Константин Кучер Грандмастер

5 февраля: День Рунеберга в Финляндии. Кто он, последний романтик Европы?

Швед, все свои произведения написавший на родном, шведском, языке и ставший не только «первым национальным поэтом Финляндии», но и классиком финской литературы. Подданный Российской империи, награждённый Александром II орденом Св. Анны 2-й степени и с его же лёгкой руки получивший почетное звание доктора богословия, о котором практически ничего не знают в России, но день его рождения является национальным праздником страны, на современной территории которой он родился, жил и умер. Хотя в самой стране он не жил ни дня. Просто потому, что страной она стала через 40 лет после его смерти. И то — не сразу.

Всё это — о Юхане Людвиге Рунеберге. Человеке, положившем начало современной финской литературе. Гениальном поэте, чьё творчество вошло в историю не только скандинавского романтизма, но и сделало финскую литературу неотъемлемой составной частью общеевропейского и мирового литературных процессов.

Именно о нём как-то написал П. А. Плетнев: «Это человек прямо гениальный. Таков был Пушкин». Своего Александра Сергеевича мы как-то ещё помним. А вот финляндского Юхана Людвига… Вообще! И как-то мне кажется… Неправильно это. Неправильно, когда мы достаточно спокойно воспринимаем на слух фамилии Гюго, Шелли, Петефи, Лермонтова: «Да, знаем»… А услышав «Рунеберг», недоуменно пожимаем плечами: «Кто таков? Из чьих будет?»

А ведь Юхан Людвиг не только один из них, но и равный им по величине и значимости романтик европейского уровня. И рассказывать о нём можно большими и толстыми монографиями — спокойно! Много чего было в незаурядной и трагической судьбе этого великого поэта, любящего свой родной край гражданина, сильного духом человека.

Отец Юхана — Лоренц Ульрик — был капитаном торгового флота. Именно поэтому они с молодой женой — происходившей из купеческого рода Мальм, Анной Марией — жили в небольшом портовом городе Пиетарсаари. Который лежал на самом берегу Балтийского моря, а конкретнее — его Ботнического залива, и имел второе имя — Якобстад. А всё потому, что хотя это была и финская провинция, но шведоязычная область — Эстерботтен. Область эта, так же, как и вся Финляндия, вот уже шесть веков входила в состав Швеции.

Только после завершения русско-шведской войны 1808−1809 гг., по Фридрихсгамскому мирному договору, Финляндия, получив статус автономного княжества, вошла в состав Российской империи. Но в 1803 году, когда Лоренц Ульрик и Анна Мария играли свадьбу, они ещё были подданными шведской короны. И когда почти через год, 5 февраля 1804 года, в их семье родился первенец, он, как и его родной город, получил два имени. Финское Юхан и шведское — Людвиг.

А потом была война. Та самая, русско-шведская. Боевые действия проходили неподалёку от Пиетарсаари. И самые ранние (и самые яркие!) детские воспоминания маленького Юхана Людвига — именно об этой войне. Как он, четырёхлетний, сидит на коленях известного и тогда уважаемого в Финляндии русского генерала Якова Кульнева. Известного полководца, уже достойно прошедшего две турецкие войны и в этой, русско-шведской компании, покрывшего себя славой в героической аландской экспедиции, боях под Куортане и Оровайсе.

Тогда, в 1809-м, никто даже не подозревал, что это — первый камушек в фундаменте будущего творческого наследия поэта. До этого было ещё долго. А пока…

Пока Юхану исполнилось восемь лет и его отправили получать образование в Оулу (Олеаборг). После смерти дяди, у которого жил Рунеберг, будущий поэт продолжил обучение уже в Ваасе. Сила воли и упорство в достижении цели — эти черты, без которых навряд ли что получилось бы в этой жизни у Юхана Людвига, в полной мере были присущи ему и в школьные годы. Из класса в класс он переходил только с отличием. Других оценок для юного Рунеберга просто не существовало.

Вполне естественным было и желание молодого человека продолжить образование. Осенью 1822 года Рунеберг поступил в единственный тогда университет Финляндии, размещавшийся в тогдашней столице страны, городе Турку (Або).

Кстати, интересное историческое совпадение. В этот же год студентами университета, или Академии Або, как его называли тогда, стали ещё двое юношей, впоследствии, вместе с Юханом Людвигом, сыгравшие немаловажную роль в становлении финской культуры. Это Элиас Лённрот (1802−1884), которого мы знаем как создателя финского национального эпоса «Калевала». И Юхан Вильгельм Снельман (1806−1881), в будущем — известный философ и публицист Финляндии.

Но это в будущем, а тогда… Тогда надо было учиться, получать университетское образование. Вот только чтобы это сделать — нужны деньги. А их у Юхана Людвига не было.

Уже через год Рунеберг вынужденно прерывает обучение для того, чтобы занять платную должность домашнего учителя в семье капитана Э. Г. аф Энзельма, жившего в сельской местности Саариярви. Подкопив денег, Юхан в начале 1827 года получит степень кандидата философии. А уже летом этого же года станет магистром.

Но… Всё это будет потом. Потом! А тогда, в 1823-м, Рунеберг уезжает в Саариярви. И два года, проведённые там, будут очень важными, определяющими для всего дальнейшего творческого пути поэта.

Впервые Юхан оказался в глубинной Финляндии. А там всё… Всё было совсем не так, как на побережье! В тех местах, где он вырос… Другой была природа. Другими были люди. Жившие, может, и не такой устроенной жизнью, как прежние знакомые Юхана Людвига, но добросердечные, мужественные, терпеливые, накрепко спаянные вместе чувством патриархального коллективизма.

Здесь, в Саариярви, он познакомился со старым отставным унтер-офицером Пеландером, который потом, со временем, станет прототипом фенрика Столя. Но, опять же, не было бы никаких «Сказаний» этого самого фенрика, если бы Рунеберг не впитал в себя все те подробности русско-шведской войны, истории и анекдоты о её героях — известных и безымянных, которые, соединившись с его собственными детскими впечатлениями, впоследствии дадут сюжетную и поэтическую основу одного из самых известных его произведений.

Не узнай поэт жизни крестьян финской глубинки, — не было бы никаких «Охотников на лосей», главными героями которых станут именно они. Крестьяне финской глубинки.

Да, Юхан Людвиг все свои произведения напишет на родном для него, шведском языке. Но писать он будет о жизни финского крестьянина. И главным героем его произведений станет финн. Тот самый, который может перетерпеть всё, без ропота переносит все превратности судьбы, довольствуется малым, оставаясь беззаветно верным и преданным своему родному краю. Который может и суров, но от того не менее горячо любим.

Всё это является вполне достаточным для того, чтобы историки финской литературы с полным правом относили Юхана Людвига к классикам, а пролог к «Сказаниям фенрика Столя» — стихотворение «Наш край» — стало гимном Финляндии.

Всё это будет. Потом. Позже. После Саариярви.

У Рунеберга будет время, чтобы выплеснуть на бумагу всё то, что он впитает в себя за те два года, что проведёт домашним учителем в финской глубинке. Поэт умрёт 6 мая 1877 года. Последним из европейских романтиков, надолго пережив всех своих коллег по литературному цеху. Умрёт, но, как поэт, останется в памяти того народа, о котором он писал. И эта память будет не только благодарной, но и долгой.

Во всяком случае, и сегодня, 5 февраля, вся Финляндия празднует День Рунеберга. В любой, даже самой маленькой школе, в этот день обязательно идёт урок «настоящей литературы», а на каждый финский стол подаётся непременное рунебергское пирожное.

В статье использована информация биографического очерка о Рунеберге, автор Е. Дорофеева.

Обновлено 10.05.2015
Статья размещена на сайте 17.01.2010

Комментарии (19):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Константин Кучер, как-то нехорошо получается, вы используете в статье мой очерк о Рунеберге, часто дословно цитируя его (увы, не упоминая настоящего автора). Очерк был написан к книге Й.Л.Рунеберг "Избранное" ("Коло, 2004), изданной к 200-летию со дня рождения поэта, где впервые за сто лет были опубликованы новые переводы поэзии Рунеберга (стихотворения, баллады, поэма), сделанные моим мужем, поэтом, журналистом и переводчиком Владиславом Дорофеевым. А также сделанные мной переводы прозических очерков, эссе, писем и впервые собранная полная библиография призведений Рунеберга и их переводов на языки мира. Кстати, мы же и придумали однажды за чашкой чая, выражение "последний романтик Европы" применительно к нашему герою.
    О книге вы, разумеется, не упоминаете...
    Очерк был опубликован на нескольких сайтах скандинавской тематики (где вы его и нашли), но, конечно, под моей подписью. Все-таки авторские права следует уважать, даже в интернете!
    Хотела дать ссылку на книгу и очерк с фотографиями, сделанными в доме-музее Рунеберга в Борго (финс. Порвоо), но, оказывается, у вас на сайте нельзя давать ссылки... Что ж, кому это интересно, в предверии очередного дня рождения поэта, то можно найти эту инофрмацию на сайте Скандинавская книга - www.nordicbook.ru

    • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 18 января 2011 в 17:30 отредактирован 18 января 2011 в 17:49

      Елена Дорофеева, я думаю, что Константин Кучер использовал вот этот текст, а в нем Ваша фамилия фигурирует лишь в библиографических источниках.

      Теперь у читателей есть возможность сравнить тексты и понять, что в них совпадает лишь информация, но не фразы.

      • Уважаемая Марианна, это и есть мой текст, я это и имела виду, когда написала, что очерк был размещен на нескольких сайтах скандинавской тематики. Почему-то строчка "Автор: Елена Дорофеева" куда-то исчезла, скажу авторам сайта. Она там стояла также, как в других материалах внизу данной страницы, как напр., к этому материалу о супруге Рунеберга (ссылку дать не полчается, увы). Собственно на сайте Скандинавской книги размещен этот же очерк.
        Я действительно, являюсь составителем и переводчиком книги избранных работ Рунеберга, который не издавался в России столетие. И специалистов по его творчеству в России сейчас вовсе нет. Это я не из желания прославиться, но это, увы, так.
        Никакого массива информации (в ответ Константину) и никаких источников по Рунебергу не было до 2004 года, до момента выхода упомянутой книги (кроме небольших справочных статей в литературных энциклопедиях). Конечно, можно переписать Пиноккио и получить Буратино, но, по крайней мере в Буратино есть несколько оригинальных ходов. Будьте мужчиной, Констатин, не юлите, а умейте признать свои ошибки. И, по крайней мере, было бы честнее упомять о книге, если вы пишете статью на данную тему.
        А насчет программы Антиплагиата, вряд ли можно серьезно говорить на тему каких-либо автоматических проверок плагиата. Разумеется, ваш авторский стиль очевиден, но использование основного материала, фактов, формулировок, без каких-либо ссылок на первоисточник, считаю недостойным.

        • Елена, я не юлю и не увиливаю. Написал всё как есть. Эта статья - моя. И я ни в чем... Совершенно ни в чем не чувствую себя виноватым. Тем более, сейчас посмотрел свои черновики (с указанием электронных адресов сайтов, с которых бралась информация) и НИГДЕ... Понимаете, нигде(!) не нашел Вашей фамилии, как автора. В библиографии - да. Но ведь первое и второе - разные вещи.
          То, что Вы единственный специалист по Рунебергу в России - охотно верю и не ставлю под сомнение. Мне очень приятно, что на мою статью обратил внимание, такой специалист, как Вы, но то, что в Сети, кроме Вашей статьи о Йохане Людвиге ничего нет, это, извините, самообольшение. В Интернете есть переводные статьи о биографии этого поэта Матти Клинге (и если внимательно посмотреть, то можно увидеть, что в настоящей статье использовано много информации из его биографического очерка о Рунеберге, опубликованном в книге "Сто замечательных финнов"), есть отдельные, достаточно интересные материалы о музее Рунеберга в Порвоо... Кто ищет, тот найдет. Я искал.
          Кстати, я сразу, в процессе поиска, обратил внимание на книгу - Й. Л. Рунеберг. Избранное. Издательский дом «Коло», 2004 - и подумал, что обязательно надо бы, чтобы этот томик был в домашней библиотеке, но слазив на пару тройку сайтов книжных интернет-магазинов, понял, что это бесполезное занятие - "Данной книги в настоящее время в наличии нет".
          Вообще, если честно, мне кажется, что моя статья направлена на популяризацию имени и творчества Рунеберга. Во всяком случае, мне хочется верить, что полторы тысячи человек за прошедший год узнали об этом финском классике чуть больше, чем знали до того, как прочитали мою статью. Да, они не узнали о Елене Дорофеевой. Но о Рунеберге - точно узнали.
          Так если Вы "за" Рунеберга, то чем Вам не угодил Константин Кучер со своей статьёй?! Ведь он "льёт воду на мельницу" Рунеберга, а не мимо неё...

          Оценка статьи: 5

          • Константин, тоже поймите меня правильно. Я совсем не занимаюсь самолюбованием и мне вовсе не нужна раскрутка собственного имени. Если бы я занималась отслеживанием подбных вещей, то давно бы написала вам, а так, уже год прошел, просто готовлю сейчас выступление к очередной годовщине со дня рождения поэта и случайно вышла на вашу статью. Странно все же, что вы нигде не нашли моей фамилии, так как по крайне мере на двух-трех сайтах она была. Это сайты www.finnishclub.ru, www.norse.ru (где она почему-то исчезла...), www.nordicbook.ru (где, кстати, и можно купить книжку, если вам действительно интересно, что меня очень радует).
            Я, безусловно, за популяризацию имени Рунеберга и замечательно, что о нем прочитало так много человек. Но все же "использование всей доступной информации" интернета должно, как мне кажется, иметь какие-то ограничения. Просто иногда напрягает, когда люди запросто используют материалы, на которые ушли месяцы, если не годы кропотливой работы... Мне кажется, в таких случаях принято все же писать что-то типа "при подготовке статьи использовались материалы таких-то авторов или таких-то сайтов".

            Марина, не надо переворачивать все с ног на голову, разумеется, речь идет не о том, что мы придумали выражение "последний романтик Европы", а об использовании конкретного словосочетания по отношению к конкретному человеку в конкретной исторической эпохе, именно так Рунеберга никто не называл, ни в России, ни в Скандинавии...

            • Да, Елена, мне действительно, интересно. Если Вы внимательно посмотрели мою страничку, то, наверное, увидели, что помимо статьи о Рунеберге, у меня есть статьи о Карле Густаве Маннергейме, об Эйно Лейно, о Майю Лассила, о Минне Кант, о Микаэле Агриколе, об Элиасе Леннроте и его Эпосе. И просто о Финляндии.
              То, что нет ссылки конкретно на Вашу статью, то поверьте, Елена, - помимо Ваших материалов, при подготовке настоящей статьи, через меня, как автора, прошел достаточно большой поток информации. Вся она была переработана внутри и, как синтез(!) получилось то, что получилось.
              Моя задача, как автора, заинтересовать... Заинтересовать читателя данной, конкретной темой. В нашем случае - классиком финской литературы. Вы обратили внимание, что все статьи на сайте - очень небольшие по объему. ОЧЕНЬ! Значит читатель получил только какую-то толику информации. И если он заинтересовался, он ОБЯЗАТЕЛЬНО пойдет дальше. И с помощью поисковика найдет дополнительную информацию по этой теме. В т. ч. и Вашу статью на разных сайтах. А в данном случае, насколько я понял, и Администрация сайта готова сделать активную ссылку, чтобы помочь читателю.
              По поводу последнего абзаца настоящего коммента, обращенного к Марианне, Елена, вот выдержка из украиноязычного варианта Википедии -
              "На думку критиків, Р. - останній європейський поет-романтик, який стоїть в одному ряду з П. Шеллі, В. Гюґо, Ламартіном, Ш. Петефі, Т. Шевченком".
              Переводить, наверное, не надо? Если "надо", то - "По мнению критиков, Р. - последний европейский поэт-романтик, стоящий в одном ряду с П. Шелли, В. Гюго"...
              Обратите внимание, авторский коллектив энциклопедии никаких ссылок на авторство термина "последний поэт-романтик" не делает. Что тогда Вы хотите от меня, как автора, и от журнала?!
              Не знаю, Елена. Но мне кажется, мы сейчас идём совершенно не туда. Если мы хотим сделать одну работу (а мне кажется, мы хотим ИМЕННО этого!) надо бы объединить наши усилия, а не тратить время, на что-то другое.
              В принципе, до очередного дня рождения поэта не так много времени. Почему бы не подготовить ещё одну статью для журнала? Мне кажется, та же тема жертвенности супруги поэта, которая оставалась верна ему до самого последнего дня и 13,5 лет ухаживала за ним, обездвиженным, прекрасно зная, что до этого у Йохана были увлечения. И сильные по страсти увлечения! Интересная тема женской любви и жертвенности. Напишите сами. Для этого журнала. Поверьте, на русскоязычных сайтах Вы навряд ли найдете лучшую площадку для популяризации имени поэта.
              В принципе, и я готов поработать в этом направлении. Но очень не хочется, чтобы потом тебя снова обвиняли в чем-то, о чем ты сам ни сном...

              Оценка статьи: 5

              • Константин, так на украинской страничке википедии как раз внизу и дана ссылка на тот самый очерк на Norse.ru, о чем я и говорила.
                Ну, да в общем, не стоит, конечно, дальше копаться в деталях и искать виноватых, мне это совсем не интересно. И так времени не хватает на работу. Я посмотрела ваши статьи о Леннроте, Калевале, Лейно и они мне понравились. А вы, кстати ПетрГУ закончили? какой факультет?
                Спасибо за предложение написать статью. У меня много интересных материалов о Фредрике Рунеберг, кстати день ее рождения - 18 февраля. Может, к этому дню и пдготовить материал? У меня тогда к вам чисто технические вопросы есть, с этим связанные. Может, по электронке дальше пообщаемся, вряд ли это интересно другим посетителям сайта...

        • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 18 января 2011 в 19:14

          Елена Дорофеева, практически все статьи на нашем сайте - это пересказы всем доступной информации. И не надо подходить к ним с такой меркой, как к научным текстам, где обязателен список источников. И почему нужно было в статье упоминать книгу, которую автор, возможно, в руках не держал, - тоже непонятно. Статья ведь не о Вашей научной деятельности как специалиста по творчеству Рунеберга, а о самом Рунеберге. И автор, собирая доступную информацию, не обязан знать, что кроме Вас никто этим вопросом не занимался и все переписывали именно у Вас, в том числе пресловутую фразу "чин доктора богословия"...

          Никакие факты не являются объектом авторского права, только тексты, их описывающие. читать дальше →

    • Добрый день, Елена.
      Спасибо за внимание к моей статье, но с обвинениями в плагиате, я уверен, Вы погорячилсь.
      При подготовке первоначального информационого массива, который затем испьзуется мною для написания статьи, я никогда не пользуюсь только одним источником. Их обязательно несколько. Конечно, информация какой-то из них потом, уже в процессе написания, может стать базовой, но только информация. Никак не сама статья.
      После окончания работы над статьёй, я обязательно проверяю её на программе антиплагиата, и если он, не приведи Господь, срабатывает, текст обязательно перерабатывается. Проверку "на антиплагиат" статья проходит и в редакции журнала.
      Так что перед Вами оригинальный материал. В котором использован и тот информационный массив, о котором Вы говорите. Но использован не путем прямого копирования. Неужели Вы не видите, что и стиль изложения и манера его подачи в этой статье иные? Свои, присущие конкретному автору.
      С уважением, Константин

      Оценка статьи: 5

  • Очень информативно. Не могу припомнить другого случая, когда поэт, писавший на одном языке, стал классиком литературы другого народа.

    Оценка статьи: 5

  • Интересная статья 5
    Есть одна неточность, растиражированная в интернете. Император при всем желании не мог возвести в чин доктора богословия. Такого чина в России не существовало. Была и сейчас есть ученая степень (почетное звание) доктора богословия. Присваивавлась по результатам защиты в духовной академии, могла присваиваться и без защиты или в качестве почетного звания. Император мог рекомендовать, ходатайствовать (что равносильно приказу), но не более того. Присваивал все же не он.

    • Большое спасибо, Владимир. Обоснованное и совершенно правильное замечание.
      Думаю, без особого ущерба для текста статьи, но в явное усиление достоверности и точности информации, можно безболезненно поменять редакцию этого предложения на что-то типа -
      "Подданный Российской империи, награждённый Александром II орденом Св. Анны 2-й степени и с его же лёгкой руки получивший почетное звание доктора богословия, о котором практически ничего не знают в России, но день его рождения является национальным праздником страны, на"...
      И далее по тексту.
      Сейчас уведомлю об этом дежурного редактора. Ещё раз - большое и искреннее спасибо.

      Оценка статьи: 5

  • А ты мне покажи, Костя, у кого деньги были? Бедный Юхан...

    Оценка статьи: 5