Юрий Москаленко Грандмастер

Кто стал Героем Советского Союза на следующий день после совершения подвига?

В сегодняшнем выпуске «Летописи войны» речь пойдет о человеке, который 5 дней назад, 18 сентября, мог бы отметить 90-летний юбилей. Но жизнь сложилась так, что он навсегда остался молодым. И не его в том вина…

Итак, 18 сентября 1918 года в селе Тепловка Саратовской области в семье крестьянина Василия Талалихина родился сын, названный Виктором. Поначалу ничем от сверстников не отличался, разве что тем, что был очень упорен. Одним из первых стал комсомольцем, потом, после окончания семилетки, тоже одним из первых уехал в Москву. И хотя у него не было в столице ни родных, ни знакомых, родные отпустили его не без сожаления, но с надеждой: очень уж голодно было в то время в Поволжье. Только шепнули слова напутствия на дорогу: «Государство не даст тебе пропасть. Будь честным, трудолюбивым, а за нас не беспокойся, даст Бог — выживем! А будет трудно, тоже в Москву переберемся…»

Из артистов в летчики

Виктор не стал выбирать профессию очень долго. Первым делом поступил в фабрично-заводское училище Московского мясокомбината, к тому времени вся семья была уже в Москве. После ФЗУ устроился на работу на родное предприятие. Старшие братья к тому времени уже нашли свое призвание: стали летчиками. А у Виктора было столько увлечений, что остановиться на чем-то одном он долго не мог. Например, мало кто знает, что в 1934 году Талалихин-младший в клубе родного мясокомбината попал на репетицию спектакля. Никто не решался разучивать роль старика, и тогда Виктор предложил попробовать его кандидатуру. Говорят, роль удалась!

Старшие братья, Александр и Николай, были связаны с авиацией. Так что нет ничего удивительного в том, что Виктор однажды пришел домой и сообщил родителям о своем поступлении в аэроклуб. Курсант Талалихин был головной болью для инструкторов — он всегда порывался чуточку «полихачить», стремился учебные будни превратить в праздники. От начальства ему здорово доставалось, пока однажды начальник аэроклуба не вызвал его к себе. «Свернуть шею на самолете не так уж трудно. Здесь все решают считанные секунды, чуть-чуть превысил скорость, завалился, и из штопора не вышел. Но пока есть возможность, старайтесь не перепрыгивать ни через одну ступеньку. В жизни, оно абсолютно все пригодится…»

Поверил ли в это Виктор? Думаю, да, потому что с тех пор он стал более внимателен к рутине авиационной профессии. И летал аккуратнее, и стал более терпелив. Как показала жизнь, начальник аэроклуба был прав: не всегда тот, кто перепрыгивает через ступеньки, оказывается первым наверху…

За финнов сражались гитлеровские асы

Это показала советско-финляндская война, участие в которой приняли и выпускник Борисоглебского военного училища летчиков Виктор Талалихин. Не надо думать, что финские летчики были слабы в профессиональном отношении. Пусть и неофициально, но в предвоенные годы у скандинавов было немало инструкторов люфтваффе, хотя это и делалось под покровом тайны. Но от фактов не уйдешь: если в начале боевых действий противник имел около 400 самолетов, то за время войны финны произвели 180−200 и получили из-за рубежа 344−350 самолетов с более чем 100 летчиками.

За эту войну Виктор Талалихин совершил 47 боевых вылета и лично сбил 3 вражеских самолета (еще один в группе). А однажды в ходе воздушного боя ему удалось спасти от верной гибели командира эскадрильи, рискуя собственной жизнью. «Фоккер-Вульф» (немецкий самолет на службе финнов) зашел в хвост машине комэски, но Талалихин изловчился и с помощью сногсшибательного маневра получил преимущество в высоте, что позволило ему завалить фашиста еще до того, как он успел открыть прицельный огонь по «ястребку» командира. За этот бой молодой летчик был удостоен ордена Красной звезды…

Летом 1940 года Виктор Талалихин получил долгожданный отпуск (боевые действия к тому времени уже были закончены), побывал у родителей, сходил на родное предприятие, где встречался с рабочими, вместе с которыми начинал трудовую биографию. А дальше — продолжение учебы, на этот раз он осваивает тактику ведения боя в составе звена, эскадрильи. А весной 1941 года его назначают командиром звена в 177-й истребительный авиационный полк, которым командует бывший командир эскадрильи, которого Талалихин спас над Карельским перешейком, Михаил Ковалев.

«Погибну один, а фрицев — четверо»

А спустя месяц началась Великая Отечественная война. С первых ее дней летчики майора Ковалева прикрывали столицу от налетов гитлеровской авиации. Правда, первые массированные налеты начались примерно спустя месяц после страшного июньского воскресения. А 25 июля полк открыл счет боевым победам.

Примерно в эти же дни был ранен командир эскадрильи, в которой служил Талалихин. Майор Ковалев доверил эскадрилью Виктору Васильевичу. И не прогадал: летчики отмечали, что Талалихин всегда, прежде чем отдать приказ, старается изучить все нюансы, так что на родной аэродром возвращались все летчики…

В начале августа Виктор сбил первый самолет врага в эту войну, в ночь с 5 на 6-е августа — второй. А в ночь на 7 августа он снова поднялся в воздух. На высоте около 5 км обнаружил двухмоторный «Хейнкель-111». Опытный фашистский летчик, увернувшись от первой атаки, решил уйти от «ястребка». Это был настоящий ас, чуть ли не вдвое старше Талалихина, награжден Железным крестом за Польшу. Но когда в небе встречаются два самолета, противники не знают, кто перед ними…

Талалихин бросился в погоню. Шесть раз он предпринимал попытки атаковать, но фашист уходил из-под обстрела. Наконец, когда боеприпасы оказались на исходе, Виктор принял единственное правильное решение: идти на таран!

Понимал ли он, что шансов уцелеть практически нет? Конечно. Но, как потом пояснял Виктор своим боевым товарищам: «Я решил, что в „ястребке“ я один, а в „Хейнкеле“ экипаж четыре человека. Значит, я с собой на тот свет как минимум четырех фашистов утяну…»

Но тарана могло и не состояться. За полминуты до того, как «ястребок» приблизился к фашисту, пулеметная очередь разрезала его кабину. Правую руку Талалихина обожгло пулей. Но истекая кровью, Виктор не отвернул, успел срезать винтом своего самолета хвост «Хейнкеля». «Ястребок» перевернуло вверх ногами, но даже в такой ситуации наш летчик не растерялся. Он нащупал парашют, отстегнулся от кресла и выбросился из кабины горящей машины. Уже в полете он увидел, как задымивший фашистский бомбардировщик врезался в землю…

Сам же Талалихин приземлился на болото. Жители деревни Мансурово (ныне район Домодедово) наблюдали за воздушным боем. Они видели белый купол парашюта и помогли летчику выбраться из трясины. Обогрели, перевязали рану, накормили, дали телегу, чтобы поскорее отвезти его на родной аэродром.

Талалихин, прибыв к своим, только и успел доложить о результатах боя. И тут же выпросил у Ковалева мотоцикл с тем, чтобы самому убедиться, кого он сбил. Подъехав к месту падения «Хейнкеля», он обнаружил всех четверых погибших летчиков, а также карты, на которых были помечены все объекты, которые гитлеровцы готовились бомбить в столице. Эта карта затем сыграла важную роль — практически все объекты были усилены средствами ПВО.

Не первый, а второй…

Уже 8 августа 1941 года Виктору Талалихину было присвоено звание Героя Советского Союза, как летчику, совершившему первый ночной таран. И только спустя годы стало известно, что Виктор Васильевич был… вторым. А первым ночной таран совершил в ночь на 29 июля 1941 года Петр Васильевич Еремеев, протаранивший на самолете «МиГ-3» гитлеровский «Юнкерс». Он был представлен командованием полка к ордену Ленина. Справедливость восторжествовала только спустя более полувека — 13 сентября 1995 года П. В. Еремееву посмертно присвоено звание Героя России. Возможно, все было бы иначе, но Петр Васильевич погиб в октябре 1941 года…

Впрочем, тот же октябрь стал последним в жизни и Виктора Талалихина. 27 октября 1941 года шестерка «ястребков» под руководством Виктора Васильевича столкнулась в небе с девяткой фашистских «мессеров». Силы были неравны, но уже в первые минуты боя Талалихину вместе со своим ведомым удалось сбить два самолета. Однако от атаки «мессера» сверху отважный летчик увернуться не успел. На этот раз пуля попала в голову. Талалихин потерял сознание и не успел покинуть горящую машину…

23-летний Виктор Талалихин был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. В современном Калининграде есть улица имени Героя Советского Союза В. В. Талалихина. Его подвиг не забыт…

Обновлено 25.09.2008
Статья размещена на сайте 21.09.2008

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • "Ястребок" - это не "Як"!

    К сожалению, резанула слух непростительная для автора, пишущего на исторические темы, ошибка.
    ...«ястребок» приблизился к фашисту, пулеметная очередь разрезала кабину «Яка»...
    "Ястребками" (как и "Ишачками") называли истребитель "И-16" конструкции Поликарпова. Именно на этом самолете встретил войну Виктор Талалихин, как и подавляющее большинство летчиков-истребителей Красной армии. "Як-1" конструктора Александра Яковлева был произведен к началу войны всего в количестве 425 штук и только начинал поступать в войска.
    Вначале подумал, что автор - женщина=)) - для мужчины такая техническая безграмотность не позволительна!
    Считаю, что принципиально важным является понимание читателем того факта, что уже сами по себе боевые вылеты на устаревших "И-16" против превосходящих по техническим и летным качествам немецких самолетов были ярким свидетельством мужества и героизма наших летчиков. И тараны - в тех условиях, надо правдиво признать, это еще и проявление самоотверженного отчаяния.
    Однако за внимание к священной памяти - автору спасибо, поэтому ставлю не единицу, а двойку. Надеюсь, в последующих произведениях он исправится.

    Алексей Владимирович Васильев, сын ветерана войны и историка.

    Оценка статьи: 2

    • Алексей Владимирович, спасибо за двойку. Уж поверьте, что ошибка получилась "машинальная". Можно было просто исправить. Ну да ладно. Впредь буду внимательнее. Как вы заметили - летчики моя слабость. Дело в том, что я последние 10 лет своей службы был сначала начальником отдела ВВС окружной газеты, а потом так и "доходил" до увольнения в запас в летной форме. И как меня не старались переодеть генералы, я остался в ней.
      Еще раз извините за ошибку...

  • С детства помню имя Виктора Талалихина

    Оценка статьи: 5

  • Отличная статья!
    Один маленький недостаток в названии немецкого самолёта: «Фоккер-Вульф» - скомпилировано 2 названия.
    «Фоккер» - и ныне действующая авиастроительная фирма, строившая в основном транспортные и гражданские самолёты;
    «Фокке-Вульф», в просторечии именуемый «Фоккером» - самолёт, истребитель-бомбардировщик.

    Это я по памяти, но могу найти и ссылки.

  • Как я уже сказал,

    Эти слова лишние, остальное чуток причесать и 5-рка.

    Оценка статьи: 5