Дмитрий Сотников Профессионал

Кого из актёров все моряки-подводники готовы были носить на руках? Часть 2.

К тому времени, когда Андрей Краско вернулся из армии, Динара Асанова уже умерла. Ему удалось устроиться в Ленком, но проработал он там недолго — до тех пор, пока главным режиссером не стал Егоров.

Некоторое время он пытался устроиться хоть в какой-то театр северной столицы, но его нигде не ждали и актёр уехал в Димитровград. «Там в театре было два человека с высшим театральным образованием, из них один я. На балконе театра на втором этаже росли кусты, а внизу паслись козы», — вспоминает он.

В 1985 году Дмитрий Светозаров пригласил его на небольшую роль в своём фильме-катастрофе «Прорыв». Однако директор театра не хотел отпускать Андрея на съёмки — пришлось уволиться.

После съёмок в «Прорыве» Краско снова пытается найти работу в каком-нибудь театре, но безуспешно. А потом и вовсе в стране наступил кризис, и искусство театра и кино мало кому было нужно.

Но надо было на что-то жить, и Краско пришлось искать другие способы заработка, отличные от актёрского мастерства. В 90-е он сменил множество мест работы: шил брюки и куртки, работал на кладбище (месил раствор и делал оградки), занимался ремонтом в квартирах, практиковал частным извозом.

В середине 90-х годов Андрей работал шофёром на киностудии и благодаря этому получил довольно заметную роль в фильме «Операция с Новым годом!». Потом напрашивался на одну из главных ролей в сериал «Улицы разбитых фонарей», но режиссер утвердил его лишь на эпизодическую роль.

Настоящую известность Андрею Краско принесла роль Краснова, напарника главного героя Лехи Николаева в сериале «Агент национальной безопасности». Кстати эта роль писалась специально под Краско. Он рассказывал: «Я как-то позвонил своему приятелю-сценаристу, который писал „Агента“, и попросил придумать для меня роль. Он не раз это для меня делал, но режиссеры (сценаристы же в кино ничего не смыслят!) брали других актеров. Но здесь режиссером был Дмитрий Светозаров, у которого я уже в нескольких картинах снимался. Так и появился мой герой. Поначалу была идея сделать „агента“ героем-одиночкой. Но любому супермену все равно нужен напарник, который вовремя позвонит, появится в последний момент. И этим человеком стал я».

После выхода этого сериала актёра стали значительно чаще приглашать на роли. Он снялся в фильмах «Блокпост», «Болдинская осень», но следующим по-настоящему сильным прорывом была роль следователя Шмакова в фильме «Олигарх». Кстати, её он получил благодаря Андрею Панину. Именно он изначально был утверждён на эту роль, но у него что-то не срослось, не стыковалось по времени со съёмками в других картинах, и режиссёру пришлось срочно искать замену. Выбор пал на Краско. И не зря.

В то же время актёр становится востребованным и в театре, он играет на сцене питерского «Приюта комедианта». Вот как описывали игру актера на сцене: «Он органичен в любой ситуации, неуловим и загадочен. Он не выходит на сцену — он на ней появляется, то ли материализуясь из ничего, то ли находясь на ней всегда, просто становится заметным в нужный момент. Он никогда не суетится и, кажется, даже не торопится, словно его время отличается от времени всего человечества. Краско без всякой дудочки может заворожить и увести за собою кого угодно».

Одной из самых ярких и заметных его ролей была роль капитана первого ранга Геннадия Янычара в популярном фильме «72 метра». У Владимира Хотиненко было несколько претендентов на эту роль, но когда Краско одел морскую форму, выбор стал очевиден. После выхода фильма подводники готовы были носить актёра на руках, каждый из них хотел быть похожим на его героя. А уж сколько крылатых фраз родилось! Вот только некоторые из них, их называют краскофоризмы:

 — В русском языке есть слова, их там много, когда их составляешь вместе, получается предложение, где есть сказуемое, подлежащее и прочая светотень. И все это — великий русский язык. А ты мне что принёс? Это же былины, мамкина норка!

 — Если корову поставить на задние лапы, то оно (сердце), конечно, будет слева.

Из других фильмов:

 — Заткнись, балласт! («Особенности национальной рыбалки»)

 — Не писай в рюмку! («Особенности национальной рыбалки»)

 — Дело в том, что всем на все наплевать. И сколько ты ни заплатишь нашим людям, от этого ровным счетом ничего не изменится. Всем будет на все наплевать! Такой мы народ! («Ночной продавец»)

 — Солнце светит, небо чистое — я уже радуюсь. («Свой человек»)

 — Слава, деньги — все фуфло, главное свобода. («Свой человек»)

 — Все курите! В горах и так дышать нечем, а вы ещё и курите. Балбесы. («Сволочи»)

 — Любить — чтоб дух захватывало, а пить — чтоб лежа пошатывало. («Агент национальной безопасности»)

Вот так он и жил. Если влюблялся, то каждый раз навсегда, а если пил — то неделями без просыху. К выпивке он пристрастился ещё когда работал монтировщиком сцены, это было сразу после школы.

«Там все пили, — вспоминает актер. — Правда, долгое время я успокаивал себя и близких, что это у меня не болезнь. Я ведь могу не пить очень долго, если есть работа. Самое страшное — пауза. Во всех моих контрактах прописано, что, если приду нетрезвый, будут применены штрафы, урезаны гонорары. Бывает, что срываюсь, но очень редко. Я дорожу работой».

Спасибо ему за те роли, которые доставляли истинное удовольствие, и давайте уже будем ценить не только тех, кого теряем.

Обновлено 3.06.2008
Статья размещена на сайте 28.05.2008

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: