Валентина Пономарева Грандмастер

На что способна любовь? История жизни Натальи Долгорукой

Эта удивительная женщина дорого заплатила за свое чувство. Родившись в знатнейшей семье фельдмашала Б. П. Шереметева, сподвижника Петра I, она не знала нужды ни в чем, кроме семейного тепла. Рано потеряв отца, а затем и мать, в 14 лет осталась круглой сиротой и… богатейшей невестой России.

Уже через год к ней посватался не кто-нибудь, а фаворит юного императора Петра II, Иван Долгорукий, обласканный всеми милостями и награжденный всем, чем только можно. Добавим: гвардейский офицер, блестящий красавец, весельчак, гуляка, балагур, повеса о 21 годе, о котором современники отзывались скорее отрицательно. Сватовство последовало неожиданно: знакомства прежде между молодыми не было. Но юная девушка влюбилась без памяти и с радостью дала согласие.

Княгиня Наталья Долгорукая, урожденная Шереметева На торжественном обручении присутствовал и монарх вместе с невестой своею, Екатериной Долгорукой, сестрой Ивана Алексеевича. Свадьба была назначена на 19 января 1730 г. и приурочивалась к венчанию Петра II. Внезапная смерть императора, не перенесшего подхваченную оспу вслед за простудой (ни раньше, ни позже, а как раз 19 января), в мгновение ока изменила положение клана Долгоруких при дворе. На престол взошла Анна Иоановна, а рядышком пристроился Бирон, и оба имели к этому семейству счеты.

Родные наперебой отговаривали Наталью от замужества, но она и помыслить о том не могла. В «Своеручных записках», написанных много лет спустя, она сообщала:

«Честная ли это совесть: когда он был велик, так я с радостью за него шла, а когда он стал несчастлив, отказать ему. Я такому бессовестному совету согласиться не могла, а так положила свое намерение, когда сердце одному отдав, жить или умереть вместе, а другому уже нет участия в моей любви. Я не имела такой привычки, чтоб сегодня любить одного, а завтра — другого».

Свадьба состоялась в начале апреля 1730 г. в Горенках, подмосковном имении Шереметевых. К этому времени жених уже подвергся серьезной опале, был лишен состояния и титулов. Родные и знакомые Натальи Борисовны отвернулись от нее, не желая подвергнуться риску.

А через несколько дней нарочный от императрицы доставил высочайший указ об отправлении в ссылку всего семейства Долгоруких в пензенскую деревню. На сборы отводился всего один день. Юная новобрачная не смогла понять всей серьезности положения и даже не предполагала, что уезжает из родных мест надолго.

Дорогие вещи и ценности отправила на хранение брату, а получив от него тысячу рублей на дорогу, приняла лишь четыреста, вернув остальные. Дорога была трудной. В пути приходилось ночевать и посреди чистого поля (однажды выяснилось, что на болоте).

Но до места назначения арестанты не добрались. Новый посыльный доставил указ о лишении всех орденов, следующий — заявил об изменении маршрута. Место не было названо, а находилось оно в далекой Сибири… их везли в Березов, где к тому времени уже скончалась на руках отца и Мария Меншикова, первая невеста Петра II, и сам он.

Много лет прожила Наталья с мужем в том самом доме, где отбывали ссылку Меншиковы, в условиях самых скудных, при надменном отношении местной охраны. Удивительная сила духа была в этой женщине. Она родила двух сыновей и ни разу не высказала упрека супругу, продолжавшему, насколько позволяло положение, вести разгульный образ жизни, волочиться за местными девушками, не стесняться в выражениях об Анне Иоановне.

Вот что писала Наталья Борисовна о том времени: «Мне казалось, что он для меня родился и я для него и нам друг без друга жить нельзя. Я по сей час в одном рассуждении и не тужу, что мой век пропал, но благодарю Бога моего, что он мне дал знать такого человека, который того стоил, чтоб мне за любовь жизнею своею заплатить, целый век странствовать и всякие беды сносить».

Но и это не было последним испытанием для любящего сердца. В 1738 г. по доносу Иван Алексеевич вновь был арестован и на дыбе сознался, что Долгорукие подделали завещание Петра II в пользу его сестры Екатерины. Императрица повелела колесовать И.Долгорукого. Казнь, по некоторым данным, замененная высочайшим соизволением на четвертование, состоялась в ноябре 1739 г. на Скудельничем поле под Новгородом. Вдова узнала об этом лишь через год.

Только в 1741 г. ей было разрешено вернуться в Москву. Семья приняла родственницу холодно, отчужденно. Она жила скромно, посвящая себя детям и храня верность своей единственной любви. Младший сын Дмитрий то ли с детства был болен, то ли сошел с ума от несчастной любви, но оказался не способным себя самостоятельно обслуживать, мать ухаживала за ним до самой смерти.

В 1758 году Наталья Борисовна перебралась в Киев и приняла постриг во Флоренском монастыре, став старицей Нектарией. Михаил, навещая ее, попросил матушку написать о своей жизни, чтоб хранилась память об ее подвиге у потомков. Просьбу она выполнила. Скончалась летом 1771 г.

Возле Успенского собора в Киево-Печерской лавре находится могила Н.Б.Долгорукой и ее сына Дмитрия В 1810 году «Своеручные записки» Натальи Долгорукой были опубликованы, вызвав широкий отклик в обществе. Русский поэт И. И. Козлов посвятил Наталье Долгорукой целую поэму, а Н. А. Некрасов, славя жен декабристов, последовавших за ними в Сибирь, в «Русских женщинах» написал:

Пускай долговечнее мрамор могил,
Чем крест деревянный в пустыне,
Но мир Долгорукой еще не забыл…

На что способна любовь? Зависит от силы духа и щедрости сердца, его искренности и верности.

Обновлено 14.10.2011
Статья размещена на сайте 21.08.2008

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: