Ольга Конодюк Грандмастер

Как переплелись судьбы двух ученых? Андрей Болотов и Александр Бердышев. Часть 2

Первым бытописателем ученого Андрея Тимофеевича Болотова стал молодой аспирант, впоследствии доктор сельскохозяйственных наук, Александр Петрович Бердышев. Выйдя на пенсию, Александр Петрович переехал в Тульскую губернию, чтобы жить вблизи усадьбы Болотова.

Одна из комнат дома-музея  А. Т.Болотова в Дворяниново. Бердышев считал, что Болотов с его умом мог сделать блестящую карьеру в северной столице. Но не захотел. Его тянуло родовое поместье. У Андрея Тимофеевича было множество талантов. Он стал замечательным биологом, агрономом, архитектором, художником и писателем.

Болотов мечтал передать свои знания и опыт детям. Большие надежды он возлагал на сына Павла, который с детства ходил за отцом как «хвостик», подражая ему во всем. К переменчивому настроению жены Андрей Тимофеевич давно привык. Душевный покой он находил в делах да в беседах со своей тещей Марией Абрамовной.

«Записки» Болотова, который стал Учителем для Бердышева, были для него настольной книгой. «Через 20 лет, когда Екатерины II не стало, — рассказывал Александр Петрович, перелистывая страницы его сочинений, — Болотов покинул Богородицк и уехал в Дворяниново. Сейчас дворец Бобринского восстановлен, а чтобы вновь возродить парк Болотова, нужны большие средства. Ведь в парке были пруды, павильоны, беседки, рощи».

В музее собраны копии рукописей ученого. В Дворяниново Андрей Тимофеевич встретил ХIХ век. Ему было около 60 лет. Но он по-прежнему энергичен. Болотову заново предстояло восстановить дом. Семья его разрослась, в Богородицке старшие дочери Лиза и Настя обзавелись семьями, сын женился. Богатства никакого Болотов не приобрел, работая управляющим волостями.

День ученого был заполнен делами. Вот что писал его внук Михаил: «Андрей Тимофеевич всегда вставал рано, летом он в четыре часа уже на ногах, а зимой — в шесть. После молитвы садился писать заметки в свой метеорологический журнал». Свои наблюдения за природой Болотов вел 52 года. К своим записям ученый прилагал таблицы, характеризующие «поведение» растений, птиц, животных, рыб.

Андрей Тимофеевич продолжает вести опыты на полях и в садах. Он с энтузиазмом занимается возделыванием овощных и ягодных культур, цветов. Вел ежедневные дневниковые записи, которые потом лягут в основу его сочинения «Яблочные книги». Это 8 книг и 3 обширных тома с акварельными зарисовками, где ученый описал 600 сортов груш и яблонь.

Болотов высевал клевер, который хорошо был известен в Италии. Заметив, что скот, поедая клевер, прибавляет в молоке, ученый из года в год ставит рекорды по его урожайности. Кроме этого, ежедневно принимает больных из разных волостей (в год до 2-х тысяч). Не прекратил Болотов и своих литературных занятий. Сочинения Андрея Тимофеевича насчитывают 350 рукописных томов.

Парк в Дворяниново В конце жизни Болотов стал терять зрение, потом слух. Но он хорошо двигался по комнатам дома, зная в нем каждый уголок. Стояла осень. Повсюду лежали его любимые яблоки: на столах, лавках, печи, полках… По словам его внука, Андрей Тимофеевич брал яблоки в руки, подносил к лицу, ласково их гладя и приговаривая: «Здравствуйте, милые, дорогие».

Умер Болотов 16 октября (4) 1833 года, не дожив три дня до своего 95-летия. Его жена, Александра Михайловна, с которой Болотов прожил 70 лет, мужа пережила всего на год. Могила ученого находится в селе Русятино на старом кладбище, в 2-х километрах от поместья. Все очень скромно. И памятник, и надпись на нем…

От Александра Петровича Бердышева я узнала, что через 15 лет после смерти Болотова его дом был продан. У него сменилось 10 хозяев. «Ну, а потом большевики, — продолжал рассказывать Бердышев, — разорили в Русятино церковь и погост, где был похоронен Андрей Тимофеевич. И дом сожгли».

Долгое время имение Андрея Тимофеевича простояло в запустении. И Александр Петрович Бердышев, ученый, известный селекционер, ходил по кабинетам чиновников районного, областного масштаба, рассказывая о том, как важно возродить поместье ученого Болотова. Он с присущей ему напористостью требовал строительные материалы, людей, средства. И только благодаря энтузиастам края, истинным подвижникам, по записям бывшего хозяина дома начались восстановительные работы. Приближалась знаменательная дата — 250-летие со дня рождения ученого.

Любимая березовая аллея А. Т.Болотова В 1988 году были приняты необходимые постановления правительства СССР, решения ВАСХНИЛ об организации дома-музея А. Т. Болотова. Вот как вспоминал то время Александр Петрович Бердышев: «Мне предложили должность заместителя директора музея на общественных началах. Но для меня звания роли не играли. Мне важно было, чтобы помогли поднять родовое имение Андрея Тимофеевича».

Казалось, что Бердышев многого добился. Юбилей ученого отпраздновали. Приезжали гости из Москвы, Тулы, окрестных районов, музейные работники, краеведы. «Я тогда, — усмехнулся Александр Петрович, — всем напоминал, что Андрей Тимофеевич является „отцом“ русской науки о яблонях, он создал новые сорта вишен, смородины, груш. Помидоры вырастил, а их до него никто не ел в этих местах. Картошку стали употреблять крестьяне, он сделал ее доступной для народа».

Бердышев давно жил идеей создания «Опытного музея сельского хозяйства А. Т. Болотова». Александр Петрович мечтал заняться возделыванием овощных и зерновых культур по методам ученого.

Это принесло результаты. В Дворяниново стали приезжать специалисты из Москвы, чтобы «опытное хозяйство» А. Т. Болотова возродить. Бердышеву жить бы да радоваться. В 1993 году на месте усадьбы ученого был открыт музей. Но со временем стали меняться руководители музея, в работе Бердышеву было отказано. Он понимал, что его неуступчивость многим не по нраву.

Александр Петрович хотел, чтобы Дворяниново стало центром для тех ученых, кто по-настоящему озабочен проблемами сельскохозяйственного производства в стране. Но, к сожалению, как это часто у нас бывает, эта идея многим показалась фантазией старого человека. Все чаще он слышал в свой адрес слова, что, мол, об отдыхе подумать пора. В те годы он много времени проводил в своем доме, который сам построил, продолжал работать над записями Андрея Тимофеевича, делал в своей тетрадке пометки. Или трудился у себя на участке, как он любил говорить, «колдовал»…

В один из осенних дней, а гостям он был рад всегда, мы сидели с Александром Петровичем на ступеньках его дома. Он сказал: «Я долгую жизнь прожил. На здоровье не жалуюсь. Сердце работает. Но я хочу дожить до возраста Андрея Тимофеевича, до 95 лет, а может и больше. До 100… Не верите?» Руки его были заняты работой, он обстругивал деревянные колышки.

Не хотелось мне расстраивать хозяина дома, сказала в ответ: «Доживете, обязательно доживете, Александр Петрович». Бердышев отвлекся от работы, произнес: «Андрей Тимофеевич очень весну любил. Нравилось ему, что дом у реки стоит. Река Скнига норовистая, когда половодье начинается, но рыбы в ней водится много… Рукой бери. А уж, когда сады зацветут, дома не сидит. Работает с раннего утра и допоздна. Каждое деревце обойдет»…

Эта была наша последняя встреча с Александром Петровичем. Бердышева не стало два года назад, ему было чуть более 90 лет. Похоронен он на том же деревенском кладбище в деревне Русятино, где и Андрей Тимофеевич Болотов, рядом со своим Учителем.

Думается, что не все успел рассказать людям Александр Петрович. А может и сказал, да мы не смогли услышать. Его принимали за чудака, наивного фантазера, как в свое время и Андрея Тимофеевича Болотова. Но согласитесь, что без таких людей мир скучен…

Обновлено 18.10.2008
Статья размещена на сайте 22.08.2008

Комментарии (8):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: