Андрей Рябоконь Грандмастер

Что связывало Герберта Уэллса и Советский Союз?

В романе «Освобождённый мир», увидевшем свет в 1914 году, Герберт Уэллс предсказал изобретение страшного оружия — атомной бомбы. Подобно академику Вернадскому, писатель-фантаст, размышляя над преобразованием общества путём реформ, приходил к мысли о необходимости передачи власти учёным, инженерам, творческой интеллигенции (что нашло отражение в произведениях «Прозрения», «Современная утопия» и «Новый Макиавелли», написанных с 1902 по 1911 годы). Подобные идеи можно найти и у других его современников (например, у Стэплдона), и у современных сторонников социально справедливого прогресса.

Идея технократии выражена и в социально-бытовых романах Уэллса «Любовь и мистер Люишем», «Киппс», «Тоно Бенге», «История мистера Полли», «Проницательность господина Бритлинга».

В 1920 году писатель впервые посетил Советский Союз и беседовал с Лениным. Под впечатлением поездки он заявил в книге «Россия во мгле», что только коммунисты способны управлять Россией, однако счёл утопией план ГОЭЛРО. Светлые ощущения от поездки в страну, где хоть частично реализуются его мечты о социальной справедливости, нашли отражение в романе «Люди как боги», написанном в 1923 году.

Вторично посетив Москву в 1934-м, Уэллс побывал и в Ленинграде, где встретился с Александром Беляевым. Высоко оценив романы советского писателя «Человек-амфибия» и «Голова профессора Доуэля», западный гость отметил их отличия от большинства книг европейских и американских. С горечью он сказал: «В современной научно-фантастической литературе на Западе невероятно много фантастики и столь же невероятно мало науки».

«В ожидании» — роман, появившийся в 1927 году и посвящённый всеобщей забастовке 1926 года в Англии — отразил понимание писателем нарастающих классовых противоречий и необходимость обуздания «диких капиталистов». Уэллс подвергает объективной критике пороки современного ему буржуазного общества в романах «Мистер Блетсуорси на острове Рэмполь», «Бэлпингтон Блэпский», «Необходима осторожность» — в какой-то степени это продолжение его общественно-политической деятельности, начатой в период его причастности к лейбористской партии (точнее, участия в работе «Фабианского общества»).

Уэллс, подобно некоторым другим видным писателям и политическим деятелям Запада, вовремя увидел опасность фашизации Европы, что нашло отражение в романе «Самовластье мистера Парэма», прочитанного публикой в 1930 году, и в написанной через шесть лет повести «Игрок в крокет». Он сравнивал фашизм даже не с эпохой «мрачного средневековья», а со временами неандертальцев, сплошного мрака дикости, тупости и злобной агрессии.

В теоретических работах — написанном в 1928 году «Открытом заговоре» и других статьях — а также в некоторых художественных произведениях («Мир Уильяма Клиссолда», написанном в 1926-м) он развивал идеи «организованного капитализма», при котором должны исчезнуть недостатки буржуазного общества.

Герберт Уэллс, пожалуй, оказал весьма существенное влияние на известные слои интеллигенции, разочаровавшейся в анархии капитализма, искавшей пути к социализму. Не к национал-социализму (мелкие «фюреры» встречались и в Британии), а, скорее, к выстроенной позже (и севернее Великобритании) модели «шведского социализма», наиболее удачно сочетавшей в себе частный капитал, частную инициативу и социальную защищённость всех слоёв общества без исключения.

Родился Герберт Джордж Уэллс (Wells) 21 сентября 1866 года в семье скромного торговца. Детство прошло в бедной посудной лавке, затем в аптеке — где он одновременно работал и учился. В это время маленький Герберт, когда выпадала возможность, читал всё, что попадало к нему в руки. Будучи подростком и продолжая «ученичество» в одном, а затем другом мануфактурном магазине, Герберт всё так же читает взахлёб. Младший приказчик, младший учитель — вскоре он уже работал в начальной школе, обучая детей помладше — почти чудом получил стипендию Лондонского университета!

Первый курс педагогического факультета Лондонского университета — так называемой «Нормальной школы» — был для Уэллса достаточно бурным во всех отношениях, и в качестве становления его как творческой личности, и фактически научного сотрудника естествоиспытателя Томаса Г. Хаксли (Гексли), и в смысле увлечения социалистическими идеями. Впрочем, вряд ли Хаксли — выдающийся учёный, ученик и популяризатор самого Дарвина — взял бы на себя ответственность за то, что голодный и неловкий (да ещё с чудовищным комплексом социальной неполноценности — Герберт был, пожалуй, единственным на курсе, прорвавшимся в университет из низов общества) студент-первокурсник стал социалистом.

Уэллс рвался в бой! Он пришёл в этот мир — новый для себя мир — не для того, чтобы занять в нём «уютное местечко», спокойную «экологическую нишу», а для того, чтобы этот мир переделать, сделать его более справедливым!

«Препарат под микроскопом» (рассказ, написанный через пять-шесть лет) как раз посвящён этому периоду в жизни молодого Уэллса и во многом автобиографичен. Писатель с изрядной долей иронии смотрит на студента-первокурсника, наделив юношу многими своими чертами. Хотя сам он ушёл из Нормальной школы по причинам, скорее, более простым, чем расписанным в новелле.

Первый курс, целиком посвящённый биологии, вёл Томас Хаксли, блестящий лектор и публицист. Уэллс, отлично закончив курс, всегда считал счастьем, что ему выпало учиться у Хаксли. Научный склад мышления большей частью он приобрёл именно в этот период. Кстати, многие идеи Уэллса, реализованные в новеллах и романах, имеют отправной точкой те или иные мысли Хаксли, в том числе высказанные им «на ходу» и которым сам Хаксли, возможно, не придавал особого значения.

Позже Уэллс напишет: «К несчастью, в Нормальной школе был только один Хаксли». И это естественно — таланты и гении редко встречаются в «повышенных концентрациях». В общем, с каждым годом студент учился всё хуже и на третьем — последнем — курсе вылетел из университета, не сдав экзаменов по минералогии.

Уэллс всё же получил диплом и учёную степень, но позже. А со временем даже защитил докторскую диссертацию по биологии!

Наука в те времена привлекала всех. Научные идеи витали в воздухе, вытесняя религию, вызывая настоящие потрясения в массовом сознании — это сейчас мы уже привыкли к ежедневным научным открытиям и достижениям техногенной цивилизации. Тогда же научные идеи проникали во все поры общества, не обходя, конечно же, художественную сферу.

Герберт Уэллс говорил о себе, что всё, им написанное — призыв к переменам. Наверное, поэтому его книги взахлёб читала — и даже сейчас продолжает читать — молодёжь.

Перемены в науке. Перемены в политике и в литературе. Перемены — в лучшую сторону, к более справедливому устройству мира!

Наука и политика сплавлены с художественными — общечеловеческими — ценностями в книгах Уэллса. Наверное, всё это вместе взятое — монолитное, целостное восприятие Настоящего и Будущего — помогает миллионам людей на Западе и на Востоке, захватив с собою в путь романы, повести и новеллы великого писателя, идти вперёд, не теряя надежды. Наверное, он был прав!

Обновлено 28.10.2010
Статья размещена на сайте 11.10.2010

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: