Владимир Рогоза Грандмастер

Почему зрители считали, что художник-баталист Франц Рубо «оживляет минувшие сражения»?

15 (3 по ст. стилю) июня 1856 года в многоязычной, прокаленной солнцем Одессе в семье небогатого французского коммерсанта Алекса Рубо родился мальчик. Францу, как в честь деда назвал его отец, уготовано было торговое поприще, но судьба распорядилась иначе. Вместо коммерческого училища юноша оказался в Одесской рисовальной школе Общества изящных искусств. Талант будущего баталиста был замечен, и с 1878 года он продолжил учебу в Мюнхене в Королевской Баварской академии художеств.

Мюнхен того времени был признанным центром батального искусства. В нем находились мастерские В. Каульбаха и К. Пилоти, здесь создавали свои полотна Т. Горшельт, совершивший с российскими войсками походы на Кавказ в 1858−63 годах, известные русские баталисты А. Г. Коцебу и В.В. Верещагин. Художественная среда Мюнхена, в которую все больше проникали живительные идеи реализма, оказала на формирование мастера большое влияние.

Атака запорожцев в степи. 1881 г. Уже первые картине Рубо: «Отряд арабов», «Атака запорожцев в степи» показали, что он окончательно остановил свой выбор на батальном жанре. Несовершенство ученических полотен в композиции и колорите художник компенсировал умением передать динамизм и разнохарактерность атакующих всадников, связать боевой эпизод с пейзажем.

Ранний период творчества художника связан с Кавказом и Средней Азией. «Рубо, иностранец по родителям и русский по месту рождения и первоначальному образованию, отлично изучил наш юг. В особенности силен в воспроизведении кавказских типов, он с ними сроднился», — писал историк Б. С. Кривенко, следивший за развитием мастерства художника. Путешествия по Кавказу и Средней Азии завершились созданием цикла батальных полотен, которые принесли автору широкую популярность.

Ахульго. 1888 г.  В восьмидесятых годах XIX века он получил правительственный заказ на серию больших картин для созданного в Тифлисе военно-исторического музея, названного «Храмом Славы». Рубо снова отправился на Кавказ, осмотрел места былых сражений, внимательно изучил этнографические источники, скрупулезно подбирал типажи и сделал массу зарисовок пейзажей, оружия, костюмов. Тенденциозность официального заказа, в котором перечислялось, что обязательно должно быть отражено на картинах, сковывало творческие возможности мастера, и он написал несколько небольших картин «для души». На них сдерживают коней кубинские казаки, готовятся к набегу чеченцы, гарцую воинственные курды, молятся перед боем воины Шамиля — идет обыденная жизнь воинственного Кавказа.

За десять лег кропотливого труда художник создал восемнадцать больших картин для музея. Серия охватывает период с июня 1722 года, времени вступления войск Петра I в Тарки, до марта 1885 года — сражения на реке Кушке. На его картинах, где в смертельной схватке сходятся большие массы воинов, главными героями становятся не полководцы, а простые солдаты и офицеры, казаки и ополченцы. Они штурмую крепости, яростно рубятся в поединках с горцами, погибают или побеждают противника.

Художник стремился отобразить масштабность боевых событий, их героический пафос, но для этого в обычных картинах ему явно не хватало пространства. В поиске новых форм Рубо начал изучать практику создания панорам и диорам. В панораме его привлекала возможность не просто передать крупномасштабные исторические события, но и сделать зрителя как бы их участником.

Фрагмент панорамы «Штурм аула Ахульго» Над своей первой панорамой «Штурм аула Ахульго», изображавшей взятие русскими войсками считавшейся неприступной резиденции Шамиля в Дагестане, художник работал за границей. В 1891 году он показал её в Мюнхене, после чего получил от Баварской академии художеств почетное звание профессора. Затем панорама с успехом демонстрировалась в Париже. А в 1896 году была представлена в Нижнем Новгороде на Всероссийской художественно-промышленной выставке, где для неё построили специальное здание.

Панорама была тепло принята российскими зрителями, удостоилась благожелательных отзывов в прессе. «Петербургская газета» 28 мая 1896 года, подчеркивая создаваемую панорамой иллюзию действительности изображенных событий, писала: «Как нарисовано! Сколько знания, таланта и вкуса».

К сожалению, судьба талантливого произведения сложилась трагично, из-за плохого хранения 100 метровое полотно сильно пострадало. Сегодня зрители могут увидеть только его отдельные фрагменты, экспонирующиеся в Дагестанском музее изобразительных искусств в Махачкале, а также этюды и подготовительные эскизы.

Фрагмент панорамы «Оборона Севастополя» Новым этапом в творчестве мастера стала панорама «Оборона Севастополя». Над ней Рубо работал в 1901—1904 годах. На огромном, 14 на 115 метров, полотне изображен бой утром 6 июня 1855 года, когда русские войска отбивают очередную атаку англо-французской армии. Зритель, находясь на вершине Малахова Кургана, видит всю панораму боя: стойкость солдат Суздальского, Якутского и Селенгинского полков, слаженность и презрение к смерти расчетов артиллерийских батарей, яростную рукопашную схватку за батарею Жерве, самоотверженность военных медиков, уверенность и решимость руководящего обороной адмирала Нахимова.

По свидетельству современников, новая панорама Рубо потрясла зрителей, заставила по-новому взглянуть на историю. Пользующийся авторитетом в среде художников профессор П. П. Чистяков, осмотрев панораму, заявил, что «это искусство большое, сильное и красивое, это искусство будущего». А в одной из газет даже написали, что художник «своим талантом оживляет минувшие сражения».

Ф. Ондрушек. Портрет Франца Алексеевича Рубо Вершиной творчества мастера стала созданная им в 1910—1912 годах панорама «Бородинская битва». В ней Франц Рубо средствами художественной выразительности раскрыл «дух российского воинства», высокий патриотизм и стойкость простых солдат. В панораме два композиционных центра — кавалерийская схватка у батареи Раевского и отражение русской пехотой у деревни Семеновское атаки тяжелой французской кавалерии.

Художник не случайно выбрал эти эпизоды Бородинской битвы. В яростной схватке у батареи Раевского решалась судьбе битвы. У французов появилась реальная возможность прорвать оборону в центре русских позиций, но мощную атаку вестфальской, саксонской и польской кавалерии приняли на себя русские кирасиры, новороссийские и киевские драгуны. На панораме отражен кульминационный момент кавалерийской атаки. Еще ни одна из сторон не имеет перевеса, но по ожесточенной решимости, с которой врубаются в ряды противника русские кавалеристы, чувствуется, что этот бой будет за ними.

У деревни Семеновское каре гвардейских Литовского и Измайловского полков насмерть стоят против кирасир Нансути, давая возможность привести в порядок отошедшие полки армии Багратиона, потерявшей своего командующего. Видя самоотверженные действия русской пехоты, понимаешь, что и на этом участке противнику прорваться не удастся.

Внимательней зритель увидит на панораме многих известных участников великой битвы, ощутит небывалый размах и ожесточенность сражения, в котором решалась судьба войны.

Вкладывая громадный труд в создание панорам, Франц Рубо не оставлял и станковой живописи. В этот период с успехом проходят несколько его выставок. В Академии художеств он возглавляет батальную мастерскую, вырабатывает собственную педагогическую систему обучения художников.

Перед первой мировой войной Франц Рубо уехал за границу на лечение. Начавшаяся вскоре война, а затем и революция не позволили ему вернуться на родину. Прошли десятилетия. В 1928 году почти забытый соотечественникам скончался в Мюнхене Франц Алексеевич Рубо. Но дело, начатое первым создателем российских панорам, подхватили его ученики: Н. С. Самокиш, М. Б. Греков, М. И. Авилов, Г. Н. Горелов, П. С. Добрынин. И сегодня панорамы и диорамы, созданные учениками Франца Рубо, помогают нам глубже узнать и понять героическую историю Отечества.

Обновлено 9.07.2014
Статья размещена на сайте 9.06.2009

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: