Марк Блау Грандмастер

«Астория». Какова её история?

В 1912 году в Петербурге на Исаакиевской площади была построена новая гостиница по проекту известного петербургского архитектора Федора Лидваля. Петербург, в отличие от Москвы, эклектики не терпит. Гостиница в модном тогда стиле «модерн» не выделялась на фоне других зданий Исаакиевской площади, а удачно вписалась в уже существующий ансамбль: Исаакиевский собор, памятник Николаю I, самый широкий в Петербурге Синий мост.

Гостиницу назвали «Астория». Она строилась как самая фешенебельная и удобная гостиница в Российской империи. Долгое время она такой и была. До 1914 года здесь собирался высший свет Санкт-Петербурга. После начала Первой мировой войны гостиницу занял Генеральный штаб. А после Октябрьской революции остатки былой роскоши поставили на службу Советской власти: здесь разместился отель «Интурист».

Пожалуй, это было одно из немногих мест в тогдашнем городе, где можно было без стыда принимать гостей. В годы Отечественной войны Ленинград жестоко обстреливался. Однако в гостиницу не попало ни одного снаряда. Гитлер желал после захвата города торжественно отметить здесь свою победу. Может быть оттого, что по соседству с гостиницей, на Исаакиевской площади, до 1914 года находилось германское посольство.

В начале двадцатого века назвать гостиницу «Асторией» было все равно, что объявить о ее высочайшем классе. Образцом была самая первая «Астория», построенная в Нью-Йорке в 1897 году Джоном Джекобом Астором IV, одним из представителей клана первых американских миллионеров.

Основателем этого клана был Джон Джекоб Астор (John Jacob Astor) (1763−1848). Первоначально Джона Джекоба звали Йоган Яков и был он третьим сыном мясника из городка Вальдорф, что неподалеку от Гайдельберга в немецкой земле Баден. Два старших брата Йогана уже покинули родительский дом и уехали: один в Америку, а другой — в Лондон. В двадцать лет Йоган переезжает вслед за старшим братом в Нью-Йорк и начинает торговать пушниной. Тогда это было почти то же самое, что торговать золотом.

«Два главных предмета породили широкое и смелое предпринимательство в ранней истории обеих Америк; драгоценные металлы на юге и пушнина на севере. Благородные испанцы, воспламененные жаждой золота, открывали и завоевывали роскошные страны, обожженные горячим тропическим солнцем. В то же время ловкие, жизнерадостные французы и хладнокровные расчетливые англичане в поисках меха продвигались в менее роскошные, но не менее богатые северные области Канады вплоть до Северного полярного круга». Так описывал эти времена американский писатель Вашингтон Ирвинг в своей книге «Астория».

«Асторией» Дж. Дж. Астор без излишней скромности назвал то, что в других краях называли факторией: склад и магазин, где охотникам за добытые ими меха продавали оружие, патроны и другие необходимые товары. Охотниками были главным образом индейцы, которые жили в тогда еще практически не колонизированных северо-западных районах США и на западе Канады, на ее тихоокеанском побережье. Амбициозность Астора выразилась не только в присвоении факториям своей фамилии. Он планировал выйти к Тихому океану, основать там город и порт для того, чтобы поставлять пушнину в Китай.

В 1808 году Астор основал «Американскую пушную компанию» и стал монополистом по торговле пушниной. Вряд ли Астор добился бы этого, если бы не заручился поддержкой в верхних эшелонах американской власти, у вице-президента Клинтона (тогда Клинтоны тоже находились у власти) и у президента Джефферсона.

К 1810 году экспедиция, финансируемая Астором, дошла до устья реки Колумбия и основала в Орегоне форт и порт Астория. От обжитых районов США, от штата Нью-Йорк, вдоль Великих озер, через Скалистые горы протянулась сеть факторий-«асторий».

В 1812—1814 годы началась война между Англией и США. В этой войне, кстати, принимал участие на стороне англичан предок известного программиста Питера Нортона. Англичане пытались вытеснить американцев с тихоокеанского побережья. Так что для Дж. Дж. Астора это была совсем не чужая война. Он дал правительству США крупный заем. В результате войны северные и северо-западные территории остались в руках США, а значит, «астории» продолжали приносить доход своему хозяину. Из порта Астория в Китай уходили корабли, груженные мехом. Более того, американское правительство вернуло Астору заем с большими процентами. Деньги идут к деньгам!

И еще как идут! В 1804 году Дж. Дж. Астор с выгодой для себя принимал участие в земельных спекуляциях в только что купленном у Франции штате Луизиана. Торговля недвижимостью оказалась гораздо прибыльнее, и в 1834 году Астор продал свой меховой бизнес.

В 1842 году появилось слово «миллионер». Астор стоял первым в списке десяти богатейших людей Нью-Йорка, состояние которых превысило миллион долларов. В 1848 году, после смерти предпринимателя, стало известно, что Дж. Дж. Астор оставил после себя 20 млн. долларов. По тогдашним временам — грандиозная сумма.

Нью-Йорк тогда был еще относительно небольшим городом. И в этом городе значительные участки земли принадлежали семейству Асторов. На одном из таких участков правнук Дж. Дж. Астора, Вильям Уолдорф Астор (его среднее имя — память о немецкой родине прадеда, Вальдорфе), построил роскошный тринадцатиэтажный отель «Уолдорф». Говорят, что сделал он это в пику своей не очень любимой тетушке, прямо рядом с ее домом, превратив тихую до того времени улицу в проезжую и шумную магистраль. Тетушка съехала. На освободившемся участке в 1897 году ее сын, Джон Джекоб Астор IV, построил семнадцатиэтажную гостиницу «Астория», еще более пышную и оборудованную самыми последними техническими удобствами. Вскоре обе гостиницы объединились и стали называться «Уолдорф=Астория» (именно так, со знаком равенства)

Объединенная гостиница стала не только самым большим отелем мира в конце девятнадцатого-начале двадцатого века. Она оказалась и самым высококлассным отелем на свете. Именно с этого момента по всему миру начали появляться фешенебельные копии нью-йоркской «Астории».

«Астория» пометила собой самый дорогой земельный участок в центре Нью-Йорка. Она быстро превратилась не только в место для постоя, но и в культурный центр города. В роскошных залах проводились балы, съезды и концерты.

В 1929 году прежнее здание «Уолдорф-Астории» снесли, и на этом месте всего за полтора года был воздвигнут «Эмпайр Стейт Билдинг» — 102-этажный небоскреб, бывший долгое время самым высоким зданием мира (380 метров) и самым высоким зданием Нью-Йорка. А гостиница «переехала» в другое место и подросла на 30 этажей.

Обновлено 7.12.2009
Статья размещена на сайте 9.09.2009

Комментарии (16):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Салон брюссельской Уолдорф-Астории. Года два назад, когда там были, её собирались закрывать. Жалко, всё такое жутко настоящее - обстановка номеров, зеркала, дверные ручки, краны из меди... Ну и, конечно, хрусталь, ковры, мрамор.

    Оценка статьи: 5

  • А это - самое первое здание "Астории". Даже не фотография еще, а гравюра из нью-йоркской газеты

    Оценка статьи: 5

    • Денис Леонтьев Денис Леонтьев Грандмастер 14 октября 2009 в 20:00 отредактирован 14 октября 2009 в 20:02

      Марк Блау, люблю старые журналы, в которых ещё практически не было фотографий. Доводилось листать журналы мод 30-х годов, где тоже были в основном рисунки, потому что фото ещё не получались такие красивые, тем более в журналах. Кстати, и Моторамы стали проводить потому, что уровень полиграфии не позволял продемонстрировать новинки в прессе во всём блеске, телевидения не было, вот и решили показывать машины натуральным образом. У Ильфа и Петрова можно найти очень много интересного о подготовке иллюстраций для газетных и журнальных публикаций. Если почитать какого-нибудь О. Генри, то там тоже не фотокорреспонденты, а художники, делающие зарисовки.
      Сетон-Томпсон тоже в своё время работал в газете и его ценили не в последнюю очередь за то, что он хорошо рисовал. Бердслей оформлял журналы. И вообще есть много знаменитых и легендарных художников, которые специализировались именно на журнальных иллюстрациях, а Фитцпатрик и Кауфман прославились исключительно рекламными рисунками, причём, за малым исключением, эти работы продвигали марку Понтиак.

  • Марк Блау, "Астория" - одна из самых старых гостиниц Феодосии, напротив ж/д вокзала. Солидное с размахом построенное здание. Отреставрированный внешний вид и коридорная система, с офисами немногочисленых фирм.

  • Статья опубликована также в моем ЖЖ.
    Среди многочисленного семейства Асторов был писатель-фантаст Джон Джейкоб Астор. Была издана его книга о прекрасном будущем мире 2000-го года, наполненном техническими изобретениями. В том числе, огромными океанскими лайнерами.
    Джон Джейкоб Астор погиб в 1912 году при катастрофе одного из таких технических чудес, лайнера "Титаник"

    Оценка статьи: 5

    • Марк Блау, да я, знаете, продолжаю дело этого выдающегося автора. У меня тоже показано будущее, застроенное одними небоскрёбами в стиле арт-деко, люди раскатывают на Дьюзенбергах, как на трамвае, а жрут только икру. Самолёты летают размером с "Титаник", на борту ресторан с роялем марки "Стейнвей", салон-парикмахерская, турецкие бани и ла-ла-ла. Ну есть где-то там за пределами сознания пролетариат, но о нём практически не вспоминают.

  • У меня лежит старый номер "Америки" со статьёй об Уолдорф-Астории страниц на 20, с фотографиями. А ещё хочу добавить, что в танцевальном зале этой гостиницы компания Дженерал Моторс проводила свои первые Моторамы. Монтировали стенды и устраивали экспозицию из нескольких десятков новейших автомобилей. Большинство из них поднимали на второй этаж грузовым лифтом, но были машины, которые лифт бы не поднял, да они бы в него и не поместились - например заказной 16-цилиндровый Кадиллак на длиннобазном шасси. Такие машины затаскивали по лестнице, предварительно уложив на неё настил, а так как лестница имела несколько крутых поворотов, то приходилось снимать крылья и бампера.

  • Очень интересная история.

    Оценка статьи: 5

  • Получила удовольствие - очень познавательно. Не занла, что у этой гэбушной гостиницы такие исторически интересные хвосты

    Оценка статьи: 5