Мария чувствует дыхание нового времени. С благотворительными концертами она едет на Дальний Восток, где идет русско-японская война (1904−1905 г.). Успевает писать стихи и корреспонденции. В 1904 году Мария возвращается в Москву с большим желанием выступить перед публикой с новыми стихами.

Совсем скоро судьба пошлет Марии Яковлевне новое испытание. В Москве она познакомилась с графом, членом Государственной думы, состоятельным помещиком, Алексеем Анатольевичем Орловым-Давыдовым. Ей казалось, что она влюблена. А может, приближающееся одиночество волновало ее… Бывший муж Марии к тому времени умер. Орлов-Давыдов ушел от жены, баронессы Де Стааль, оставив троих детей. К несчастью, его сын и будущий наследник всего состояния был серьезно болен. Мария обещает родить ему наследника. Ей 50 лет, но граф верит в ее фантазии. И однажды она объявила супругу, что ждет ребенка…

Маленький Алексей, названный так в честь отца, появился на свет к приезду графа из длительной командировки. Только узкий круг людей знал, что Мария Пуаре взяла ребенка в одном из приютов. Но покой в их семье был недолгим. «Добрый» человек выведал тайну Марии Яковлевны и стал шантажировать то графа, то графиню, требуя взамен молчания денег.

Многие исследователи странной судьбы певицы писали, что это был некий статист Карл Лапс. Якобы, он впоследствии склонил графа начать дело в суде против супруги. Задолго до суда Орлов-Давыдов шептал жене: «Маша, не волнуйся. Все будет хорошо. Я не пожалею для этого ни денег, ни связей». И она, как всегда, наивно поверила.

И вот настал это злополучный день. Когда она подходила к зданию суда, услышала слова: «Мы вас любим! Мы с вами!» Но Мария Пуаре только низко опустила голову. Но тут послышался свист, и совсем рядом раздался чей-то хриплый голос: «Аферистка! Ишь ты, графиня Маруся! На миллионы позарилась!»

Узнав, что истцом по ее делу является граф Орлов-Давыдов, Мария Пуаре едва не потеряла сознание. Она почти не слышала, о чем говорили в зале. Мария Яковлевна не могла поверить, что супруг при всех называл ее «авантюристкой, выскочкой, пожелавшей пролезть в высшее общество!» Тут же напомнил, что первый муж ее в сумасшедший дом отправил за несносный характер. Мария, не обернулась на его слова, она будто окаменела. Только подумала о том, что никогда не стремилась к богатству, ее не привлекали его титулы. Она хотела любви, счастья… В итоге длительного разбирательства суд оправдал Пуаре, а ребенка взяла себе его родная мать, крестьянка Анна Андреева.

Кто знает, сколько бы еще судачили об этом скандальном случае в городе, если бы не события 1917 года, изменившие жизнь участников этой драмы. Бывший супруг Марии Пуаре, Орлов-Давыдов, бежал за границу. В 1927 году был расстрелян Павел Долгоруков. Петербургскую квартиру Марии Пуаре большевики превратили в руины. В пенсии бывшей артистке Императорских театров, да еще и графине Орловой-Давыдовой, отказали.

Спустя какое-то время по ходатайству В. Мейерхольда, Л. Собинова и Ю. Юрьева Марии Яковлевне все-таки назначили персональную пенсию. Она переехала в Москву. Мария Яковлевна Пуаре в свои 70 лет не роптала на жизнь. Она, живя в нищете, продавала чудом сохранившиеся безделушки, кое-какие вещи, чтобы купить продукты и любимый Пуаре кофе, который она всегда пила из фарфоровой чашечки.

Актрисы не стало в октябре 1933 года. Ее имя быстро забылось. Но в памяти многих остался романс Марии Пуаре, в котором любит и грустит женское сердце…
Я ехала домой, душа была полна
Неясным для самой, каким-то новым счастьем.
Казалось мне, что все с таким участьем,
С такою ласкою глядели на меня.

Я ехала домой, я думала о Вас,
Тревожно мысль моя и путалась и рвалась.
Дремота сладкая моих коснулась глаз.
О, если б никогда я вновь не просыпалась…

Обновлено 1.05.2008
Статья размещена на сайте 29.04.2008

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: