Владимир Рогоза Грандмастер

Как Филипп Малявин прошел путь от скромного иконописца до мэтра живописи?

Глядя на яркие, брызжущие весельем полотна художника Филиппа Малявина, трудно представить, что свою карьеру он начинал как иконописец, который волей случая получил возможность стать живописцем.

Филипп Андреевич Малявин родился 10 (22 по н.с.) октября 1869 года в селе Казанка Бузулукского уезда Самарской губернии в небогатой крестьянской семье. Мальчик с детства проявил недюжинные способности, он лепил из глины, вырезал фигурки из дерева, но больше всего любил рисовать, используя для этого обычные угли. А еще он любил ходить в церковь и слушать колокольный звон.

Уже в зрелом возрасте Малявин вспоминал: «Церковь меня всегда к себе привлекала и тянула, и я всегда, всегда смотрел на ее купола, луковицы и необыкновенно был рад, когда слышал звон, в особенности в большие праздники. Еще рано, рано слышишь первый удар, а затем звон, и когда видишь — все крестятся, и мне казалось, за этим звоном далеко-далеко есть что-то другое, хорошее и чудесное…». Поэтому нет ничего удивительного, что в 16 лет он со знакомым монахом отправился в далекую Грецию, чтобы учиться иконописи в афонском православном монастыре святого Пантелеймона.

Освоение основ иконописи не заняло много времени, юноша был даровит и старателен. Но затем начались проблемы. Юный иконописец перестал точно следовать образцам, пытаясь писать иконы по-своему, что, естественно, не встречало одобрения монастырского руководства. Кстати, монахом он не стал, оставаясь послушником. Поэтому, когда подошел призывной возраст, его вызвали в Бузулук, где он состоял на воинском учете, для призыва на срочную службу. Но в солдаты Малявин так и не попал. Начальник, руководивший призывом в Бузулуке, попросил Филиппа написать картину с лошадьми. Результат явно превзошел его ожидания. В благодарность он оформил Малявину документы об освобождении от службы и отправил обратно на Афон.

Автопортрет с женой и дочерью Возможно, Филипп со временем постригся бы в монахи и продолжал писать иконы, но в его судьбу вмешался случай. Путешествовавший по Греции скульптор Владимир Беклемишев увидел этюды и рисунки молодого иконописца и сразу же понял, что их автор, несомненно, талантлив и может вырасти в прекрасного живописца. Беклемишев буквально настоял, чтобы Малявин ехал к нему в Петербург, пообещав помощь в поступлении в Академию художеств. Маститый скульптор и на самом деле помог Малявину в 1892 году сдать экзамены и стать вольнослушателем живописного отделения академии. Он даже выхлопотал своему протеже стипендию.

Позднее Беклемишев вспоминал об этом времени: «Интересный юноша был Ф. А. Малявин. Одаренный недюжинным, пытливым умом, он вместе с тем в жизни был совершенным ребенком. Приходилось всему учить его с азов. Надо было отучать и от всех монастырских навыков». К счастью, Малявину повезло с учителями. С 1894 года он занимался мастерской И. Е. Репина, который помог раскрыться таланту юного живописца. Вскоре Филипп Андреевич стал выставлять на выставках вполне зрелые жанровые работы и портреты, некоторые из которых приобрел для своей галереи Третьяков, а это уже показатель мастерства, о чем не преминули упомянуть в газетах.

Портрет А.С. Боткиной ("Лисичка") В качестве конкурсной выпускной картины Малявин представил полотно «Смех», отличающееся ярким колоритом и темпераментной манерой письма. Картина вызвала шквал откликов и споров. Одни её вдохновенно хвалили, другие яростно ругали. Известный художник А. Н. Бенуа так отзывался о появлении этой работы на академической выставке: «Самое главное явление на выставке, и в чисто художественном отношении единственное, картины, или вернее, картина г. Малявина. Слава Богу, на нем можно отдохнуть, вот наконец, талант, не обутый в китайские башмачки, бодро и весело расхаживающий…». Между тем, Совет академии эту картину отверг, присвоив Малявину звание художника за серию портретов.

Репин, всячески поддерживавший своего ученика, вспоминал об этом: «По поводу академических выпусков теперь была у нас бурная баталия из-за Малявина. Этот неукротимый, блестящий талант совсем ослепил наших академиков. Старички потеряли последние крохи зрения, а вместе с этим и последние крохи своего авторитета у молодежи. Старая история. Рутинеры торжествуют свое убожество».

Вихрь Любопытно, что на следующий год эту картину отправили на Всемирную выставку в Париж, где малявинский «Смех» был восторженно принят и коллегами по творчеству, и зрителями. Интересно бы узнать, как реагировали академические профессора, когда отвергнутая ими работа была удостоена золотой медали всемирной выставки, затем с триумфом экспонировалась в Венеции, где была приобретена для Музея современного искусства.

Поездка молодого художника в 1900 году со своими работами за границу оказалась весьма успешной, в том числе и в финансовом плане. По возвращению на родину он смог купить под Рязанью близ деревни Аксиньино небольшую усадьбу, в которой оборудовал мастерскую. Здесь он прожил почти двадцать лет, написав свои лучшие работы, которые теперь украшают многие музеи мира.

Верка Написанные им портреты и картины с крестьянками, зачаровывавшие зрителей буйством красок, пользовались большой популярностью и регулярно выставлялись на выставках Товарищества передвижников, «Мира искусства», «Союза русских художников». В 1918 году Малявину пришлось из усадьбы переехать в Рязань, где прошла его первая персональная выставка, а затем в Москву.

В столице А. В. Луначарский познакомил художника с Лениным и выхлопотал Малявину пропуск в Кремль, чтобы рисовать с натуры партийных лидеров. Картину, прославляющую вождей революции, Малявин писать не стал. Его зарисовки того периода, в том числе изображения Ленина, сохранились, но в советские времена о них особо не вспоминали, так как с 1922 года художник жил во Франции.

Баба на качелях Во Францию ему разрешили выехать для организации там своей выставки, но в Россию художник решил не возвращаться, хотя связи с родиной и не порвал. Антисоветчиком он не стал, поэтому иногда ему разрешали присылать в СССР картины на выставки. Первое время Малявин жил в Париже, затем поселился в Ницце.

Художник много работал, писал портреты и своих знаменитых русских баб, но из его картин постепенно уходила былая легкость кисти. Он это понимал и с горечью говорил: «Вне родины нет искусства». Понимали это и его друзья. Пожалуй, наиболее точно это выразил Ф. Шаляпин: «Малюет он и сейчас неплохо, да только все его сарафаны полиняли, а бабы сделались какими-то тощими, с постными лицами… Видно, его сможет освежить только воздух родных полей, и больше ничто…».

Былой славы у художника уже не было, но его картины охотно покупали, периодически поступали заказы и на портреты. В период начала оккупации фашистами Бельгии Малявин был в Брюсселе, где писал очередной портрет. Художника заподозрили в шпионаже в пользу СССР и арестовали, но вскоре выпустили. Добираться до Ниццы Малявину пришлось пешком и на попутках, что окончательно подорвало его силы. Вернувшись в Ниццу, Филипп Андреевич тяжело заболел и 23 декабря 1940 года скончался. Чтобы организовать художнику достойные похороны, дочь Малявина вынуждена была за бесценок продать многие его полотна.

В наши дни работы художника находятся во многих музеях и частных коллекциях по всему миру. Интерес к творчеству Филиппа Андреевича Малявина не угас. Его яркие, брызжущие весельем картины продолжают радовать зрителей.

Обновлено 27.02.2010
Статья размещена на сайте 26.02.2010

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: