Юрий Москаленко Грандмастер

Про какого актера говорили: «Он был очень настоящий, без грамма фальши»?

16 июля 2007 года, ровно год назад, в одной из московских больниц остановилось сердце кумира советских женщин Михаила Ивановича Кононова. Когда в 1972 году на экраны вышел фильм «Большая перемена» многие представители прекрасного пола полюбили его героя — преподавателя вечерней школы Нестора Петровича. А мужская часть населения СССР была покорена другой ролью Кононова — в фильме «На войне, как на войне» он сыграл младшего лейтенанта Саню Малешкина. А всем вместе Кононов очень нравился в роли Алексея Бычкова из фильма «Начальник Чукотки».

…Михаил Кононов родился 25 апреля 1940 года в Москве. В самые критические дни обороны столицы зимой 1941 года его мама отказалась покидать Москву. Питались впроголодь, замерзали, может быть, из-за недостатка витаминов Михаил и остался невысоким коренастым человеком.

В школе мальчишка увлекся художественной самодеятельностью, играл в спектаклях, устраивал целые эстрадные программы. Поэтому после окончания школы он поступил в театральное училище им. М. Щепкина. Учился вполне сносно, сам факт того, что по окончанию училища его приняли в труппу Малого театра, говорит о многом. А еще его в училище заприметил знаменитый Иван Пырьев и пригласил в свой фильм «Наш общий друг».

Свой парень в доску

С тех пор Михаила влекло кино. Его типаж — простого, бесхитростного, да еще и белобрысого парня, не обремененного философскими рассуждениями, привлекал внимание режиссеров.

Лейтенант Малешкин получился у Кононова симпатичным В чем-то его герои были похожи: и Колька в «Первом троллейбусе», и Витька в кинокартине «До свидания, мальчики!» и Алешка из фильма «В огне брода нет».

Но мне бы хотелось остановиться на том, как снимался фильм «Большая перемена», который, хотя и не совсем нравился самому Кононову, но стал его звездным часом.

Все началось с повести никому неизвестного писателя Георгия Садовникова, который в свое время один год преподавал в школе рабочей молодежи, а когда ушел из нее, решил рассказать о пережитом в книжке. Она получилась в стиле социалистического реализма, хотя и очень грустная. Ну живут себе люди, учатся, у каждого свои проблемы, но и только.

Скучная и грустная история

Книга вышла в Краснодаре, а потому не сразу попала в поле зрения руководителей Гостелерадио СССР. Ее решили экранизировать только через 10 лет после появления, в 1971 году, поручив съемки Алексею Кореневу. Первым делом режиссер встретился с автором и предложил тому переписать сценарий. Не хватало в книге любовной лирики, а если не поддерживается высокий градус зрительского интереса, фильм не получится.

Садовников был категорически против что-то изменять. Коренев настойчиво «выкручивал руки». Закончилось все тем, что режиссер переписал сценарий если не от корки до корки, то изменил его основательно. Достаточно сказать, что герой Евгения Леонова у Садовникова был… женщиной! А Ганжа, которого блестяще исполнил Александр Збруев, если и уступал Нестору Петровичу в обаятельности, то совсем немного, вообще проходил у автора в одном эпизоде…

Название картины Коренев тоже изменил. «Иду к людям» — так называлась повесть у Садовникова, его не впечатлило. Однако и «Приключения школьного учителя» — тоже был не совсем удачный вариант. Можно ли назвать трудовую деятельность Нестора Петровича приключениями? Большой вопрос.

Пришлось объявлять конкурс среди съемочной группы. Приз был соответствующий — бутылка коньяка. Она досталась оператору Анатолию Мукасею, который предложил «Большая перемена». А между тем, слухи о съемках комедии об учителях дошел и до начальствующих ушей. Коренева вызвали к министру просвещения, который показал режиссеру пачку писем, в которых учителя резко выступали против того, чтобы из них делали клоунов.

Жена или роль? Жена!

Много крови режиссеру попил и выбор актера на роль Нестора Петровича. Вначале претендентов было двое: Михаил Кононов и… Андрей Мягков. Но первому не нравилось то, что ему предстоит играть учителя-недотепу, а второй усилено тянул на съемочную площадку свою супругу-актрису. В результате от услуг Мягкова пришлось отказаться, но и Кононов снимался без блеска в глазах, пока на съемочной площадке не появилось еще два претендента — Константин Райкин и Евгений Карельских. И только после этого Кононов «ожил»…

В Нестора Петровича влюбилась вся страна Премьера картины состоялась 29 апреля 1973 года. Так как фильм был четырехсерийный, его показывали по 2 мая включительно! Его успех был сравним, пожалуй, только с сериалами «Вечный зов», «Строговы» и «Семнадцать мгновений весны». Встретить кого-то на улице во время показа «Большой перемены» было проблематично. А самая большая слава обрушилась именно на Кононова.

К тому времени его уже выгнали из Малого театра, приревновав к кино. Так что он был один из немногих, кто, снимаясь в кино, не играл в театре. А его киношная жизнь растянулась на целых 45 лет.

Впрочем, в конце 80-х годов он практически ушел из кинематографа. И не потому, что не было предложений. Все, что ему ни предлагали, он считал «низкопробным материалом». Вот как говорил об этом сам Кононов: «Видите ли, я воспитан несколько по-иному — я опираюсь на заповеди, с какими наше поколение относилось к искусству. Поэтому отчаянно не снимаюсь в сериалах, которые мне предлагают. Я читаю сценарии и отшатываюсь: это что-то из области „ужастиков“! Настолько всё непрофессионально и нелепо, что я не имею права позволить себе сниматься в такой дури. Во имя своих друзей, которых уже нет в живых»…

Начальник Чукотки - из молодых да ранний Руки так и не протянул

Он уехал из Москвы, поселился в подмосковной деревне. Развел живность: кур, коз. А когда наступили «лихие времена», не стеснялся продавать овощи и фрукты, выращенные на садовом участке, возле деревенского магазина. Государство определило ему «щедрую» пенсию: три тысячи рублей!

В сказке "Финист Ясный сокол" Кононова полюбили малыши У него были больные легкие и сердце, он перенес инфаркт. Попав в больницу, остро нуждался в лекарствах, которые были ему не по карману. И тогда соседи по палате втайне от Михаила Ивановича, скидывались ему на лекарства…

Помните эпизод из книги «Двенадцать стульев», когда Киса говорит Остапу: «Воробьянинов никогда не протягивал руки!». На что Бендер отвечает: «Тогда ты протянешь ноги, старый идиот!»

Михаил Кононов так и не протянул руки. Он умер гордым и непобежденным…

Обновлено 14.07.2008
Статья размещена на сайте 12.07.2008

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: