Владимир Рогоза Грандмастер

Как кандидат наук «по насекомым» Генрих Семирадский стал известнейшим живописцем?

Его картины, где на фоне наполненной солнечным светом южной природы разворачивались эпизоды загадочной и манящей жизни давно ушедших дней, зрители всегда ждали. Их появление на выставках становилось событием. Конечно, не обходилось без критики, живописца обвиняли в манерности, нарочитой красивости и безыдейности. Но даже самые предвзятые критики признавали несомненный талант мастера, подтверждением которого было и значительное количество всевозможных званий и наград.

Генрих Ипполитович Семирадский родился 24 октября 1843 года в украинском городке Новобелгороде (ныне — Печенеги) в семье военного врача драгунского полка. Отец и мать, поляки по происхождению, хотя и жили долгое время в России, заботились о том, чтобы сын хорошо знал и понимал польскую историю и культуру. Возможно, именно сплав культур Польши, России и Украины и помог вырасти самобытному таланту Генриха.

Детство и юность будущего живописца прошли в Харькове. Громадное влияние на его художественное становление оказал преподаватель рисования местной гимназии украинский живописец Дмитрий Безперчий, учившийся в свое время у Карла Брюллова. Даже окончив гимназию, Генрих еще несколько лет продолжал брать у него частные уроки.

Танец среди мечей К профессиональной живописи Семирадский пришел не сразу. После гимназии, по совету отца, он окончил Харьковский университет и защитил в 1864 году кандидатскую диссертацию «Об инстинктах насекомых». Но работать по специальности не стал, а отправился в Петербург, где поступил вольнослушателем в Академию художеств. Учился Генрих блестяще. Уже в мае 1865 года получил в академии свою первую серебряную медаль. А в 1866 году Совет академии принял решение о зачислении его в число штатных учеников. Учителями Семирадского стали известные живописцы Богдан Виллевальде и Карл Вениг, которые помогли ему отточить живописное мастерство. Учась в академии, Генрих «собрал» все возможные награды для учеников. А за конкурсную картину «Доверие Александра Македонского врачу Филиппу» в 1870 году получил большую золотую медаль, дававшую право на 6-летнюю стипендионную поездку для совершенствования мастерства за границу.

Первоначально Генрих обосновался в Мюнхене, где в 1872 году написал свою первую большую картину «Римская оргия блестящих времен цезаризма». Картина была благожелательно встречена на выставках в Мюнхене, а затем в Петербурге и приобретена Академией художеств для своего музея. Полученные за картину деньги позволили Генриху переехать в Рим и снять там хорошую мастерскую.

Фрина на празднике Посейдона в Элевсине Рим произвел на художника неизгладимое впечатление буйством красок, встречающимися на каждом шагу свидетельствами далеких эпох, разнообразием и яркостью типажей. Генрих полюбил этот город на всю жизнь, которую и решил провести в нем.

В Риме работалось легко и плодотворно. Уже в 1873 году он завершил работу над картиной «Грешница», которую великий князь Владимир Александрович купил за 10 тысяч рублей, сумму по тем временам громадную. Этот год вообще стал для художника знаменательным: ему присвоили звание академика, а кузина Мария Прушиньская согласилась выйти за него замуж.

Известность художника росла стремительно. Его картины с сюжетами из римской истории и мифологии пользовались большой популярностью. Итогом же пенсионерской поездки стала громадная картина «Светочи христианства», передающая трагическую историю гонений на последователей новой религии при римском императоре Нероне. Весной 1877 года картина была выставлена в Петербурге. Совет Академии художеств принял решение присвоить Семирадскому звание профессора, так как «вся его деятельность приносит честь Академии и русскому искусству». Затем картину отправили в Париж на Всемирную выставку, где художника удостоили Большой золотой медали, а французское правительство наградило его орденом Почетного легиона. Собратьям по живописи было чему завидовать: художественные академии Парижа, Рима, Стокгольма и Берлина избрали Семирадского своим членом, а знаменитая флорентийская галерея Уффици заказала художнику автопортрет, подобной чести до него удостаивались только несколько российских живописцев.

Христос у Марфы и Марии Росло не только международное признание, но и мастерство живописца. Он стал одним из первых российских художников, наполнивших свои работы живой игрой света. В его картинах «Танец среди мечей» и «Фрина на празднике Посейдона в Элевсине», которые сегодня украшают лучшие музеи России, яркое полуденное солнце и игра света и тени создают неповторимое впечатление, помогая лучше понять замысел мастера.

Взялся Семирадский и за осмысление библейской истории. Признанным шедевром стала его работа «Христос у Марфы и Марии». Сюжет картины внешне прост: на тенистой веранде сидит Христос, у ног которого расположилась юная Мария, внимающая Учителю. Но за этой простотой скрыт глубокий философский смысл, который художнику удалось мастерски передать.

Подтверждением мастерства художника стало приглашение принять участие в росписи храма Христа Спасителя. Им было выполнено четыре композиции из жизни святого князя Александра Невского и три композиции из жизни Христа: «Тайная вечеря», «Крещение Господне» и «Въезд Иисуса Христа в Иерусалим». К сожалению, сами росписи погибли вместе с храмом в 1931 году, но эскизы к ним можно увидеть в Русском музее. Работал мастер и в других соборах: Исаакиевском в Петербурге, католическом в Варшаве, протестантском в Кракове.

Похороны знатного руса в Булгаре Интересные работы были выполнены мастером по заказу Исторического музея, в которых раскрываются эпизоды жизни языческой Руси. Крупные панно «Похороны знатного руса в Булгаре» и «Тризна дружинников Святослава после боя под Доростолом в 971 году» живописец создавал на документальной основе, стремясь максимально достоверно передать дух того сурового времени.

Солидные заказы и значительные суммы, за которые продавались картины Семирадского, позволили ему построить в Риме собственную виллу с двумя большими мастерскими и купить в Польше имение Стршалкове. О собственном доме мастер мечтал давно и строил его с размахом. Получилось окруженное большим садом палаццо в греко-римском стиле. Зависть всех художников, посещавших Семирадского, вызывали мастерские. Большую парадную мастерскую живописец украсил коврами, медвежьими и тигровыми шкурами, расставил в ней старинную мебель, светильники, оружие, предметы мелкой пластики и древние вазы, разместил на стенах и на мольбертах свои картины. Рабочая мастерская, связанная с парадной мастерской специальным подъемным устройством, размещалась наверху. В эту мастерскую, где и создавалось большинство работ мастера, допускались только избранные.

По примеру богов Кроме крупных картин Семирадский написал большое количество относительно небольших малофигурных полотен, в которых мастерски отразил различные эпизоды обыденной жизни древних римлян. Действие в них, как правило, разворачивается на фоне пронизанного солнцем южного пейзажа, а все элементы одежды, предметы обихода и интерьера вырисованы с высокой степенью исторической достоверности. Семирадский считал, что художник, пишущий картины древней жизни, должен прекрасно разбираться в истории. Поэтому он был частым посетителем итальянских музеев, античных руин и археологических раскопок. С увлечением коллекционировал предметы старины.

К сожалению, художник не успел многого из того, что было задумано. Генрих Ипполитович Семирадский скончался от рака в 1902 году и был похоронен на варшавском кладбище Повонзки. Через год его останки были перенесены в краковский костел «На Скалке», где традиционно хоронили знаменитых поляков.

Обновлено 17.06.2008
Статья размещена на сайте 17.06.2008

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: