Юрий Москаленко Грандмастер

Был ли подводник Александр Маринеско личным врагом Гитлера № 1?

25 ноября 1963 года, 45 лет назад, в Ленинграде после тяжелой и продолжительной болезни скончался легендарный командир подводной лодки «С-13» — Александр Иванович Маринеско. Он умирал мучительно — рак пищевода, — но все равно не терял присутствия духа. И только его третья, последняя любимая супруга Валя всегда находилась рядом. Ей досталось от всей 50-летней жизни великого подводника — год безоблачного счастья и два года тяжелой болезни…

Отношение к Маринеско никогда не были однозначным. Официальные власти в лице командующих Дважды Краснознаменным Балтийским флотом не то чтобы недолюбливали — скорее завидовали его славе. Командир дивизиона подводных лодок Александр Орел (впоследствии — командующий ДКБФ) представил Маринеско к Золотой Звезде Героя Советского Союза за уничтожение двух немецких судов «Вильгельм Густлофф» и «Генерал Штойбен», но награду понизили до ордена Боевого Красного знамени. Пояснили, мол, Герой должен быть хрестоматийным: стойким ленинцем, не иметь никакого дисциплинарного взыскания, быть образцом подражания для других.

Неудобный командир

Да, у Маринеско был ершистый характер, он всегда резал правду-матку в глаза, он был принципиален и неудобен тогда, когда кому-то хотелось словчить. Но один малоизвестный факт: после происшествия в финском городе Турку, в январе 1945 года, Маринеско хотели снять с командования подлодкой «С-13» и вообще отправить лодку в боевой поход с другим экипажем. Но экипаж подлодки «взбунтовался», отказался идти в море с другим командиром и командование было вынуждено уступить: на Балтфлоте к тому времени боеспособной была только «С-13». В поход пошел Маринеско, к которому дополнительно приставили «особиста».

Но вернемся к биографии Александра Ивановича. Он родился 15 января 1913 года в Одессе. Его отец, сын кузнеца Иона Маринеску, румын по национальности, был матросом боевого крейсера, но однажды не выдержал издевательств со стороны офицера и могучим ударом расквасил нос обидчику. Иону приговорили к расстрелу, но оказалось, что карцер в ту ночь (казнь должны были совершить на рассвете) охраняет земляк Ионы, с которым они выросли в одной деревне. Так что землячок открыл камеру, вывел Маринеску в общий коридор и подтолкнул к окну. Внизу бурлил неспокойный Дунай, чтобы выжить его, нужно было переплыть, что было дано далеко не каждому. Но это была единственная возможность не навлечь беду на голову охранника. Мол, не расстреляли, так утонул…

Иона выплыл, но навсегда покинул Румынию, прятался сначала в Бессарабии, потом перебрался в Одессу, где легче было раствориться в многолюдной толпе. Некоторое время его искали, но потом перестали, подумав, что он и в самом деле утонул.

С 13 лет в море…

Таким Александр Маринеско был в юности Маринеско-младший рос очень непоседливым, дома его удержать было очень сложно, все с пацанами, то на море, то в порту. Но втайне Иона надеялся на то, что сын пойдет по его стопам, свяжет свою жизнь с морем. Так и получилось. Уже с 13 лет учился в школе юнг, потом в мореходке. Ходил на гражданских судах, одним из помощников капитана. Однажды в штормовую погоду проявил смелость, высокое мастерство и спас сухогруз от верной гибели. Его наградили ценным подарком, чем Иона Маринеско очень гордился (он, в конце концов, румынское окончание фамилии на «у» переправил на украинское «о»).

Решение связать свою жизнь с армией далось Александру Ивановичу не сразу. И даже на курсах командного состава у него далеко не все ладилось, но Маринеско «вовремя взялся за ум» и избежал отчисления…

Войну он начал на «малютке», так называли небольшие подлодки. М-96 была вдобавок еще и тихоходной, атаковать ею большие надводные цели было весьма сложно. Во-первых, догнать что-то быстрое не представлялось возможным, а, во-вторых, после атаки удрать от противника далеко не всегда получалось. Но Маринеско был очень рисковым человеком. Свое первое судно — тяжелую плавбатарею — Александр Иванович «потопил» в августе 1942 года, во всяком случае, он доложил начальству. Но спустя четыре года, когда немцы передавали в состав Балтийского флота уцелевшие корабли, среди трофеев оказалась и эта плавбаза, которую в 1942 году удалось отбуксировать и затем отремонтировать.

Но свой первый орден — орден Ленина — Маринеско заслужил в ноябре 1942 года, когда высадил разведчиков для захвата немецкой шифровальной машины. И пусть шифровальной машины не оказалось (немцы в последний момент сменили маршрут), но сам командир подлодки действовал безупречно…

В октябре 1944 года (к тому времени Маринеско командовал лодкой С-13″) в боевом походе удалось серьезно повредить транспорт «Зигфрид», как потом оказалось, «потопленный» транспорт, как и в первом случае, так и не ушел на дно. А Александра Ивановича наградили орденом Боевого Красного знамени.

Три составляющих «атаки века»

Теперь непосредственно о событиях 30 января 1945 года. «Атака века» могла и не состояться в силу трех причин. Во-первых, если бы Маринеско не поменял «район охоты». Немецкая разведка работала очень хорошо, и, очевидно, подчиненным адмирала Деница было известно, где их поджидает морской охотник в лице лодки «С-13». Иначе чем можно объяснить тот факт, что транспорты старательно обходили ловушки. Все это показалось подозрительным для Маринеско и он сменил район, не поставив об этом в известность командование.

Во-вторых, если бы не было проявлено столько настойчивости и терпения. Скорость у «Вильгельма Густлоффа» была поболее, чем у «С-13» и наша подлодка в течение нескольких минут работала на пределе, на износ. Если бы преследование продолжилось еще минут пять — лодка бы просто вышла бы из строя.

Транспортное судно "Вильгельм Густлофф", потопленное подлодкой "С-13" В-третьих, мало кто знает, что Маринеско совершил еще один поступок, который трудно назвать дисциплинированным. Зная, что «особист» вряд ли позволит ему атаковать, как заблагорассудится, командир подлодки запер его в трюме. И вовсе не «старые грехи» были причиной того, что Александру Ивановичу не дали Героя. Он сцепился с могущественными «органами», которые и добились того, что в том же победном 1945 году, Маринеско понизили в воинском звании с капитана III ранга до старшего лейтенанта. Обратный пример: Юрию Гагарину присвоили воинское звание «майор» после космического полета, тоже минуя звание «капитан».

Есть еще один малоизвестный факт: одна из торпед, которой стреляли по «Вильгельму Густлоффу» застряла точно так же, как в 55 лет спустя, на подводной лодке «Курск». Но «С-13» повезло больше. Ее торпеду удалось извлечь, она не рванула…

Но больше всего меня поразил тот факт, что уходил Маринеско от немецких охотников по мелководью, вдоль берега. От 150 до 200 глубинных бомб сбросили немцы. Некоторые из них разорвались в непосредственной близости от подлодки. Но прочная обшивка корпуса выдержала…

Гитлер и Маринеско

Александр Маринеско - фронтовой снимок А теперь о вопросе, вынесенном в заголовок. Существует красивый миф о том, что Гитлер лично объявил Маринеско своим врагом № 1, а по всей Германии трехдневный траур по случаю гибели «Вильгельма Густлоффа» (на его борту было, по разным данным, от 5 до 7 тысяч не только военнослужащих, но и гражданских лиц). На самом деле всего этого не было: вряд ли сообщение об этом подняло бы моральный дух немцев, терпящих одно поражение за другим. И пусть этот миф красив, но он все-таки миф…

Завершить свой рассказ мне хочется зарисовкой об одной традиции. Каждый год 30 января в Музее Мирового океана собираются моряки-подводники. На столе обязателен жареный поросенок (после каждой победы на базе подлодки встречают именно так). Мы вспоминаем Александра Ивановича, его боевую службу. Герои не умирают…

Обновлено 17.11.2008
Статья размещена на сайте 14.11.2008

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: