Сергей Грибин Мастер

Как генерал Каппель вернулся в Россию? Записки очевидца

Познакомившись с историей семьи генерала Каппеля, я все больше увлекался изучением его судьбы. Идея перезахоронения его праха в России полностью захватила меня.

Я пытался найти поддержку у Российского Общевойскового Союза (РОВС); у наших историков; ходил к потенциальным спонсорам — ведь все проекты упираются в отсутствие средств. Еще тогда я столкнулся с полярно разными мнениями о переносе праха генерала в Россию. Кто-то поддерживал эту идею, кто-то отвергал, напирая на то, что это не по-христиански, что нельзя беспокоить прах усопшего, что Каппель в Харбине — одна из нитей, связывающих Россию и Китай!

А я продолжал изучать материалы, много времени просиживая в библиотеках и Интернете. Познакомился по переписке с Дмитрием Напара, который, живя в Пекине, старался продвинуть вперед вопрос перезахоронения праха Каппеля в России. В Москве все работы по этому проекту курировало Информационное агентство ИА «Белые Воины» во главе с его директором Александром Николаевичем Алекаевым. Особенно дело ускорилось после того, как президент Путин сказал, что нужно перенести в Россию останки белых генералов Деникина, Врангеля и Каппеля!

04 декабря 2006 года получаю от Напары подтверждение, что в середине декабря в Харбин прибывает делегация из Москвы для проведения работ по эксгумации останков Каппеля В. О. и отправке их в Россию в составе: священник РПЦ отец Дмитрий Смирнов, судебный медицинский эксперт Сергей Никитин, сам Дмитрий Напара в качестве первого заместителя руководителя, правой руки и переводчика. Возглавляет «мирный исторический десант» генеральный директор ИА «Белые Воины» и спонсор проекта Александр Алекаев в сопровождении съемочной группы ОРТ.

В Харбин члены делегации прибыли 13-го утром поездом из Пекина. Устройство в гостинице, знакомство, первый осмотр предполагаемого места захоронения… Переговоры в мэрии Харбина по всем организационным вопросам… Александр Алекаев вручает вице-губернатору подарок — нашу русскую «гжель» — лошадка весело везет маленький возок с Дедом Морозом. Звучат поздравления с приближающимся праздником.

В самом конце обсуждается общая стоимость работ. Поторговались — это обязательная часть переговорного ритуала. Скинув для порядка пару сотен юаней, спонсор соглашается на условия, предложенные китайской стороной. В самом конце переговоров вице-губернатор подробно повторяет перед всеми собравшимися достигнутые договоренности вслух. Писать протоколы — времени нет! А если есть возражения — говорите.

Начинаем, помолясь…

На следующее утро 14 декабря я приехал к Иверской церкви к 8−00. Оцепления пока еще не было, и я отнес всю поклажу к месту раскопок. Около девяти часов приехали наши. Секретарь Посольства России из Пекина Виктор Пашков быстро решил вопрос с пропусками: всем москвичам, корреспондентам различных каналов российского телевидения, Николаю Заике и мне, грешному, были выданы маленькие синие значки с видом Харбина.

Логично, что особый интерес вызывал вопрос правильного выбора места раскопок. Именно здесь год назад между двух окон в алтарной части храма я по собственной инициативе забил дюбель и повесил портрет В. О. Каппеля с датами его рождения и смерти и надписью «Родина помнит…». Портрет, конечно же, ко времени нашего приезда был утрачен, но дюбель в стенке торчал весьма гордо!

Именно здесь в алтарной части храма и собрались все русские, для принятия окончательного решения — где начинать копать? Опираясь на план захоронения и старую фотографию памятника Каппелю, сделанную в 1946 году, предоставленные Николаем Николаевичем Заикой, эксперт Никитин выбрал участок раскопа полтора на полтора метра и очертил его острием штыковой лопаты.

Николай Заика скептически шепнул мне: «Сережа! Здесь будут проблемы!» Он не верил, что генерал В. О. Каппель еще лежит в Харбинской земле. Многие китайцы, жившие недалеко от Иверской церкви, говорили ему, что в 1954 или 56 году русские выкопали на этом самом месте и сожгли останки русского офицера.

После короткой молитвы, в которой молящиеся просили простить их за то, что они тревожат «прах усопшего раба твоего воина Владимира», приступили к работам. Первые несколько ударов киркой сделали Александр Алекаев, Дмитрий Напара, Николай Заика. Я тоже выбил из мерзлой земли кусок красного кирпича и сохранил его на память.

После за дело взялись китайские рабочие. Кирки вгрызались в мерзлую землю, рабочие не жалели сил. Сначала наткнулись на кирпичную кладку на глубине около полутора метров от уровня земли. Надеялись, что это мини склеп над гробом Каппеля, но надежды не оправдались. Кладку из белого кирпича разобрали и стали копать дальше. Мы стоим над медленно увеличивающейся ямой (а ведь она когда-то была могилой!), держим наготове фотоаппараты или камеры… В голове один вопрос: «Найдем? Или не найдем…».

Уже, сменяя друг друга, сбегали «на чифань» (обед) китайцы. Уже мы съездили попили чая и съели пельменей, многие через силу (все же нервы!). Во время этого «пельменного обеда» в одном из ресторанов в центре Харбина Саша Алекаев с тоской во взоре обращается к Диме Напара: «А вдруг мы ничего не найдем… Неужели все это зря…». Все молчат. Что тут скажешь? «Ничего, ничего, Александр Николаевич… Вот мы приедем обратно, а там уже все и нашли!» — ободряет всех нас и в первую очередь, конечно же, Алекаева, отец Дмитрий Смирнов.

И когда мы вернулись к Иверской церкви — там был найден саркофаг генерала Каппеля!

На отметке минус 230 кайло глухо ударило о пустотелую деревянную конструкцию! Никитин спустился в яму и аккуратно расчистил поверхность большого, лежащего вдоль стены церкви, трапециевидного ящика, длиной около двух метров. Узкая часть ящика «смотрела» на восток, более широкая на запад. Если предположить, что это гроб, то захоронен он по всем православным канонам… Его начали обкапывать с боков и поняли, что по высоте он тоже не маленький — около 80 сантиметров.

Сергей Никитин вместе с одним из китайских рабочих сначала сняли с крышки ящика листы полуистлевшего оцинкованного железа, а потом с помощью топора, используя его острие, как зубило, и большого, тяжелого молотка начали вскрывать сам ящик. Толстые, шестисантиметровые, предположительно сосновые, доски подавались с большим трудом. Но, наконец, доски сняты! Показалась … еще одна мощная продольная доска, а пространство вокруг нее покрыто толстым слоем желтоватого порошка — гипс!

Медленно и осторожно Сергей с напарником соскребали и отбивали гипс и только где-то через час все стало понятным. Гроб с телом покойного был установлен в большой и мощный деревянный ящик, видимо еще в Чите, и залит до краев этого деревянного саркофага жидким гипсом. Поразило качество работы неизвестного (по всей видимости, читинского) плотника. Этот коллега «гробовых дел мастера Безенчука» сделал свою работу филигранно. Сложно сопрягаемые под углом доски саркофага были настолько плотно пригнаны, что даже сломалось топорище нашего топора. Вынуть «первичный» гроб из саркофага было весьма проблематично! Не за что зацепиться: доски пригнаны очень плотно. Однако, стараниями дело движется. Еще полтора часа работы китайцев и нашего мучительного ожидания. Сергей снова спускается в раскоп. Гроб сдвигается с места. Победа!

О том, чем завершилась эта эпопея, вы прочитаете в завершающей статье

Обновлено 27.04.2016
Статья размещена на сайте 6.05.2008

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: