Владимир Рогоза Грандмастер

Почему Павла фон Дервиза в Ницце называли русским Монте-Кристо?

В Ницце и в наши дни живет память о богаче-меценате со странной для русского фамилией фон Дервиз. Его именем в городе названа улица, имя Дервиза носит школа, которую он когда-то построил и содержал на свои средства.

В Ницце Павел Григорьевич Дервиз появился, когда уже отошел от дел. Поэтому любопытные горожане долго не могли узнать, откуда у русского Монте-Кристо, так они стали между собой величать богача из далекой России, такие громадные средства, которые он не скупясь тратит на городские нужды и помощь бедным. Им было трудно представить, что в начале карьеры Дервиз, кроме дворянской приставки «фон» и страстного желания преуспеть, не имел за душей ничего.

Родился Павел в 1826 (по другим сведениям в 1823) году в небогатой дворянской семье в Тамбовской губернии. Собственно, и дворянство-то у семьи было относительно недавнее, его предок Дервиза, приехавший в Россию из Гамбурга и носивший фамилию Визе, получил от российского императора. Причем, ему было позволено прибавить к фамилии дворянскую приставку «фон» с артиклем «дер». Так что, правильно фамилия должна была звучать фон дер Визе. Но фамилия вскоре русифицировалась, присоединив к себе «дер» и потеряв окончание.

Отцу удалось определить Павла в частный петербургский пансион, давший юноше хорошее воспитание и знания, достаточные для поступления в Училище правоведения, которое Дервиз окончил с золотой медалью. Чиновничью службу он начал на небольшой должности в Сенате, затем состоял при военном ведомстве, занимаясь снабжением армии провиантом в период Крымской войны. Должность была, как тогда говорили, «хлебная», но Дервиз дорожил честным именем и в махинациях не участвовал. А по окончании войны перебрался в Москву, где вскоре занял должность секретаря правления Общества Московско-Саратовской железной дороги.

Прибытие первого поезда в Сергиев Посад в 1862 году В это время Общество МСЖД находилось в глубоком кризисе. Его акции на бирже не котировались, деньги кончались, рельсы удалось проложить только до Коломны, впереди брезжил полный крах. Энергичный и хваткий секретарь, быстро завоевавший доверие акционеров, попытался привлечь в руководство ОМСЖД маститых железнодорожных чиновников, но безуспешно. Тогда Дервиз решился на смелый шаг, предложив себя в председатели правления. Его поддержали, да собственно и выбирать-то было не из кого.

Молодой председатель стал действовать энергично и жестко: «выдавил» из правления всех «почетнозаседающих», заменив их толковыми чиновниками, добился повышения государственных гарантий на акции, возобновил строительство пути. А затем и вообще распустил ОМСЖД, создав вместо него Общество Московско-Рязанской железной дороги, взявшее подряд на строительство дороги от Коломны до Рязани. Новому обществу перешли долги и акции старого, но это не пугало Дервиза.

Вот здесь и началось самое интересное — Дервиз придумал гениальную схему, позволившую ему и дороги строить с поразительной быстротой, и самому за несколько лет стать миллионером, причем, ничего не воруя у государства, а только пользуясь его поддержкой.

В.В. Пукирев. Строительство железной дороги. 1871 г. Схема, придуманная Дервизом, была проста, как и все гениальное, но действовала безотказно. Предприниматель заключал с государством договор (концессию) на строительство частной железной дороги с последующий её передачей государству. Смета подряда на строительство умышленно завышалась до максимально допустимого разумного предела, на эту сумму выпускались акции и облигации, гарантом получения дохода по которым выступало государство. Часть акций оставалось в правлении дороги, а практически в безраздельном владении Дервиза, становившегося учредителем общества по строительству и эксплуатации дороги, которая через определенный срок должна была перейти в собственность государства. Облигации же по пониженной цене размещались за границей. Гарантии правительства России ценились высоко, поэтому реализация недорогих облигаций проходила быстро.

Денег, полученных от продажи акций и облигаций, с лихвой хватало для строительства, если им занимались толковые исполнители, а людей подбирать Дервиз умел. В короткий срок дорога вводилась в строй, начиная приносить солидный доход, позволявший полностью рассчитаться с владельцами облигаций и выплачивать доходы по акциям. Государство, не затратив ни рубля, только рискнув своим добрым именем, получало прекрасную железную дорогу, а акционеры — солидный доход.

К.А. Савицкий. Ремонтные работы на железной дороге. 1874 г. За короткий срок Дервиз построил дорогу до Рязани, затем до Козлова. Получил выгоднейший подряд на Курско-Киевскую дорогу, на сооружение которой у него ушло всего два года. За несколько лет он сколотил солидный личный капитал. Естественно, что разработанной им схемой стали активно пользоваться в России. Количество «прилипал», стремившихся получить доход на железнодорожном строительстве, росло как снежный ком. До неимоверной высоты взлетели взятки и откаты. Не дремали и недоброжелатели Дервиза.

Очередную концессию на дорогу от Козлова до Воронежа Дервизу не дали. Бороться с чиновниками предприниматель не захотел, считая, что доброе имя и здоровье дороже. Павел Григорьевич отошел от дел, продолжая вкладывать относительно небольшие деньги только в проекты, которые считал беспроигрышными.

Обладая громадными средствами, он стал жить по принципу «пройдет жизнь, но не пройдет добро, ею посеянное», который сам и сформулировал. Дервиз активно занялся меценатством. Выделял деньги на строительство школ, построил в Москве прекрасную детскую больницу, получившую имя святого Владимира (в советские времена её переименовали в Русаковскую). В больнице 100 кроватей было зарезервировано для сирот и детей бедных родителей. Только за одно это ему можно ставить памятник. Кстати, проект больницы получил высшую оценку на Парижской выставке 1876 года.

Троицкий храм при Владимирской детской больнице Уехать из России Дервиза заставили семейные обстоятельства. Тяжело заболела дочь, пришлось перебраться в место с мягким климатом и хорошими европейскими врачами «под боком». Так и появился в Ницце русский миллионер, считавший, что надо делать добро и для того места, где живешь хотя бы временно.

В Ницце Павел Григорьевич приобрел 11 гектаров земли и построил на них прекрасную виллу, поражавшую современников красотой. Он гордился, что виллу для него строили русские. Местным строителям и подрядчикам он не доверял, говоря, что его Вельрозе — «памятник и русской архитектуре, и русскому богатству».

К сожалению, старания европейских медицинских светил не помогли спасти жизнь его любимой дочери Варвары, скончавшейся в 16 лет. Отец захотел похоронить её в России, но в пути его сердце не выдержало, Павел Григорьевич скончался.

Супруга похоронила Павла Григорьевича фон Дервиза и дочь на территории больницы святого Владимира при построенной ею церкви, которая сохранилась до наших дней. В советские времена церковь переоборудовали, куда делся прах Дервиза и его дочери — неизвестно. В 1995 году Троицкая церковь вновь была освящена.

По созданным Дервизом железным дорогам идут поезда, в построенных на его деньги школах и больнице учат и лечат детей. Живет память о русском предпринимателе и меценате, который искренне считал, что «пройдет жизнь, но не пройдет добро, ею посеянное».

Обновлено 10.05.2009
Статья размещена на сайте 8.05.2009

Комментарии (15):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: