Владимир Рогоза Грандмастер

Как Александр Лактионов завоевал любовь зрителей одной картиной?

15 марта 1972 года ушел из жизни Александр Иванович Лактионов, многие годы даривший людям радость от общения с прекрасным. Не все в его творчестве было однозначно, были успехи и неудачи. Но главное, в его жизни была искренняя любовь зрителей.

Лактионов был художником разноплановым, ему хорошо удавались и жанровые картины, и портреты, и пейзажи. Собственно, ему бы хватило и одной картины, чтобы навсегда остаться и в истории живописи, и в истории страны. Когда его полотно «Письмо с фронта» в 1947 году появилось на выставке, произошло удивительное событие, которого давно не знала русская живопись. На большую выставку многие зрители приходили ради одной картины. Ей было посвящено более половины записей в выставочной книге отзывов. Вскоре картина заняла место в Третьяковской галерее, художник получил за неё Сталинскую премию, а её репродукции разошлись по всей стране, сделав имя Лактионова широко известным.

Письмо с фронта Путь к успеху был для Александра Лактионова не легок. Он родился в простой рабочей семье в Ростове-на-Дону 29 (16) мая 1910 года. О своем детстве он впоследствии писал: «Отец мой был кузнец, мать — прачка. Любовь к рисованию появилась у меня рано. Эту любовь всячески поощрял и развивал мой отец». В голодной и холодной послереволюционной России мальчик с увлечением учился живописи. Его не увели в сторону всякие модные изыски в искусстве. Видимо, он в те годы особенно и не интересовался ими, так как его всегда влекла классическая живопись. Он любил рассматривать репродукции в старых дореволюционных журналах, мечтая о том времени, когда и сам сможет оживлять красками холст.

Мальчику повезло, с ним стал заниматься прекрасный художник-педагог А. С. Чиненов, который еще в 1914 году открыл в Ростове-на-Дону школу рисования и лепки, дававшую начальное художественное образование. Видимо, педагог был, как говорится, от Бога, не зря Лактионов вспоминал о том времени: «Три года обучения в школе пролетели, как светлый сон». Знаний, которые Александр получил у Чиненова, хватило, чтобы в 1932 году поступить в Академию художеств, где он проучился 12 лет, так как, закончив обучение с отличием, был сразу же зачислен в аспирантуру.

Ночью... (Исаак Израилевич Бродский незадолго до смерти) Лактионов учился в интереснейшее время. Вы можете себе представить, что ректор академии, а им тогда стал прекрасный художник Исаак Бродский, разрешил студентам с любого курса снова переходить на первый, чтобы профессионально учиться живописи. Это не случайно, пришла пора от революционности и различных «измов» в живописи переходить к настоящему искусству. Именно благодаря Бродскому многие товарищи Лактионова по Академии (Алексей Грицай, Юрий Непринцев, Петр Белоусов) выросли в прекрасных мастеров, чьими полотнами уже много десятилетий восхищаются зрители.

К сожалению, в 1939 году Бродский тяжело заболел и умер. Сохранилась небольшая картина Лактионова, на которой он изобразил своего учителя за несколько недель до смерти. Вглядитесь в неё: свет лампы выхватывает из полумрака фигуру тяжело больного человека, понимающего, что конец близок, и ждущего его со спокойствием и тихой грустью. Эта картина, написанная незадолго до начала войны, работа уже не ученика, а зрелого мастера.

Войну Лактионов встретил в Ленинграде. Строил укрепления на подступах к городу, тушил «зажигалки» на крышах, рисовал антифашистские плакаты. Из блокадного Ленинграда выехал в Самарканд, куда в эвакуацию была вывезена Академия художеств.

Эскиз к картине "Письмо с фронта" В начале 1944 года Александр Иванович переехал в Загорск (Сергиев Посад), где приступил к работе над новыми произведениями. Любопытно, что здесь он написал «Автопортрет в рубище», выполненный в стиле старых испанских мастеров. Видимо, это была своеобразная проба кисти, так как зрители увидели его только после смерти художника. Здесь же началась работа над главной картиной живописца «Письмо с фронта».

Обычно зритель видит окончательный вариант картины, но крайне интересно посмотреть эскизы и наброски, понять, как мастер подбирает типажи, выстраивает композицию, ищет световые решения. Обратите внимание на эскиз знаменитой картины. В нем уже ухвачена общая композиция, но только две фигуры заняли свои места, где и останутся практически без изменений. Задний фон тяжеловесен и давит на зрителя, явно не хватает света. Много и других любопытных деталей, от которых художник впоследствии отказался или существенно их изменил. Этот эскиз дает зримое представление, в каких творческих поисках рождается талантливая картина.

Тишина Работая над «Письмом с фронта», Александр Иванович не ставил перед собой каких-то сверхзадач. Впоследствии он скажет: «В этой картине мне хотелось показать столь понятное каждому советскому человеку чувство радости от получения письма, изобразить советскую семью, горячо переживающую события на фронте и радующуюся успехам советских воинов».

После успеха картины «Письмо с фронта» в жизни Лактионова многое изменилось. Последовали награды и избрание в члены Академии художеств. Но главное, от него теперь ждали только талантливых работ и смотрели на них с точки зрения соответствия уровню «Письма». К сожалению, у художника бывали и неудачи, одной из них стала картина «Вновь я посетил…», посвященная Пушкину. Но затем последовала серия прекрасных портретов и пейзажей.

За вышиванием. Картина написана пастелью Мне, например, очень нравятся его пейзажи. Они полны солнечного света, кажется, что в них даже струится от жары воздух. Возможно, в них чувствуется отголосок Средней Азии и картин Павла Бенькова, которые там видел Лактионов. Интересно, как сам автор описывает рождение картины «Тишина», сюжет которой он подсмотрел в Паланге. «Летом 1958 года посоветовали нам друзья отправиться на берег ласкового Янтарного моря в маленький литовский городок Палангу. Приехал, поглядел кругом себя и опешил: не ожидал увидеть в миниатюрной Прибалтике такой могучей, девственной природы. Дивная зелень, дивное доброе солнце. Дома оно не всегда балует нас, грешных. Вот в этих тенистых рощах-парках я и подглядел сцену, которая меня глубоко взволновала. Вечная тема — мать и дитя. В этом пейзаже мне хотелось показать спокойную радость, счастье, тишину. Надеюсь, что эта простая тема найдет себе дорогу к сердцам, которым дороги мир на земле и счастье детей».

Лактионов не только любил и глубоко изучал картины старых мастеров, но и старался перенимать некоторые их методы живописи. Так, он часто применял сложную технику смешанного письма темперой и маслом. Сам изготавливал краски, руководствуясь старинными рецептами. Делал специальный грунт для работы пастелью, что позволяло сделать картину более долговечной.

Художник много и плодотворно работал, создав немало прекрасных картин. Несмотря на широкую известность, его жизнь не была легкой. Искусствоведы любили, да и теперь любят упрекать Лактионова в различных изобразительных грехах. Но зрителям многие его работы нравятся, потому что они добры и искренни.

Обновлено 14.03.2009
Статья размещена на сайте 11.03.2009

Комментарии (17):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Наверно, самый частый штамп, который приклеивали, что, мол, Лактионову - "лакировщик"...

    Оценка статьи: 5

  • Это не случайно, пришла пора от революционности и различных «измов» в живописи переходить к настоящему искусству. Не стоило бы так писать. Это нехорошая фраза, очень. Тем более что вроде как время описываемое - 1932 год - смутно намекает, что есть настоящее искусство. Кроме которого официально в стране советской ничему другому быть не полагалось.

    Конечно, это может быть личное отношение. Личное неприятие какой-то художественной манеры. Но к чему это демонстрировать здесь, в биографическом очерке?

    Важно отметить вот что. В тексте вроде бы противопоставляется выучка рисовальщиков-живописцев - чем-то "изменному". Как будто оппоненты этих соцреалистов были неучами!

    Художники, исповедовавшие "измы", между прочим - кто свалил за рубеж, кто ушел в подполье, кто погиб либо морально, либо физически - но они все имели все ту же прекрасную выучку! Они были отличными художниками, вплоть до беспредметников. Только вот заказ исполнять не могли. Художниками они были, а не солдатами партии.

    И неправда, что "Его не увели в сторону всякие модные изыски в искусстве". Владимир, это ведь не мода, это такая жизнь искусства. Это не изыски. Настоящий художник ведь не выбирает манеру, стиль, в котором будет работать. ЭТО находит его само. Нормальный художник, увидев нечто новое - просто не в состоянии пройти мимо и не попробовать.

    Лактионов - не мог и не стоял в стороне от художественной жизни мира. Его ранние работы смотрел Бенуа - и отмечал отличный рисунок и живописное влияние Репина и Серова. А то, что оба эти художника были впечатлены, например, импрессионизмом - общеизвестно. Лактионов, кроме как у Бродского - учился у Грабаря - классический наш импрессионист.

    Как раз это самое "интереснейшее" время - 32-й год +12 лет учебы и аспирантуры - это время мощного давежа на людей творческих, время политзаказа, следования линии партии, время репрессий (и слава богу, что Бродскому, пережившему 37-й, удалось умереть до 48-го и 52-го!).

    По большому счету, особой удачи художника в этом самом "Письме" нет. Есть - то, что я бы назвала журналистикой. Попал на жилу. Таков был соцзаказ. Он сыграл на чувствах людей, которые видели за изображенным каждый - свое - и выиграл.

    Портрет "в стиле" - хе, когда художник пишет "в стиле", он вроде бы должен выйти на свое в том стиле, он себя должен найти. И находит.

    Мне другие его портреты нравятся. В частности, с семьей - такой многозначный, такой по репликам, по цитатам - даже постмодернистский ))

    • Люба, вы правы "Настоящий художник ведь не выбирает манеру, стиль, в котором будет работать". Но настоящий художник перед этим учится в уч.заведении или самостоятельно. Обладая школой, он начинает искать свой путь в искусстве. Подобная ситуация нормальна.
      В тот период возникла пародоксальная ситуация, когда многие молодые художники просто не умели рисовать, не знали элементарнейших основ живописи. Для того, чтобы написать "Сеятеля облигаций", как это сделал Остап Бендер на пароходе, школа и не нужна.
      Бродский, придя в Академию был потрясен навыками и знаниями студентов старших курсов, поэтому и разрешил переводиться на младшие курсы, чтобы учиться рисовать.

      • Хы! Не умели рисовать! Господь с вами, Владимир! Основ живописи не знали! Что вы такое говорите!

        читать дальше →

  • не ставил перед собой каких-то сверх задач - что ж не слитно-то - сверхзадач?

  • Комментарий скрыт
  • Комментарий скрыт
  • Владимир, порадовали еще одной интересной статьей. 5!

    Оценка статьи: 5

  • Порой одной картины хватает для того, чтобы остаться в истории...

    Оценка статьи: 5