Юрий Москаленко Грандмастер

Нужны ли школьнику сочинения Платона, или Что выйдет, если ими увлечься всерьез?

24 мая 1988 года, 20 лет назад, остановилось сердце писателя и философа, ученого и исследователя античного мира Алексея Федоровича Лосева. Это был «осколок» прежней, дореволюционной жизни, который яростные волны судьбы пытались «заточить», приспособить к реальности, но все тщетно. Острые углы так и остались острыми, а такого погружения в миры античности не знал, пожалуй, ни один из его современников. Впрочем, «осколок» вряд ли подходит к этой глыбе, скорее, айсберг.

Притом, мы знали только его верхушку, то, что удалось напечатать или распространить в рукописи. Власти его постоянно травили, особенно после того, как он стал «козлом отпущения» в докладе Лазаря Кагановича на XVI съезде ВКП (б). А после «блестящей характеристики» первого пролетарского писателя Максима Горького — «профессор этот явно безумен и очевидно малограмотен» ничто уж не сдерживало большую свору окололитературных личностей, громко лающих и готовых разорвать любой талант на куски…

Уход в древность — панацея?

Он жил в своем мире, пытаясь донести до нас непреложные, на его взгляд, истины, сделать мир совершеннее. У него были ученики, очень незначительный отряд на первом этапе советской власти, чуть более многочисленный на закате жизни, когда наиболее передовая часть советского общества понимала, что в Союзе происходит что-то не так, а вот как изменить ситуацию, не имела представления. Они пытались найти ответы у Лосева, как двумя десятилетиями позже ловили и ловят каждое высказывание Александра Солженицына, не понимая, что и у первого, и у второго, философский мир настолько необъятен, что даже трудно представить, сколько будет лететь до дна камушек, если его пустить с края этой пропасти. И уж с наскока здесь ничего не понять…

Мало кто знает, что «сакральную шапочку» с буквой «М», которую носил Мастер в романе Булгакова, Михаил Афанасьевич «срисовал» именно у Лосева. Алексей Федорович всю жизнь свято верил, что скуфейка (ермолка, тюбетейка, круглая шапочка из одной тульи, без полей, это — из Ушакова) признак философского склада ума, символ некоего сообщества «избранных».

За 75 лет активной литературной деятельности у Алексея Федоровича было издано около 800 работ. Но самой важной, по мнению его учеников и некоторых исследователей, считается «Диалектика мифа», в которой миф представлен как «живая мысль», которая повела за собой миллионы людей, вознамерившихся создать «отдельное общество», такое, которого еще не были в истории. А это привело к ужасной классовой борьбе, разрухе. Соответственно, от Лосева крепко досталось и пролетарской революции, и ее творцам, и последователям. Стоит ли удивляться, что автор тут же был осужден по знаменитой 58-й статье (за антисоветскую агитацию) и отправлен на строительство Беломоро-Балтийского канала, где почти совершенно ослеп.

Я не буду пытаться разложить по полочкам все наследие Лосева, это ни к чему, но постараюсь разобраться, что послужило основой для создания его философии. В чем корни того, что человек начал строить свой мир в противовес окружающей действительности?

Эта горькая безотцовщина

Начнем с рождения. Алексей Федорович появился на свет 22 сентября 1893 года в Новочеркасске, в семье учителя математики Федора Лосева, скрипача-виртуоза, страстного любителя музыки. Мама была полной противоположностью отцу, дочь православного священника, она была очень верующей, строгой и аскетичной во всем. Неудивительно, что эти два очень разных человека расстались, когда сыну исполнилось всего три месяца. Алексей жил с матерью.

Эти разноименные гены, от отца и матери, постоянно «искрили», доставляя мальчишке нравственные страдания. С одной стороны ему хотелось «размаха и свободы мысли», с другой — строгая мать старалась держать его в рамках. Алексей искал выход в книжках, которых «перемолол» великое множество. Но его судьба могла бы случиться и по другому, не подари ему на день рождение учитель древних языков томик сочинений Платона. С него все и началось. Хотя, уверен, не окажись у Алексея этих разноименных зарядов, воспитывайся он в душевной гармонии с родителями и окружающим миром — Платон бы прошел мимо…

Ковырясь в себе, не заковыривайтесь слишком глубоко

Хорошо или плохо искать проблемы реальной жизни в трактатах древнеримских и древнегреческих ученых? Трудно сказать… Не хочу, чтобы меня обвинили в «малограмотности», но полагаю, что какой бы вкусной ни была в горшке каша, сваренная в III веке до н. э. она была и остается вкусной только в режиме своего реального времени, т. е. в III веке до н. э. Соблазн объяснить наши сегодняшние проблемы с позиции того, что было 20 веков назад, всегда очень велик. Но при этом никогда нельзя забывать, что и характер человека, и все, что его окружает, со «времен Очаковских и покоренья Крыма» резко изменились. И даже в рамках последней четверти ХХ века и начала века нынешнего. Видоизменяется не только техника, но и психология, отношения между людьми. И их нужно рассматривать с позиций сегодняшнего дня. А Платон — это, безусловно, маяк. Ориентир. Но не более того.

Пылкий юноша, увлекшийся идеями Платона, со временем «разъяснил» этого философа и вдоль, и поперек. Но оказался «невстроенным» в систему отношений своего времени. Да, он дождался своей реабилитации в конце 80-х, в середине 90-х годов. Но опять же вспомним, это было «смутное время», когда люди, несогласные с тем, что происходит, кинулись искать ответы в различных философиях. Меньшая часть пошла к Лосеву, гораздо более многочисленная — к Чумаку и Кашпировскому.

Впрочем, сам Алексей Федорович до этого не дожил. И, наверное, слава Богу. Вряд ли ему нужна была сильная встряска и огромный каток под названием I съезд народных депутатов СССР, на котором заплевали Андрея Дмитриевича Сахарова. Доживи Алексей Федорович до этого, он вряд ли бы остался в стороне…

Обновлено 23.05.2008
Статья размещена на сайте 23.05.2008

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: