Юрий Москаленко Грандмастер

Как начать с ученика аптекаря, стать профессором Сорбонны и обессмертить себя?

Мы снова возвращаемся во Францию конца XVIII — начала XIX века, возвращаемся в страну, которую мы покинули после того, как нож гильотины безжалостно опустился на светлую голову легендарного химика Лавуазье. Поднять знамя науки, выпавшее из рук казненного ученого, суждено было Луи Николасу Вакулину. Честно говоря, когда я впервые услышал эту фамилию, без имени, я подумал: Вакулин может быть кто угодно: и украинец (производное от имени Вакула), и русский, которого прозвали от имени матери — Акулина, Акуля. Оказалось — француз.

Луи Вакулин (некоторые называют его Вокленом) родился в Нормандии 16 мая 1763 года, 245 лет тому назад, в семье небогатого рыбака. С детских лет мальчик проявил недюжинные способности к изучению предметов, но в обычной школе долго не задержался, семья была большая, перебивалась с хлеба на квас, поэтому «лишний рот» родителям был ни к чему. Вот Луи и ушел из отчего дома в город Руан, где намерен был прокормиться.

Парфюмер-2?

Найти работу удалось не сразу, и в конце концов 14-летний подросток устроился туда, где брали далеко не всякого — учеником аптекаря. Здесь нужно было иметь железное здоровье, потому что его сразу же определили в лабораторию, где ему приходилось смешивать не только ставшие привычными вещества (когда хотя бы можно было предвидеть реакцию), но и в чем-то экспериментировать. Ведь от того, как быстро удастся «придумать» эффективное лекарство от тех или иных болезней, часто зависел заработок аптекаря.

В чем-то судьба юного Вакулина напоминала судьбу небезызвестного «Парфюмера», правда, искал он не запахи, а создавал лекарства. И так же, как небезызвестный литературный герой, очень быстро Луи обрел свою славу. Во всяком случае, по приезду в Париж его уже ожидала работа в лаборатории одного из самых интересных химиков Франции — Антуана Франсуа Фуркруа. Кстати, последний был очень дружен с Лавуазье, который тоже в той или иной степени повлиял на воззрения Вакулина.

А если к ним добавить еще и знаменитого Клода Луи Бертолетта — компания получалась что надо! А самое главное — каждый из этой четверки был буквально одержим химией.
Но Вакулин оказался тем еще буквоедом! Его привлекала аналитическая химия, причем, для него не существовало разницы, с чем работать: с органикой или неорганикой. Он одинаково уверенно чувствовал себя и в минералогии, и в растительной химии. Но что еще более важно, Луи Николас и дальше продолжил изучение влияния того или иного химического вещества на организм человека, с чем его коллеги экспериментировали более чем осторожно.

Из лаборатории — в профессоры

Долгих восемь лет, с 1783 по 1791 годы Вакулин проработал в лаборатории Фуркруа. А потом Антуан не смог его больше удерживать, потому что в 1791 году Вакулина избрали членом Академии наук, и с этого времени он помогал редактировать журнал «Annales де Chimie» («Аналитическая химия»), практически все статьи. А во время французской буржуазной революции Вакулин не очень-то поверил восставшим парижанам (не потому ли, что сам был из простого народа?) и быстро покинул страну вскоре после гибели Лавуазье.

За границей он переждал некоторое время, а потом вернулся на родину. И здесь, в 1797 году, Луи Вакулин открыл новое химическое вещество, которое назвал хром. Еще через два года французский химик открыл бериллий. Несомненно, признаны заслуги Вакулина в открытии осмия (1804) и лития (1817). И хотя последние два химических элемента записаны на другие имена, но Луи подошел к их открытию, что называется, вплотную…

Но что самое удивительное — помимо химии Вакулин занимался изучением животного мира, открыл науке несколько неизвестных ранее жуков. Кстати, именем его учителя Фуркруа назван красавец-жук.

Спаси себя сам?

За свою жизнь Вакулин оставил потомкам порядка 378 научных документа, правда, некоторые из них ничто иное, как его дневниковые наблюдения за действиями на организм человека тех или иных веществ. Но их ценность трудно переоценить: сколько подопытных кроликов, а через них и людей, было спасено французским химиком!

Вот только неполный перечень заслуг Вакулина. Он совместно с А. Ф. Фуркруа выяснил (1799) химическую природу мочевины. Совместно с П. Ж. Робике открыл (1806) первую аминокислоту аспарагин. Открыл также пектин и яблочную кислоту, выделил камфорную и хинную кислоты. И что не менее важно, создал школу химиков, в которую входили Ж. Б. Каванту, П. Ж. Пельтье, П. Ж. Робике, Л. Ж. Тенар, М. Э. Шеврёль. Опубликовал одно из первых в мире руководств по химическому анализу — «Введение в аналитическую химию» (1799).

Он стал профессором в Политехническом институте (Париж), Коллеж де Франс (1801), специальной школы для фармакологии (1804−1811), Института растений (1811−1823), долго и успешно преподавал на медицинском факультете Сорбонны. По сути, Вакулин стал одним из первых профессоров, который не просто читал лекции, а заставлял студентов проводить химические опыты непосредственно на лекциях, то есть теорию рассматривал в тесной связи с практикой. Один из его самых ярких учеников и последователей — Луи Жак Тенар — совместно с Ж. Гей-Люссаком разработал способ получения калия и натрия восстановлением их гидроокисей железом при нагревании, получил бор (нечистый) действием на борный ангидрид (1808) калия, обнаружил действие света на реакцию хлора с водородом (1809), предложил метод анализа органических веществ, доказал, что натрий, калий и хлор — элементы (1810). И наконец, открыл в 1818 году перекись водорода.

В 1829 году Луи Вакулин отправился на свою историческую родину — в нормандскую деревушку — для того, чтобы отметить день рождение одного из своих родственников. Парадокс истории: человек, который всю свою жизнь изучал влияние различных веществ на организм человека, отравился некачественными продуктами и умер в мучениях. К сожалению, ничего эффективного под рукой не оказалось…

Случилось это 14 ноября 1829 года, когда Вакулину шел 67-й год…

Обновлено 27.09.2014
Статья размещена на сайте 14.05.2008

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: