Юрий Москаленко Грандмастер

Кого в годы войны и после нее называли мастером дезинформации?

18 августа 1918 года, 90 лет назад, в небольшом селе Зенькове, что на Полтавщине, в семье крестьянина Федора Григоренко родился младший сын, которого назвали Григорием. Время было очень сложное, власть менялась, в окрестностях действовали различные банды. Поэтому всегда нужно было держать ухо востро. Но оказалось, что это были не самые главные испытания для семьи. Когда Грише исполнилось 8 лет, умер отец. А еще позже разразился голод. Григорий выжил с трудом: когда у него опухли ноги, мама посчитала, что больше надеяться не на что. Но молодой крепкий организм победил…

После окончания семилетки Григорий решил поступить на рабфак, а оттуда перебрался на физико-математический факультет Полтавского пединститута. Через четыре года дипломированный учитель физики и математики мог приступать к работе в сельской школе. Если бы его не «перехватили» органы госбезопасности, которые держали на контроле биографию Григоренко и были уверены, что этот крестьянский парень не подведет…

Из учителей в чекисты

Случилось это в 1940 году, а в марте следующего года младший оперуполномоченный Григоренко оказался в воздушно-десантной бригаде, которая дислоцировалась в Конотопе. А спустя два месяца после начала войны, во время прорыва фашисткой маневренной группы в наши тылы, он был ранен. К счастью, его удалось спасти и переправить в госпиталь. Осенью первого военного года Григоренко перевели под Сталинград.

В начале 1942 года Григория в числе лучших оперативников командировали в Москву, где при Высшей школе НКВД были организованы трехмесячные курсы по подготовке руководящего состава для работы на освобождаемой от немецких оккупантов территории. Поскольку Григоренко ко всякому заданию относился очень ответственно, его решили оставить непосредственно в управлении, поручив организацию радиоигр с абвером.

В следующем, 1943 году, группу, в которую входил и Григоренко, перевели в Главное управление контрразведки «Смерш» («Смерть шпионам»). Всего в группу входили четыре оперативника, но именно Григоренко являлся заместителем начальника группы Дмитрия Петровича Тарасова.

Как дурили абвер?

По сегодняшним фильмам у нынешнего поколения молодежи может возникнуть ошибочное представление о действиях смершевцев. Мол, они были озабочены лишь тем, чтобы изловить как можно больше шпионов, а как только не хватало агентов абвера, хватали и своих, для массовости. На самом деле в «Смерше» было несколько направлений, где каждый отвечал за свое. Вспомним хотя бы одну из самых правдивых книг о войне — «Момент истины» («В августе 44-го»), которую написал Владимир Богомолов. Группа капитана Алехина действовала на переднем крае. А вот Григоренко непосредственно в управлении…

Но трудно сказать, чья работа была важнее. Например, настоящей проверкой для группы, в которую входил Григорий Федорович, стала Орловско-Курская операция. Еще с весны 1943 года наша разведка гадала, в каком именно месте Гитлер задумал генеральное наступление, какие силы он намечает использовать, в какие сроки. От этого зависело очень многое: промахнись советское командование, и не исключено, что под Курском и Орлом мог повториться июнь 1941 года.

Для того чтобы дезинформировать противника, с ним и велась радиоигра. Ее суть заключалась в следующем. В немецкую разведшколу под видом военнопленного засылался наш оперативник, который находил способы передать в Центр о том, какая группа и в какой район будет заброшена. К моменту приземления шпионов их уже поджидали чекисты. А потом радиста заставляли поставлять своим хозяевам ложные сведения. Как о сосредоточении сил и средств, так и о численности нашей группировки. И чем искуснее выстраивалась легенда, тем больше шансов на то, что в нее поверят.

Этих групп был не один десяток. И каждую нужно было «контролировать», не путаясь в «показаниях». Это требовало большой работоспособности. Ведь каждый прокол мог привести к разоблачению. И тогда фашисты могли ответить той же монетой и вести контригру. Вот только одна цифра: летом 1943 года велись радиоигры сразу с 17 группами вчерашних шпионов.

Подарок писателю

А всего Григоренко поучаствовал в 181 игре. Одна из таких игр Григория Федоровича была «подарена» писателю Василию Ардаматскому, который работал в то время над своей детективной повестью «Сатурн почти не виден». Причем, как поговаривают злопыхатели, писателю оставалось только запятые в тексте расставить, так все красиво было придумано…

Бог уберег «мастера дезинформации», как его называли товарищи по работе в годы Великой Отечественной войны. А после ее окончания, в 1956 году, когда Григоренко был отправлен для прохождения службы в Будапешт, во время революционных событий он попал под обстрел артиллерии, был ранен в голову и, если бы не быстрая помощь врачей, оказавших первую медицинскую помощь, его жизненный путь мог закончиться в середине 50-х годов. Но осколки, засевшие в лице Григоренко, давали о себе знать до конца жизни…

Там же, в Венгрии, Григорий Федорович близко познакомился с Юрием Андроповым, к которому пришел работать в КГБ. Это были очень удачные годы советской контрразведки. Благодаря системе, разработанной Григоренко, удалось обнаружить целую сеть глубоко законспирированных агентов. Григорий Федорович Григоренко прошел путь от подпаска до зама председателя КГБ СССР

С 1978 по 1983 годы Григоренко проходит службу в ранге заместителя председателя КГБ СССР, а последующие десять лет трудится заместителем министра общего машиностроения.

Григория Федоровича не стало 19 мая 2007 года.

Обновлено 17.08.2008
Статья размещена на сайте 16.08.2008

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: