Юрий Москаленко Грандмастер

Какая «Буря» стоила фашистам тысячи жизней?

В сегодняшнем выпуске «Летописи войны» я расскажу вам о своем земляке, Николае Афанасьевиче Михайлашеве. Мы родились на разных берегах реки Кубань, с разницей без малого в полстолетия. Он появился на свет 19 декабря 1917 года в станице Прочноокопской, или крепости Прочный окоп, которая всегда охраняла подступы к моему родному Армавиру. И вот еще что нас объединяет: Николай Афанасьевич после окончания школы пошел работать в многотиражную газету консервного завода, и мне посчастливилось в 17 лет стать сотрудником городской газеты.

Сметливого паренька Колю чекисты заметили еще по первым его публикациям. Они были емки, но беспощадны к тем, кто нарушает трудовую дисциплину, отлынивает от общественных поручений, словом, не отдает себя без остатка служению социалистическому государству.

С Кубани в Западную Белоруссию

Так, в 1939 году 21-летний Михайлышев попадает на службу в органы НКВД, и практически сразу его отправляют в Западную Белоруссию, сначала оперуполномоченным Столинского, а затем — Ганцевичского районного отделения бывшей Пинской области. Если учесть, что в этих районах было внедрено немало вражеских агентов, думается, работы у оперуполномоченного всегда хватало.

В июне 1941 года Николай отправился в отпуск, на Кубань. Домой возвращался через Москву, в ночь на 22 июня сел в поезд Москва-Минск. Из уст проводника пассажиры услышали страшное слово: война! Михайлышев попытался добраться к месту службы в Ганцевичи, но этого сделать не удалось, в этом районе уже хозяйничали прорвавшие нашу оборону передовые отряды фашистов. Тогда Николай поехал в Могилев, куда был эвакуирован из Минска Белорусский НКВД.

Оттуда его отправили в тыл врага для организации диверсионной работы. Неразбериха была страшная, так, Николаю и его группе не досталось даже рации. Зато не было недостатка в решимости, дерзости и ненависти к врагу. Для того чтобы отряд был более мобильный, его решили разбить на мелкие группы. Кому-то везло больше, кому-то меньше. Одни погибли в первые же дни, другим удалось воевать не один год.

Три недели между жизнью и смертью

Группу Михайлашева фашисты «вычислили» относительно быстро. Чекисты были вынуждены уйти в болота, во время боя Николай был ранен в плечо и шею. К счастью, его друг Федор Лопачев не бросил командира, унес с собою. Пять дней каратели, оцепив болото, поджидали, пока эти упрямые русские не выйдут на них с поднятыми руками. Потом решили, что из-за маленькой группы нет смысла держать целый батальон. Как только гитлеровцы ослабили осаду, Лопачев с раненым Михайлашевым, ночью, вышли из болота…

Почти три недели Федор не был уверен, что его боевой товарищ придет в себя, крови было потеряно немало, а еще и медикаментов практически не было, питались подножным кормом. Но, в конце концов, молодой здоровый организм победил. Сегодня в это трудно поверить, ведь ночевать парням приходилось в лесу, населенные пункты они вообще обходили стороной, боясь наткнуться на гитлеровцев.

Эта эпопея продолжалась ровно 50 дней. Пока, наконец, чекисты не «набрели» на группу из шести красноармейцев, которые находились в Чечерском районе Гомельской области. Это и положило начало их партизанскому отряду, который в ноябре влился в более крупный отряд, под командованием секретаря Гомельского подпольного обкома партии. Как чекисту, Михайлашеву поручили организовать разведку и контрразведку.

Всего отряд насчитывал порядка 200 человек. Но он Николаю удалось убедить фашистское командование в том, что за рекой Сож действует регулярная часть Красной Армии в количестве до 3 тысяч человек. Для подтверждения «дезы» Михайлашев заказал в одном из поселков местным мастерам вырезать 4 тысячи деревянных ложек, якобы для бойцов-красноармейцев.

Партизаны из группы Михайлашева осуществляли и промышленные диверсии. Так, в ночь на 26 июля 1943 года партизаны проникли на территорию фабрики «Герой труда», точнее, на электростанцию. Заложили взрывчатку под турбины. Два взрыва прогремело, когда диверсанты были уже за пределами фабрики. Гитлеровцы остались без света.

43 вражеских эшелона

Диверсионная партизанская бригада под командованием Николая насчитывала не так уж много активных «штыков», но зато была легка на подъем. Когда началась рельсовая война, «михайлашевцы» почувствовали себя в родной стихии. Они пускали под откос один гитлеровский эшелон за другим. Что только фашисты не делали: и дрезину перед эшелоном пускали, и передвижной заградительный отряд впереди вагонов с живой силой и техникой размещали, и патрулирование ввели — все тщетно. Михайлышев так тонко разрабатывал боевые операции, что гитлеровцы не могли определить, где и в каком месте последует очередной удар.

Этот отряд Николай Афанасьевич назвал «Буря». Ох, и досадила эта буря фашистам. Только в период с апреля по июль 1944 года подрывники отряда уничтожили 43 (!) эшелона противника! Гитлеровское командование официально объявило о том, что тот, кто доставит им Колю-партизана живым или мертвым, получит награду в размере 100 тысяч рейхсмарок. Но иуды в отряде не нашлось!

За образцовое выполнение боевых задач 5 ноября 1944 года Михайлашеву было присвоено звание Герой Советского Союза. А после войны Николай Афанасьевич остался в органах госбезопасности, более 30 лет прослужил в управлении в Минске. Заочно окончил юридический факультет Минского пединститута.

В настоящее время Николай Афанасьевич проживает в г. Минске.

Обновлено 8.09.2008
Статья размещена на сайте 6.09.2008

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Игорь Васильев Читатель 15 января 2009 в 17:21 отредактирован 15 января 2009 в 17:22

    Юрий Москаленко,
    А сколько житетелей оккуптрованных территорий заплатило своими жизнями за эти эшелоны? Может быть, даже просто потому, что диверсанты забрали последние продукты? Гэбэшник воевал за свою власть, это понятно. И он знал, что за каждого немецкого солдата будут убиту десятки и сотни его соотечественников. Он воевал, как и все партизаны, прикрываясь женщинами и детьми!!!Неужели в современной России до сих пор не поняли этого? Ну, Москаденко, он, понятно, на подхвате у политруков. А Рогоза? Вы об этом никгда не задумывались? Приход КА на территорию, занятую немцами, сулил местным жителям грабежи и насилие, против которого немцы казались милыми и обходительными !!! Немцев нужно было бояться евреями комиссарам, кто хотел трудиться - для тех немцы наладили жизнь лучше, чем комуняки.

  • Легендарный человек. 43 эшелона противника - потрясающая цифра! 5

    Оценка статьи: 5