Владимир Рогоза Грандмастер

Как заслуженный художник России Герман Завьялов стал отшельником?

Каждое лето на речных просторах сибирских рек можно встретить катер, за штурвалом которого стоит кряжистый человек с продубленным ветрами лицом и седой окладистой бородой. Это заслуженный художник России Герман Николаевич Завьялов. На реках, особенно на Оби, его хорошо знают, капитаны встречных судов приветствуют гудками, а в прибрежных селах встречают как дорогого гостя.

Трудно назвать другого художника, чьи персональные выставки с успехом проходили бы и в Москве, и в далеких сибирских селах, куда и добраться-то можно только самолетом или летом по реке. Понятно, что московские выставки — это подтверждение авторитета в мире живописи, продажа картин в частные коллекции, общение с коллегами по творчеству и многочисленными зрителями.

Но Герман Завьялов считает не менее важным для себя и выставки в сибирской глубинке, где для его зрителей изображенное на картинах — не далекая экзотика, а повседневная жизненная реальность. Да и разговоры у зрителей на этих выставках не о колорите и выразительности образов, а о том, что в этом изображенном на картине домике у залива жил дед Савелий, царствие ему небесное; у этого острова всегда так штормит, правильно художник подметил; а вот этих зарослей на берегу уже нет, еще прошлой весной льдины как ножом срезали…

Герман Завьялов на своем катере. Фото Виктории Абрамовой Будущий художник родился 8 октября 1937 года в деревне Зарянка на севере Омской области. Род был коренной, сибирский, еще от тех крестьян, что в давние годы потянулись за Ермаком за Урал обживать новые места. С детства Герман Завьялов привык проводить время в тайге и на реке, где тебе и рыбалка, и охота, и грибы, и орехи. Причем, это было не детское развлечение, а серьезный промысел, помогавший семье пережить суровые сибирские зимы. Семья, а родители Германа были учителями, часто переезжала на новое место жительства. Так уж сложилось, что новый поселок или город, где требовались учителя, обычно оказывался в сибирской глубинке.

Мальчик рано пристрастился к рисованию, благо, было с кого брать пример — его дед расписывал сельчанам печи, изображая на них речных рыб, камыши, да склонившиеся над рекой деревья. Живопись увлекла Германа, он решил сделать её своей профессией и в 16 лет из городка Алдана в Якутии, где тогда жила семья, отправился в Пензу, учиться в художественном училище.

Окончив училище, решил продолжить образование и в 1960 году поехал в Москву поступать в художественный институт имени Сурикова. Годы учебы в столице пролетели быстро, в 1966 году Завьялов, окончивший институт с отличием, решил вернуться в Сибирь, выбрав при распределении город Томск. Для молодого художника началась самостоятельная творческая жизнь. Пробуя свои силы, он занимался не только живописью, но и гравюрой, даже предложил на конкурс проект памятника. Но вскоре отдал предпочтение только живописи: пейзажам, натюрмортам и портретам.

Нарымская Лука. Последний луч Собственно, в самом Томске, где Герман Завьялов по собственному проекту построил мастерскую, его можно застать не так уж и часто. Летом он предпочитает путешествовать по сибирским рекам. На собственном катере, оборудованном под плавучую художественную мастерскую, выходил в Обскую губу и Карское море, плавал по маршрутам первопроходцев, прокладывавших Северный морской путь. Стоит заметить, что и сама Обская губа не многим отличается от моря, так как её ширина достигает 80 километров. Не так уж много профессиональных художников добиралось до этих суровых и удивительно красивых мест, поэтому картины Германа Завьялова, написанные после таких плаваний, всегда вызывали неподдельный интерес зрителей на художественных выставках.

В зимние месяцы художник предпочитает уезжать в Крым, чтобы писать пейзажи. Согласитесь, что изображение на пейзажах зимнего Крыма можно увидеть не часто, ведь многие живописцы любят приезжать на юг летом, чтобы, как говорится, соединить полезное с приятным.

Катер Если зимние поездки Завьялова в Крым в художественной среде особых пересудов не вызывали, то ежегодные путешествия по сибирским рекам и северным морям всегда служили темой для разговоров. И было о чем посудачить, на небольшом катере художник в сопровождении только пары собак отправлялся в места, о которых многие коллеги по живописи и представление-то могли составить только по его картинам. Путь не просто далекий, но и чрезвычайно опасный: если на Лене, Енисее или Оби бывают суровые шторма, то, что и говорить об Обской губе или Карском море. Но Завьялов без этих плаваний уже не представляет своей жизни, а ведь ему идет восьмой десяток. Кстати, из-за этих одиночных плаваний его нарекли «Отшельником», вложив в это имя и удивление, и уважение, и определенную зависть.

Не стоит думать, что Герман Николаевич Завьялов и в обыденной жизни ведет себя по-отшельнически. Коллеги свидетельствуют, что он добродушен, гостеприимен и хлебосолен. Всегда готов помочь, причем, не только советом.

Натюрморт с геранью О Завьялове охотно пишет пресса, все-таки есть и в его творчестве, и в его стиле жизни нечто такое, что вызывает интерес и даже будоражит воображение. При этом не преминут упомянуть, что самое большое собрание его работ находится в далеком сибирском поселке Парабель, лежащем на притоке Оби в Нарымском крае. Кстати, для нашего прагматичного времени это и на самом деле уникально: в сибирском селе создана картинная галерея, в которой уже более 500 работ современных художников, в том числе — более 60 картин Завьялова. В год галерею посещает более 12000 человек — более чем достойная цифра. Не часто услышишь, что из галереи в сибирском селе на выставки в Москву возят картины. А выставок-то за последние годы только в Центральном доме художника на Крымском валу прошло три, выставлялись его работы и в Совете Федерации.

Интерес к работам Завьялова большой, их приобретают музеи и картинные галереи, охотно покупают коллекционеры, в том числе иностранцы, видимо, их, как и нас, очаровывают бескрайние сибирские просторы, красота нетронутой тайги и могучих рек, колоритные пейзажи зимнего Крыма. Стоит подчеркнуть и то, что часть выручки от продажи картин художник тратит на благотворительность. Он давно помогает Центральному военно-морскому госпиталю. Так, после одной из последних выставок в фонд госпиталя были перечислены 75 тысяч рублей, полученные за морской пейзаж «Бухта», который приобрел коллекционер из Пакистана.

Судак. Вид на Новый Свет Во время путешествий происходит немало интересного, Герману Николаевичу есть что вспомнить, а рассказчик он хороший. Вот какая любопытная встреча произошла у него во время одного плавания: «Как-то спускаюсь в дельту Лены. Слышу, собаки подают сигнал. Смотрю: вдоль скал движется какой-то серый комок. На всякий случай карабин положил рядом. Комок подъехал ближе. Оказался якутом. Весь в серых шкурах, и сам на сером олене. «Надо детишек со стойбища вывезти в школу», — толкует на плохом русском оленевод. Суда в тех местах редкость, оленеводы каждую оказию используют. Да мне и самому любопытно в стойбище побывать. По его словам, выходило, что до места часа два езды. Долго лезли в гору. После шестичасового перехода достигли вершины. С горы хороший обзор. Вижу свой бот. И три маленьких беленьких кружочка — это чумы. А вокруг них вроде как кусты — на самом деле олени с ветвистыми рогами. Я напустился на якута: «Ты зачем в гору затащил? От моей стоянки до стойбища — метров пятьсот». А он отвечает: «Я люблю сверху на все посмотреть».

Казалось бы, незатейливый рассказ о забавном эпизоде, произошедшем в ходе одного из путешествий. Да ведь и сам Герман Николаевич Завьялов в чем-то похож на этого якута с берегов Лены, тоже готов забираться в любую даль, тратя время и силы, а порой и рискуя жизнью, чтобы увидеть первозданную красоту родной земли и отобразить её на своих полотнах. И дай ему Бог здоровья и сил, чтобы еще долго бороздить на катере сибирские реки и радовать почитателей его таланта прекрасными картинами.

Обновлено 6.10.2009
Статья размещена на сайте 6.10.2009

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: