Валентина Пономарева Грандмастер

Как Олег Янковский стал знаменитым актером? Виражи судьбы

Я просто понял, что судьба меня ведёт. Если что-то не складывалось — значит, и не надо было изначально.
Знание, что мне очень повезло, и что очень возможен, реален был совсем другой вариант моей судьбы, оно спасает. И охраняет. И дает понимание, что ты ответственен за то, что дает судьба. И что надо каждый день благодарить за это. Вставать с благодарностью и ложиться с благодарностью. А как иначе?

Олег Янковский

Ровно год назад, 20 мая 2009 года, ушел из жизни замечательный, уникальный артист театра и кино Олег Иванович (Янович) Янковский. Причиной тому была тяжелая, смертельная болезнь. Сколько ж еще будет косить людей, как траву, онкология! Но за свои 65 лет он успел сделать так много! Более 80 киноролей (и каких!), блестящие образы в театральных постановках…

Глубина обаяния этого человека, если сравнить с морской, будет никак ни меньше Марианской впадины. Плюс к тому невероятная интуиция, благородство ума, истинный аристократизм в манерах, какая-то непостижимая внутренняя пластика, гениальное владение актерской паузой (о нем говорили, что так молчать не может больше никто).

Мелькнуло в памяти мимолетное воспоминание. В студенческую пору вместе с однокурсницами проходила медицинскую практику в одной из московских клиник. Кто-то заметил, что туда зашел на прием к врачу Янковский. Каюсь, по молодости и по глупости мы чуть не сорвали этот его визит, поминутно заглядывая по очереди в кабинет.

Потом, правда, эти происки обнаружил наш благоразумный куратор, который увел всю группу на другой этаж и на всякий случай даже в противоположный конец больничного коридора. Но вот что любопытно: при каждом приоткрывании двери шаловливыми студентками Олег Иванович оборачивался и улыбался. Добродушно и понимающе, без самой малой доли какого бы то ни было недовольства, без капли высокомерия.

Кстати, а вы знаете, что в своей собственной юности он собирался стать врачом-стоматологом? Намерение это было вызвано желанием обеспечить материальное благополучие семье, которая долго жила впроголодь. Да и как еще могла жить сосланная в далекий казахский Джезказган семья дважды репрессированного за близкое знакомство с М. Н. Тухачевским офицера и дворянина, который к тому же до революции служил штабс-капитаном в царской армии, и с Первой мировой вернулся георгиевским кавалером…

А что такое Джезказган? Медные рудники и металлургическое строительство, где и сгинул, в конце концов, отец семейства. А мать, выучившись на бухгалтера, тянула лямку кормилицы, имея на руках трех сыновей и их бабушку. Все пятеро ютились в четырнадцатиметровой комнатушке. Чтобы скрыть родовые дворянские корни, она сожгла весь семейный архив и даже георгиевский крест выбросила. Кто осудит за это женщину, которая спасала таким своих близких от возможных преследований?

Старший сын, Ростислав, подрос и стал играть на театральной сцене, а затем переехал из Джезказгана в Минск. Обустроившись, забрал к себе и Олега, когда тот закончил семилетку. Матери с бабушкой и братом удалось перебраться в Саратов, куда потом приехал и будущий корифей сцены, правда, пока не помышляя о ней.

Но еще в Минске он благодаря Ростиславу дебютировал в театре, подменяя заболевшую актрису-травести в коротенькой роли в спектакле «Барабанщица». Не слишком удачно: однажды проспал свой выход на сцену. А виной тому было страстное увлечение футболом, которому Олег отдавал все свои силы. Но когда его познакомили с юной красавицей-спортсменкой Лилией Голод, влюбился мгновенно и для солидности представился артистом, а после разоблачения мысленно дал себе слово стать им.

По возвращении к матери Олег, продолжив учебу в школе-десятилетке, помогал ей во всем, не гнушаясь никакой работы по хозяйству, будь то стирка, уборка, покупка продуктов и все, в чем была нужда. Тогда-то он и задумал стать дантистом. Но судьба распорядилась по-иному.

Возвращаясь с рынка с авоськой картошки в руках, молодой человек увидел на столбе объявление о приеме в театральное училище и решил заглянуть, но оказалось, что поздно. Что толкнуло его в кабинет директора, чтобы спросить об условиях поступления на будущий год, он и сам не знал, ведь этот вопрос можно было выяснить в канцелярии, например.

Но он пошел к директору. А тот, не дав парню открыть рот, спросил фамилию и стал смотреть списки, после чего сообщил, что Янковский принят и должен явиться на занятия в сентябре. Можно себе представить, какая это была новость для новоиспеченного студента, не сдававшего экзамены! И лишь через несколько месяцев брат Николай признался, что тайком от родных поступал в это училище, но, узнав об истории с Олегом, решил не вмешиваться и дать ему возможность учиться.

В студенческие годы Янковскому ничто не предвещало будущей славы. Учился посредственно, педагог по сценической речи был близок к отчаянию из-за его дикции, плохо поддающейся исправлению. Зато жизнь Олега Янковского озарила пламенная любовь, и — о, счастье — взаимная! А раз так — значит, в загс. Он женился на Людмиле Зориной, студентке, что училась курсом старше и уже была звездой столь яркой на сценическом небосклоне, что ее ждал с распростертыми объятиями Саратовский драматический театр.

По настоянию супруги Янковского тоже приняли в театр со скромной зарплатой в 54 рубля и не сулящими популярности ролями (о таких говорят: выход на «кушать подано»), разительно отличавшимися от тех образов, в которых блистала Людмила. Но судьба уже готовила новый сюрприз молодому актеру. Режиссер Владимир Басов, собираясь снимать «Щит и меч», долго подыскивал исполнителя роли Генриха Шварцкопфа. В Саратовском театре, кстати, тоже проводился кастинг, в котором участвовал и Олег Янковский, но безрезультатно.

А вот во время гастролей театра во Львове он оказался в одно и то же время в одном и том же месте с Басовым, — в гостиничном ресторане, куда зашел пообедать, и жена режиссера, Валентина Титова сказала мужу, что вот, мол, сидит юноша чисто арийской внешности, очень подходящей для этой роли.

Тот согласился, но выразил сожаление по поводу того, что вряд ли молодой человек — актер, скорее, это физик или филолог. Зато дотошный помреж Наталья Терпсихорова подсела к «арийцу» и… нужно ли досказывать! Так Олег Янковский снялся в первом в своей жизни кинофильме, который сразу же сделал его знаменитым на всю страну.

О.Янковский в последней роли митрополита Филиппа в фильме "Царь" А дальше всем все известно: «Служили два товарица», «Полеты во сне и наяву», «Мы, нижеподписавшиеся», «Ностальгия», «Влюблен по собственному желанию», «Обыкновенное чудо», «Доктор Живаго», «Царь». Барон Мюнхгаузен, Дракон, Свифт и многое, многое другое. Сотворчество с мастерами высочайшего класса: Тарковским, Захаровым, Панфиловым, Швейцером, Абдрашитовым, Балаяном, Басовым, Шахназаровым, Соловьёвым, Масленниковым.

Футболу, любимому с детства, пока позволяло здоровье, не изменял. В Ленкоме раньше даже футбольная команда была, и, по словам Олега Ивановича, в ней Татьяна Ивановна Пельтцер выступала наставником, а Евгений Павлович Леонов — главным тренером.

…Почет, слава, регалии, премии — нет нужды перечислять. Разве что напомнить, что Олег Янковский оказался последним в последнем списке на присвоение звания народного артиста СССР и шутил по этому поводу, ссылаясь на то, что первым в самом первом списке значился К. Станиславский: «Он начал, я закончил».

* * *
Когда завершается земной путь человека, остается память о нем. Светлая память замечательному актеру и человеку Олегу Ивановичу Янковскому. Он оставил нам богатейшее наследие, о котором еще при жизни сказал так: «Роли — это нечто вроде кирпичиков в здании, которое строит актер и оставляет после себя. Но вот увидеть это здание со стороны при жизни вряд ли удастся».

Присмотримся повнимательнее, — наверняка увидим что-то новое…

Обновлено 29.05.2010
Статья размещена на сайте 17.05.2010

Комментарии (22):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: