Юрий Москаленко Грандмастер

Кому из генералов удалось из 3747 ямщиков создать казачий Ямской полк?

Думаю, многие читатели «ШколыЖизни» слышали знаменитую песню Булата Окуджавы «Кавалергарда век недолог, и потому так сладок он…». Работая над фактурой этой песни, поэт наверняка изучал биографию 28-летнего генерал-майора Павла Васильевича Голенищева-Кутузова, которого государь-император назначил командиром Кавалергардского полка в 1801 году. Павел Васильевич прокомандовал полком и в самом деле недолго — уже в мае 1803 года он получил назначение в Белорусский гусарский полк, с которым храбро сражался во время осады Измаила, когда 7 июня 1807 года отбил вылазку турок из крепости, причем был ранен пулями в ногу и руку…

Дата рождения Голенищева-Кутузова вызывает у историков споры. Одни говорят, что он родился 23 июня 1772 года, другие настаивают на 1773 годе, но сути это не меняет. Какая разница, сколько ему исполнилось бы — 235 или 236 лет?! Главное — что до сих пор в Санкт-Петербурге помнят о том, что в свое время этот бравый генерал, известный своими веселыми кутежами и пристрастием к выпивке, несколько лет был генерал-губернатором российской столицы.

Седьмая вода. Зато на киселе…

Меня интересовал прежде всего один вопрос: не родственник ли он знаменитому фельдмаршалу Михаилу Илларионовичу Голенищеву-Кутузову? И если да, то кем он ему приходился? Имел ли влияние на столь быструю карьеру молодого кавалергарда?

Разыскав генеалогическое дерево Голенищевых-Кутузовых, я установил, что отец Павла — капитан-поручик Василий Голенищев-Кутузов — и в самом деле приходился троюродным братом легендарному фельдмаршалу, стало быть, и юный гусар имел какое-то отношение к Михаилу Илларионовичу. Но, вопреки расхожему мнению, участвовал в судьбе молодого человека знаменитый родич только косвенно. Его начальники продвигали Павла по службе с тайной надеждой, что их рвение не останется незамеченным сановитым родственником…

Как бы там ни было, но Павлушу еще в 9-летнем возрасте зачислили в лейб-гвардейский Конный полк вахмистром, через два года он стал уже корнетом, а в 24 года молодой человек был пожалован флигель-адъютантом к императору Павлу I. Что, впрочем, не помешало потом Павлу Васильевичу, как поговаривают злые языки, поучаствовать в убийстве своего покровителя-императора. Не впрямую, а косвенно: он арестовал своего шефа, ярого службиста императора…

Не убийца, но все же…

До сих пор как байка ходит история о том, как в 1826 году во время заседания Следственной комиссии по делу участников декабрьского восстания Павел Васильевич Голенищев-Кутузов задал вопрос допрашиваемому декабристу Николаю Бестужеву, которого обвиняли «в умысле предположенного цареубийства».
 — Скажите, капитан, как вы могли решиться на такое гнусное покушение?
Бестужев, отличавшийся хладнокровием и находчивостью, с дерзкой улыбкой произнес:
 — Я удивляюсь, что этот вопрос задаете мне вы…
Голенищев-Кутузов побледнел и смешался…

Но, кажется, мы забежали вперед…

Вернемся к осаде Измаила. После тяжелого ранения Павел Васильевич долго лечился, а потом, несмотря на все уговоры остаться в армии, все-таки написал рапорт об отставке. Произошло это 9 декабря 1807 года. А уже спустя год Голенищев-Кутузов начал снова рваться в армию, он оказался совершенно не приспособлен к гражданской жизни: спивался, гробил здоровье во время гуляний, и даже молодая жена и четырехлетний сын не стали помехой в этом размахе русской души…

2 февраля 1809 года просьба генерала была удовлетворена: его вновь вернули в свиту императора. А через год Павла Васильевича назначили обер-полицмейстером столицы. 30 августа 1810 года ему был жалован чин генерал-адъютанта.

Ямщик! Гони лошадей!

С началом Отечественной войны против французов он сопровождал императора во время его поездки в Вильно. После чего Александр I оставил Голенищева-Кутузова при штабе 1-й Западной армии, а сам уехал в столицу. Павел Васильевич участвовал в сражении при Островно, где был ранен, после чего вернулся в Петербург.

После того, как Москва была «французам отдана», император поручил Павлу Васильевичу собрать всех ямщиков, которые работали между Москвой и Вышним Волочком, и организовать кавалерийский полк для борьбы с французами. Голенищев-Кутузов с рвением выполнил это поручение. Всего он призвал под знамена нового полка 3747 ямщиков. Подавляющая их часть прибыла со своими конями, а из безлошадников была создана пешая полурота.

Ополченцы из ямщиков под руководством боевого генерала сражались отчаянно храбро. Они разбили отряд французского генерала Сансоне на реке Вопь, авангард баварского корпуса Вреде у Докшица. Войска, под предводительством Павла Васильевича Голенищева-Кутузова первыми ворвались в Кёнигсберг 25 декабря 1812 года.

А далее были сражения под Люценом, Бауценом, Дрезденом и Кульмом, после чего за отличия был пожалован 15 сентября 1813 г. в генерал-лейтенанты. За храбрость, проявленную в сражении под Лейпцигом, был награжден золотой саблей с алмазами.

13 апреля 1814 года именно Голенищев-Кутузов доставил в Петербург известие о взятии Парижа. Столичное купечество поднесло генералу на серебряном блюде кружку с четырьмя тысячами червонцев. Блюдо и кружку Павел Васильевич оставил «себе и детям на память незабвенного дня», а червонцы пожертвовал во вновь учрежденное «Сословие призрения разоренных от неприятеля жителей».

А декабристов-то не пожалел…

После войны он отвечал за военно-учебные заведения столицы, а потом, когда не стало генерал-губернатора Милорадовича, Павел Васильевич занял его пост. При советской власти его иначе, как «вешателем» не называли, ведь именно Голенищев-Кутузов руководил казнью пяти декабристов на Кронверкском валу Петропавловской крепости. Трое из них при этом сорвались с виселицы, и генерал-губернатор мог бы прервать казнь, поскольку существовал обычай, что если осужденный таким образом избегал смерти, то приговор ему отменяли. Однако генерал-губернатор без малейших колебаний дал команду: «Вешать снова!»

Бог ему судья за этот кощунственный поступок. К слову, Павел Васильевич немало сделал и для Петербурга, в частности, в период его руководства начали активно строить питерские мосты, появился прообраз будущих трамвайных рельсов, появился Каменноостровский театр. Правда, очень не любил градоначальник нашего брата, журналиста, стараясь на каждый писательский роток накинуть свой платок.

В 1830 году из-за проблем со здоровьем Павел Васильевич подал в отставку. Она была принята, а через два года император в знак заслуг Голенищева-Кутузова перед Отечеством присвоил генералу графский титул…

Окончил свое бренное земное существование наш герой 1 ноября 1843 г. и был похоронен в родовом селе Шубине Тверской губернии.

Не хочу в «кутузку»

И напоследок — десерт. Мало кто знает, что слово «кутузка» имеет самое непосредственное отношение к Павлу Васильевичу Голенищеву-Кутузову. В его бытность обер-полицмейстером Петербурга стражи порядка с особым рвением отлавливали пьяниц и нарушителей общественного порядка и доставляли в полицейский участок. С тех пор так и повелось:
 — Куда, братцы, вы меня тащите?
 — В участок!
 — Не хочу в «кутузку»!..

Обновлено 23.06.2008
Статья размещена на сайте 21.06.2008

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: