Владимир Рогоза Грандмастер

Как К.С. Бадигин открыл читателям удивительный и романтический мир? Часть 1

Вы знаете, что на службе у Ивана Грозного были морские пираты? А о том, как русичи рискуя жизнью помогали прибалтам громить Тевтонский орден, в ожесточенных сражениях Ливонской войны стремились вернуть Руси побережье Балтики, покоряли северные моря или возводили крепости на Аляске и приводили индейцев в российское подданство? Если нет, то смело открывайте книгу Константина Бадигина и отправляйтесь в удивительные путешествия вместе с его героями.

Константин Сергеевич Бадигин  Судьба самого писателя чем-то сродни судьбам его героев. Константин Сергеевич Бадигин родился в 1910 году в Пензе, но большую часть жизни провел на севере, водя суда по просторам студеных морей. Флотская романтика рано вошла в его жизнь. Да это и не мудрено, в конце 20-х годов стремление молодежи страны покорить небо и море, открыть новые месторождения и построить города в тайге, было всеобщим. В 1928 году по направлению ЦК ВЛКСМ Константин едет в Ленинград учиться в военно-морском училище имени Фрунзе.

Однако в 1929 году он отчисляется из училища и уезжает на Дальний Восток. Четкого ответа, что же произошло в тот год, я нигде не нашел. Только расплывчатые формулировки об изменившемся семейном положении. Да не так уж это и важно. Не получился из Бадигина военный моряк, зато вырос прекрасный капитан, чья слава вскоре станет всесоюзной.

В июле 1929 года Константин во Владивостоке поступил матросом на пароход «Индигирка». Мечты о море стали превращаться для него в реальность. Он постоянно в рейсах. Приходит опыт, а с ним и стремление учиться. Удивительно, но, не прекращая плавать, Бадигин за полтора года заканчивает четырехлетний курс Владивостокского морского техникума и получает диплом штурмана.

Молодой штурман почти постоянно в море, на различных судах он неоднократно пересекает Тихий и Атлантический океаны, прокладывает курс через Индийский океан и Суэц в Средиземное море, ходит вдоль Европы. Ему прочат блестящую карьеру и капитанство большими океанскими лайнерами. Но судьба Бадигина круто меняется, когда он попадает на Северный ледовитый океан. Красота севера, его неизведанность, тяжелейшие условия вождения судов, но возможность постоянно узнавать для себя что-то новое и трудиться на пределе сил покорили моряка, и он в ноябре 1933 года уезжает в Архангельск.

Отсутствие штурманских вакансий Бадигина не смущает, он идет матросом на лесовоз «Леонид Красин». Вскоре он уже третий помощник капитана на «Юшаре», а затем его переводят на такую же должность на знаменитый ледокол «Красин». А это уже определенное признание, так как в команду ледокола отбирают лучших из лучших.

В феврале 1937 года новое назначение — вторым помощником капитана ледокольного парохода «Садко», а через три месяца и старшим помощником капитана. «Садко» не стоит у причалов, он постоянно в рейсах, доставляет грузы на Землю Франца-Иосифа, участвует в научных экспедициях, пытаясь как можно дальше пробиться на север.

"Седов" во льдах Северные моря непредсказуемы и своенравны. Весной 1938 года в море Лаптевых в ледяной плен попадают сразу три ледокольных парохода — «Седов», «Садко» и «Малыгин». Начинается беспримерный дрейф. Вскоре заболевшего капитана «Седова» самолетом отправляют на Большую землю, а освободившуюся должность предлагают занять Бадигину, которому еще нет и 30 лет.

Вскоре к дрейфующим судам смог пробиться легендарный ледокол «Ермак», но освободил из ледового плена он только «Садко» и «Малыгина». Для «Седова», у которого было повреждено рулевое управление, продолжился дрейф, длившийся 812 дней. Из ледового плена судно смогло освободиться только в Гренландском море, пройдя тысячи километров по неизведанным районам Арктики. Во время дрейфа, проходившего в драматических условиях — несколько раз команда готовилась покинуть судно, которое трещало по швам, была проведена масса научных исследований. После окончания дрейфа моряков встречали как героев. Было не только общественное признание, но и высокие государственные награды, а Константину Сергеевичу 3 февраля 1940 года было присвоено звание Героя Советского Союза.

Бадигин в радиорубке "Седова" Помните по кадрам кинохроник, как Москва встречала папанинцев или Валерия Чкалова и его экипаж после перелета в Америку. Подобная встреча была и в судьбе Бадигина: переполненная людьми улица Горького, открытый лимузин, море цветов, прием в Кремле. Умели в те времена приветствовать своих героев.

Молодому, но уже прославленному капитану посыпались заманчивые предложения высоких должностей в столице. Но Бадигин был непреклонен — только на север и снова на капитанский мостик. Но с началом Великой Отечественной войны мостик пришлось оставить. В 1941—1943 годах Константин Сергеевич занимал должности командира Ледокольного отряда Беломорской флотилии, первого заместителя начальника Управления Беломорских ледовых операций, как заместитель Папанина обеспечивал перевозки в Арктическом бассейне по Северному морскому пути. Затем был капитаном теплохода «Клара Цеткин» на Тихом океане, осуществляя доставку из Америки грузов по Ленд-лизу.

После Великой Отечественной войны Бадигин категорически отказался от «береговых» должностей и остался на капитанском мостике. Всего же капитаном морских судов он пробыл в общей сложности 30 лет. Впечатляющая цифра, не правда ли?

Еще во время дрейфа на ледоколе «Седов» Бадигин занялся серьезными научными исследованиями. Любовь к науке и стремление во всем разобраться до конца сохранились у него на всю жизнь. Особенно интересовало Константина Сергеевича все, что связано в освоением российского севера. Чувствуя, что не хватает образования, Бадигин заочно окончил педагогический институт и аспирантуру, защитил диссертацию о северных русских мореходах — поморах. К этому времени он уже был известным писателем, автором нескольких книг, пользовавшихся в стране большой популярностью. Но о литературной деятельности Бадигина расскажу во второй части статьи.

Обновлено 30.06.2008
Статья размещена на сайте 29.06.2008

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Вот это судьба, вот это характер! Вспомнилось личное. Дед, до войны директорствовавший в школе, с её началом был перемещён на руководство леспромхозом (север, однако). Как война закончилась, вернулся сразу же в школу, на прежнее место. Своё место, оно и есть - своё

    Оценка статьи: 5