Михаил Берсенев Грандмастер

Оскар Уайльд. «Какими демонами могут быть люди»?

Предсказание цыганки, данное Оскару Уайльду, начало сбываться, и пуританское общество изготовилось отомстить поэту за его пренебрежение к букве закона и нормам поведения.

В английском законодательстве тогда действовала статья, по которой связь мужчины с мужчиной даже по взаимному согласию считалась антиобщественной и преследовалась уголовным правом. И иск Оскара против маркиза Куинсберри обернулся против самого же поэта. Маркиз оказался подготовленным бойцом юридического фронта и весьма прозорливым. Он предварительно нанял детективов, которые отыскали свидетелей «голубых» похождений Уайльда. Да и сам истец своими показаниями и ответами в суде начал «рыть себе могилу».

Блистательный язык рассказчика сыграл на сей раз дурную шутку. На вопрос в суде: «Целовали ли вы этого мальчика?» — Уайльд ответил: «Нет, конечно. Он же некрасивый». Таким образом получалось, если применить элементарную логику, что Оскар любит целовать мальчиков, но только пригожих! На суде Уайльд всячески уводил из-под удара репутацию своего любовника, белокурого юноши лорда Бози (Альфреда Дугласа, сына маркиза Куинсберри). В частности, Оскара обвиняли в том, что видели его обнаженным в постели с неким юношей в отеле. На самом деле это был не Оскар, а тот самый Бози. Поэт же этого факта присяжным не сообщил, не желая подставлять под удар своего любимца.

Это был пример удивительной «голубой» любви. Ведь если бы Уайльд не берег репутацию юного лорда, обвинение против самого Уайльда рассыпалось бы в пух и прах! Но эта странная страсть к молодому человеку, очевидно, всепоглощающая, затмевающая разум Оскара, движет всеми его поступками и ответами. В большой степени «Принц эстетов» сам поставил себя под удар правосудия, выгораживая Бози. Странный поступок, странная судьба, странная любовь.

Удивительно, что даже выйдя из тюрьмы (КПЗ, как бы сейчас это назвали), Оскар продолжал писать восторженные письма Бози! Вот некоторые фразы: «Ты моя прелестная роза… ты моя лилейная лилия… Для меня ты весь, от шелковистых волос до изящных ступней — воплощенное совершенство…» Без сомнения, поэт просто «сбрендил» на почве любви! Такие слова, как правило, адресуют прелестной девушке, но никак не молодому человеку. Письма эти пишутся во время процесса против Оскара с обвинениями в непристойностях и содомии!

Зачем такой риск? Отчего такая беспечность? Ведь если бы присяжные заседатели услышали отрывки из этих писем, то они немедленно вынесли бы обвинительное заключение в отношении Уайльда. Тогда обошлось в деталях, но не обошлось в глобальном плане: Оскара осудили на два года исправительных работ. При вынесении приговора «Принц эстетов» чуть не потерял сознание! Интересно, на что он рассчитывал? На гуманизм правосудия? На свою известность? На свою фортуну? Сложно сказать, но общество своим приговором все же «плюнуло» в Уайльда, как бы отвечая на его «плевок» на моральные устои тех лет. После этого Оскар стал стремительно «тонуть».

Уайльд мог бежать за границу от суда, но не сделал этого, ибо решил бросить перчатку морали всей Англии. Государство приняло вызов и буквально растоптало того, кого еще недавно боготворило как величайшего поэта и драматурга. Растоптало безжалостно, так как это дело вскрыло те «нарывы» на теле общества, что были прикрыты завесой благопристойности. Оскар взбесил многих «сильных мира» тогдашней Англии, ведь скандал, затеянный поэтом и его иском, ударил по знати страны, в среде которой гомосексуальные наклонности были весьма развиты. Пострадал и прибыльный бизнес публичных домов для гомосексуалистов. Уайльд своим процессом поднял со дна такую бучу в, казалось бы, прозрачной воде Англии, что волна накрыла многих и, в первую голову, самого поэта.

М.А. Дурнов. Обложка "Баллады Редингской тюрьмы" Утонченный сочинитель стихов, большой эстет, великий драматург, любитель ярких дорогих нарядов, перстней и гвоздик попал в лондонскую тюрьму Пентонвилль. Пятьсот одиночных камер. Лохмотья вместо одежды. Кровать, где невозможно спокойно спать. Запах нечистот из туалета вперемешку с блевотиной. Грубые охранники и знаменитое колесо (сооружение со ступенями, по которым заключенный топал, подобно белке в колесе, от часа до восьми в день без остановки, без возможности продохнуть и без всякого смысла). Колесо нужно было вращать обязательно, чтобы не переломать себе ноги.

Пища отличалась тошнотворностью, и в течении нескольких дней известный заключенный не притрагивался к еде. Еще в тюрьме использовали зловещее наказание: осужденный должен был вращать особый цилиндр, находящийся под давлением: 1800 оборотов на завтрак, 4500 — на обед, 5400 — на ужин. И это при риске лишиться рук! Вот в такой мир попал великий литературный талант не только Англии, но и всей Европы. Поэт ошеломлен. Он пишет, что поражен ныне тем, «какими демонами могут быть люди». Его почти насильно обрили и почти сразу поставили крутить колесо.

Вместо подушки — кусок деревяшки. Нет доступа к книгам. Нельзя писать. Для поэта и драматурга все это — скопом — смерти подобно! И она не заставила себя долго ждать. Как вы понимаете, в тюрьмах тех лет белоснежные унитазы и моющие средства, убивающие всех микробов, отсутствовали. Смертельные болезни в условиях антисанитарии развивались весьма стремительно. Камера размером 4×2 метра с голыми стенами — это не шикарные особняки в Лондоне и Париже, к коим привык Уайльд. Тяжелые своды камеры давили на психику посильнее тяжких кандалов.

Но и это было еще не все. Судебные издержки обещал оплатить родной брат Уайльда, Уилли, но не сдержал слово. Поэт воспринял это как предательство. Оскара объявили банкротом для взыскания суммы судебных издержек. Жена инициировала процедуру развода (что вполне естественно после такого приговора и по такому обвинению). В итоге поэт потерял и семью, и имущество.

Уже тогда Оскар Уайльд стал говорить, что скоро умрет. В тюремной часовне он потерял сознание и упал, расквасив себе ухо. Его поместили в лазарет на чистые простыни, а охранник дал хлеба с вкусным свежим маслом. Оскар съел все жадно, и даже собрал с пола крошки, которые также отправил в рот. Потом уже, когда состояние его совсем ухудшилось, поэта подкормили еще и дали некоторые поблажки в режиме. Затем перевели в другую тюрьму — Рединг, где условия были явно получше.

Но, несмотря на облегчение режима, общество все равно издевалось над ним и не простило Уайльду дерзость его поведения и моральное разложение. К примеру, во время переезда из одной тюрьмы в другую на железнодорожной платформе Оскара выставили на посмешище прибывающим пассажирам. Вроде бы не нарочно, «так вышло». Хотя, злой умысел (морально сломить Оскара окончательно), возможно, в том и был. Доподлинно неизвестно. Большой поэт и драматург Европы, заключенный Уайльд шатался на ветру в наручниках, в тюремной робе, с повисшей головой. Один из зевак подошел и плюнул ему в лицо. Толпа смеялась.

Продолжение следует…

Обновлено 8.02.2015
Статья размещена на сайте 29.10.2009

Комментарии (13):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Михаил Берсенев, спасибо за статью,очень много узнала об одном из своих любимых авторов,правда,такое впечатление,что он будет с этих пор не самым любимым.Теперь я абсолютно точно поняла,чем оправдывается его странный стиль (в частности "Портрета Дориана Грея"),где он так живо описывал любовь ходожника Базиля к белокурому Дориану.

    • Ксения Воронцова, я не хотел представить поэта в пристрастном негативном свете. Надеюсь, вы все же продолжите считать его если уж не любимым то по-прежнему очень талантливым.
      А я еще хочу посмотреть свежимй фильм Дориан Грей. Чего там Голливуд наворочал

  • Какими демонами могут быть люди ... Жестокость наказания.

    Михаил Берсенев, англичане вообще-то верят в целительную силу наказания (цитирую по памятки В. Буковского, возможно не совсем точно). Именно поэтому был такой период в их истории, что над Британской империей никогда не заходило солнце. Кстати, они последними отменили телесные наказания в школах (в платных школах, по-моему, остались). Я сам переводил роман о военной тюрьме в годы 2-ой мировой - нравы там были довольно жестокие. Оступившегося человека англоскасонская мораль советует наказывать построже, чтобы тот вынес из всего этого урок. Как, впрочем, и все остальные.

    Оценка статьи: 5

  • [I]«сбрендил» на почве любви! - вот это тоже грубо.
    поднял со дна такую бучу
    расквасив себе ухо
    В остальных статьях подобные же моменты.
    Не буду спорить с вами, Марианна, извините, не знаю, как по батюшке, ибо, вы - МОДЕРАТОР, и вам сверху всё видней. Но просто есть вещи, которые мне небезразличны, которые я не могу пропустить. Я не из желания покритиковать это написала, а потому что испытываю глубокое уважение к этому писателю и его произведениям, какую бы "голубую" он жизнь не прожил.

    Оценка статьи: 3

    • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 21 ноября 2009 в 21:53

      Лилия Хлебникова, "какую бы "голубую" он жизнь не прожил" звучит как "ну и пусть он урод, все равно люблю".

      Вы нестандартно воспринимаете слова, мне всё это не режет слух. Кстати, модератор - тот, кто следит за порядком в блогах. В этой роли я тоже часто выступаю, но тексты статей я правлю как редактор.

      • Марианна Власова, ну почему же нестандартно? Если стиль статьи - более-менее серьёзное исследование жизни писателя, написанноое серьёзным литературным языком, а подобные выражения относятся больше к просторечиям или жаргонизмам. Это то и режет слух. Не знаю, как вам объяснить.
        В художественнвх произведениях подобное возможно, для передачи атмосферы, характера, речи, для большего художественного эффекта. Вот как, например, у Виктора Ерофеева или Василия Аксёнова. Вот в этом случае я бы не сказала, что подобные слова у них грубы. Там они совершенно необходимы и гармонично вписываются в остальной текст.

        Оценка статьи: 3

  • Некоторые моменты вы описываете грубо, словно с налётом предрассудков. Это был пример удивительной «голубой» любви. - вот это например. К чему это подчёркивание. Любовь это любовь, не важно голубая она или розовая или ещё какая.
    таких неприятных моментов в статье много.

    Оценка статьи: 3

    • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 21 ноября 2009 в 14:14

      Лилия Хлебникова, непонятно, почему слово "голубой" воспринимается Вами как грубое. Это вполне нейтральный эвфемизм.

      • Марианна Власова, потому что это уже попытка поделить людей на одних и других. Почему когда любят Маня и Ваня мы не пишем Это был пример удивительной «гетеросексуальной» любви. Звучит глупо, не правда ли? Почему бы не сказать так:"Это был пример удивительной всепоглощающей любви" Или ещё как-то, подчеркнув силу и мощь этого чувства, а не любимые обывателем "пикантные" подробности. К тому же, это была великая личность, великий писатель, а эти статьи - не более чем пристрастная анатомо-патологическая экспертиза.
        Чего только стоят его сказки! А "Портрет Дориана Грэя"?!и т.п.

        Оценка статьи: 3

        • Лилия Хлебникова, сударыня, Вы слишком возвышенно воспринимаете слог. Голубой - обычное определение, не оскорбительное.
          Вам нравится пример: "Это был пример удивительной всепоглощающей любви"
          Я полагаю, что правильнее будет сухая констатация факта: Это был пример удивительной "голубой" любви".
          Впрочем, девичье сердце и ум более размягченны. Спасибо за мнение.

        • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 21 ноября 2009 в 20:12

          Лилия Хлебникова, я не этому удивилась, а двум Вашим комментариям про это конкретное слово и "грубость".
          Видите ли, люди и без того делятся на тех и других. Это важно понимать и важно объяснять это обывателям, которые считают, что гомосексуалисты "дурью маются", противопоставляют себя обществу. На мой взгляд, Михаил довольно бережно в этом разобрался и показал портрет живого человека, пытаясь вызвать к нему симпатию. У него вообще стиль залихватский и где могли, смягчили, поэтому и переспрашиваю, что Вам показалось грубым.