Юрий Москаленко Грандмастер

Почему Эдгар Аллан По пристрастился к раздуванию «мистерии ужасов»? Детские страхи

19 января 1809 года, 200 лет назад, в семье актеров одного из театров Бостона Дэйвида и Элизабет По родился второй сын, которого нарекли Эдгаром. Старшего сына — Уильяма — родители отдали на воспитание отцу Дэйвида, генералу, как его называли в семье. Скорее всего, для того, чтобы сохранить ему жизнь — ведь оба актера были больны, причем практически неизлечимо: у мужа более запущенная форма чахотки, у жены — период ремиссии. Но кто-то из врачей прозрачно намекнул г-же По, что, возможно беременность поможет ей выкарабкаться из болезни, вот почему, едва родив второго сына, она опять оказалась в интересном положении.

Безотцовщина

Но беременности супруги вряд ли могли спасти Дэйвида. Он умер, а его вдова, находящаяся на четвертом или пятом месяце, не слишком стала афишировать эту смерть. За гробом Дейвида не шли восторженные поклонницы, похороны были чересчур скромны, о смерти актера не было сообщено в театре (актеры в это время находились в отпуске). Что позволило потом злым языкам утверждать, что Дэйвид просто бросил супругу. Но, скорее всего, его забрала смерть.

"Классическое" изображение Эдгара Аллана По Вдова с маленьким сыном на руках и дочерью под сердцем покинула Норфолк и переехала в Ричмонд. Для того, чтобы заработать хотя бы доллар-два, она появлялась на сцене практически до самого рождения дочери. А потом, едва родив, опять вернулась в театр, хотя каждый новый спектакль давался ей все труднее и труднее. Конечно, и театр в Норфолке, и театр в Ричмонде старались как могли поддержать больную молодую женщину. Но это все были жалкие «копейки».

Сердобольные Алланы

Но когда ей становилось чуть лучше, она брала с собой Эдгара и они вдвоем отправлялись в театр. Каждый раз они проходили мимо дома коммерсанта Джона Аллана, в котором он проживал со своей супругой Фрэнсис. За восемь лет брака г-жа Аллан так и не смогла порадовать супруга рождением ребенка, и для того, чтобы ей было не так грустно, Джон поселил в доме старшую незамужнюю сестру жены — Анну.

Одно из самых реалистичных фото Эдгара Аллана По Скорее всего, сестры и высмотрели красивую актрису со смышленым малышом. Возможно, они даже выходили из дому, зная график репетиций и спектаклей, и угощали мальчугана чем-то вкусненьким. Во всяком случае, он очень скоро привязался к Фрэнсис и Анне, которая в скором стала для него тетушкой Нэнси.

А дальше случилось то, что должно было случиться — Элизабет угасла, как свечка. Часть расходов на похороны взяла на себя Фрэнсис Аллан. Она же предложила хозяйке дома, у которой снимала комнатушку актриса, отдать ей Эдгара на воспитание. Его сестра Розали была отдана в другие руки.

Избалованный с детства

Конечно, Алланы баловали сироту. У Эдгара было все, о чем может мечтать малыш. Но было одно небольшое обстоятельство, о котором даже не подозревала его добрая фея матушка Фрэнсис. Джон Аллан не очень-то спешил сделать сироту приемным сыном. Во-первых, он верил в то, что у них с супругой еще могут родиться дети (ей было всего 27 лет, а ему на 4 года больше), а, во-вторых, втайне от супруги он уже имел двух детей от своих любовниц, и те были ему несколько ближе, чем совершенно чужой мальчуган.

Но в конечном итоге Джон не мог отказать и супруге, глядя на то, как она вьется вокруг Эдгара, буквально сдувая с него пылинки. И потом, он сам помнил свое сиротское детство. Словом, Аллан решил до поры до времени пустить все по течению, как говорят у нас: «Пускай кривая вывезет»…

Кривая вывезла еще раньше, чем можно было предположить. Еще в 1811 году, когда Джон побывал в Европе, он собирался заглянуть в свою родную Шотландию, которую покинул много лет назад без гроша в кармане. Но началась война, и поездку пришлось отложить до лучших времен. Они наступили в 1815 году, когда после заключения мира можно было отправиться в путешествие. Но тут случилось еще одно незначительное несчастье — его супруга повредила ногу…

На родине приемного отца

Между тем, Эдгар где-то к пяти годам научился читать, но больше всего любил слушать различные истории, которые обычно рассказывали долгими вечерами у камина. Его чернокожая служанка почему-то любила жуткие кладбищенские истории, причем ее рассказы буквально леденили душу мальчишки. Оказавшись однажды во время поездки к родственникам мамаши Фрэнсис на дороге, пролегающей мимо кладбища, шестилетний Эдгар едва не потерял сознание от страха. И этот липкий страх остался с ним на всю жизнь, как бы тщательно он его не прятал.

Даже иллюстрации к произведениям По вызывали смешанные чувства А дальше в жизни Эдгара произошли перемены. В Шотландии, куда семья Алланов приехала, Джон решил отдать мальчика в деревню к своему дядюшке. Здесь мальчику не очень-то нравилось, так как он привык к другому ритму жизни. Не в восторге маленький По, которого знали в то время под фамилией Аллан, остался и от школы. То, о чем ему рассказывали здесь, он уже давно знал, так как уже бегло читал и довольно грамотно писал. Своенравный Эдгар сделал все возможное для того, чтобы своим непредсказуемым поведением и буйным нравом заставить новых родственников отправить его обратно в Лондон. Для начала. Потому что, по правде говоря, мальчик не прочь был вернуться в Америку, где ему было куда интереснее.

Он добился своего, но наполовину. В Лондон его вернули, но лишь для того, чтобы разгневанный Джон отправил Эдгара в частный пансион, где он начал постигать азы многих наук, так как это был довольно дорогое учебное заведение, и преподавателей приглашали соответствующих. Правда, спустя год его перевели в другой пансион, где директором был очень разносторонне развитый отец Джон Брэнсби. Последний гораздо позже был очень разочарован тем, что Эдгар без изменения имени и фамилии поместил его в один из своих рассказов. Но нет сомнения, что отец Джон выделял его среди многих других своих воспитанников.

Возвращение в Ричмонд

Но по большому счету, годы, проведенные в Англии, не продвинули Эдгара ни на шаг на стезе литературы. Хотя и дали богатый запас впечатлений, тем более соприкосновение с отличным от Америки образом жизни. Возможно, будущий литератор и не вернулся бы в США, если бы не дела Джона Аллана, который оказался на грани банкротства. Пришлось возвращаться в Ричмонд…

Карикатур на классика мистического детектива хватало и при жизни, и после смерти Здесь Джон определил Эдгара в «Английскую классическую школу», и здесь впервые подросток столкнулся с таким понятием как преподавание литературы. С другой стороны, Эдгар с малых лет гораздо комфортнее чувствовал себя в обществе девочек, а потому он решил поразить новых подружек своим поэтическим даром. Его одноклассники стали замечать, что их товарищ часто уединяется в комнате и сочиняет стихи. Большая их часть посвящалась воспитанницам пансиона, в котором содержалась его сестра Розали. Более того, Эдгар неплохо рисовал и помимо стихов посвящал девушкам карандашные наброски.

Из князи в грязи…

Он пользовался большой популярностью, но когда ему исполнилось 17 лет, судьба сделала резкий крен от богатства к бедности. Дело в том, что Эдгар не на жизнь, а насмерть поссорился с Джоном Алланом. Одни говорят, ему не хватало денег, и он подделал векселя приемного отца. Другие утверждают, что в пьяном виде наговорил гадостей. Третьи уверены, что однажды он в подпитии замахнулся палкой на Аллана. Как бы там ни было, но Джон указал на порог будущему литератору.

Пришлось избалованному Эдгару уходить из дому и начинать жизнь с нуля…

Обновлено 19.01.2009
Статья размещена на сайте 10.01.2009

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: