Владимир Рогоза Грандмастер

Петр Багратион: юные годы и начало боевого пути. Откуда столько домыслов и мифов? Часть 2

Вопреки утверждениям многих биографов, юный Петр Багратион, в бытность сержантом сначала Астраханского пехотного, затем Кавказского мушкетерского полков, в боях не участвовал. В то время как основные подразделения полка воевали с горцами, молодой князь спокойно жил в доме отца, числясь на службе в запасном полубатальоне, расквартированном в Кизляре, постигая навыки службы и занимаясь самообразованием.

Для того времени это было нормальное явление, так как молодых дворян, ожидавших производства в офицеры, без особой нужды старались риску не подвергать, настоящая служба ждала их впереди. А если принять датой рождения князя 1769 год, все становится на свое место, так как он и по возрасту не был готов к участию в боях.

То, что князь, будучи сержантом, в боях участия не принимал, зафиксировано в его первых офицерских формулярах. В стандартной графе «Во время службы своей в походах против неприятеля где и когда был» у Багратиона была короткая запись — «не бывал». Трудно предположить, что это просто небрежность писарей. К составлению формулярных списков в русской армии всегда подходили весьма скрупулезно, так как в соответствии с ними происходил учет старшинства, производство в очередные чины и т. п. Кстати, полученные в бою ранения в формуляр заносились в обязательном порядке.

Настоящая служба началась для Петра Багратиона только в июне 1787 году, когда его отправили в ставку Потемкина сопровождать в качестве переводчика персидского посланника Али Магомет-хана. К этому времени возраст князя позволял ему нести конкретную военную службу, и 1 сентября 1787 года Багратион был произведен в прапорщики, получив первый офицерский чин.

Став офицером, князь Багратион от службы не увиливал, от пуль не прятался и вскоре начал быстро расти в чинах. Не прошло и четырех лет, как он догнал отца, став секунд-майором. За это время он отличился при штурме Очакова, когда во главе небольшой группы мушкетеров своего полка одним из первых ворвался в крепость. Затем состоял поочередно при нескольких крупных военачальниках, командовавших на Кавказе, впитывая опыт и набираясь командирских знаний. Это, кстати, отметил в своих воспоминаниях А.П. Ермолов: «Все понятия о военном ремесле извлекал он из опытов, все суждения о нём из происшествий, по мере сходства их между собою, не будучи руководим правилами и наукою и впадая в погрешности; нередко однако же мнение его было основательным». Ермолов особо подчеркнул, что Багратион был «ума тонкого и гибкого».

Любопытно, что в этот период Багратион получил чин капитана, минуя чин поручика, что было в войсках событием отнюдь не частым. Видимо, причиной было не только высокое происхождение (при отсутствии покровителей оно особой роли не играло), а личная доблесть молодого офицера, который при любой возможности старался участвовать в боях, хотя по своим служебным обязанностям мог этого не делать.

Вскоре князь получил в командование эскадрон Софийского карабинерного полка, с которым отличился в польской кампании. Пользуясь армейским сленгом той поры, можно сказать, что саблей в боях Багратион вырубил себе чин подполковника и орден святого Владимира 4-й степени. В его офицерском формуляре появился перечень боев, с описанием конкретных заслуг и личной доблести, проявленных в них князем.

Примерно в это время при очередном переписывании офицерского формуляра в него внесли записи и о боях, в которых Багратион якобы участвовал в бытность сержантом. Они были весьма скупы и обобщённы, по сути, просто перечислялись основные боевые дела двух полков, в которых князь в свое время служил. В принципе, эти записи на служебное продвижение уже никак не влияли, но добавляли Багратиону реноме человека, который воюет с первого года службы.

По чьей инициативе эти записи попали в формуляр, узнать, видимо, уже не удастся. Возможно, это результат доброго отношения князя к нижним чинам, вот кто-то из писарей и решил отблагодарить таким оригинальным образом. А может быть, переписчик посчитал, что это упущение его предшественников из писарской братии, ведь солдатская молва приписывала любимому командиру и не такие доблести. Гадать теперь бессмысленно, но князь против такой интерпретации своей службы не возражал, так как при последующих переписываниях формуляров эти записи дублировались.

Затем эти сведения попали в труды историков и литераторов, были расцвечены «подробностями» про ранение и плен. Заодно и отца полководца «произвели» в полковники, а Потемкина сделали «благодетелем», определившим будущего полководца на службу по просьбе тети, которая, кстати, Голицыной стала после замужества в 1790 году, и т. д.

Подобная мифологизация характерна для отражения боевого пути многих известных военачальников. А Петр Багратион был не просто талантливым полководцем, его любили и в армии, и в русском обществе. Да и благодетели со временем появились, император Павел даже женил Багратиона на своей дальней родственнице, правда, счастливым тот брак не стал.

После блестящих кампаний Суворова в 1799 году, в которых отличился Багратион, имя князя было постоянно на слуху. Его славные боевые дела, широко обсуждались. Смерть князя после тяжелого ранения в Бородинском сражении была воспринята как невосполнимая утрата для армии. Петра Багратиона в стране по праву считали национальным героем. Естественно, что молва добавила героические черты и к тому периоду его жизни, о котором практически ничего не было известно.

Обновлено 25.06.2015
Статья размещена на сайте 6.07.2010

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: