Лаура Ли Грандмастер

Кем мы измеряем мощность? «Ватты имени мене»

Знаменитый музыкальный педагог Петр Соломонович Столярский называл музыкальную школу, названную в его честь школой Столярского, как истинный скромный одессит: «Школа имени мене!»

А вот имя Джеймса Уатта, великого изобретателя, ученого, изменившего ход цивилизации, мы сегодня можем прочитать на любой электролампочке, на любом электроприборе. Это был первый в истории техники человек, чье имя было присвоено единице измерения!

Джеймс Уатт подарил человечеству и такую единицу мощности, как «лошадиная сила». Если бы сегодня Джеймс Уатт, родившийся 275 лет назад, воскрес, то он бы имел полное право сказать: «мощность имени мене!»

Но не только ваттами и лошадиными силами мог бы гордиться этот исторический гений: главной его заслугой является отцовство! Отцовство, оспариваемое другими. (История эта напоминает вполне житейскую ситуацию, когда многие мужчины в разное имели близость с некой женщиной, но все ее беременности от этой близости заканчивались мертворождениями, зато родила она здорового ребенка только от одного счастливчика.)

Когда мы называем все-таки Джеймса Уатта «отцом паровой машины», мы как раз это и имеем в виду — именно его паровой двигатель «двинул» промышленную революцию в Англии, а затем в Европе, а затем и во всем мире. Именно благодаря ему Англия оказалась лидирующей индустриальной державой и потянула за собой другие страны.

Да, французы не без резона приписывают отцовство парового двигателя Луи Папену, немцы — своему макленбургскому бургомистру Герике, а русские — механикуcу (таким чином одарила его Екатерина вместо помощи) Ивану Ивановичу Ползунову. И действительно, проект Ползунова пошел «ходить по начальству» (с 1763 года!) задолго до того, как Джеймс Уатт занялся паровыми двигателями.

Но волокита и разгильдяйство всегда были бичом Руси-матушки. А Иван Иванович был человеком очень больным, страдал сильнейшим кровохарканьем. Он не мог ждать долго и скончался безвестно до пуска своей паровой машины в возрасте всего 38 лет. Машину, запущенную уже после его смерти, забросили. Простояла она без дела на Колываново-Воскресенском заводе 15 лет, 5 месяцев и десять дней. Разобрали и выбросили! Только сгубили дело, лишив Россию чести и славы быть родиной парового двигателя прогресса.

Первую паровую машину действительно изобрел и запатентовал не Джеймс Уатт. Еще в 1698 году британец Томас Сейвери запатентовал свою паровую машину, а в 1712 году ее более совершенную версию также запатентовал другой англичанин, тоже Томас, но уже Ньюкомен.

Ньюкоменовская пароатмосферная машина

И даже вот эта более совершенная паровая машина Ньюкомена имела настолько низкий КПД, что могла бы быть использована только как малосильная помпа для откачки воды в горноугольной и горнорудной промышленности. (Кстати, именно машина Ньюкомена легла в основу разработок Ивана Ползунова!) Патент — патентом, а толку от мертворожденной машины практического не было, и над ней стали колдовать ученые физики из университета Глазго. А в это время…

А в это время в Университет города Глазго возвращается из Лондона с курсов механиков по изготовлению чертежных инструментов молодой человек по имени Джеймс Уатт. Это был странноватый парень, хлипкий, как и Иван Ползунов, насквозь больной, но «рукастый» и сметливый. Как Кулибин, самоучка — в школу не ходил по причине слабого здоровьишка, зато до всего доходил своими мозгами и собственными руками. Вот эти самые курсы, рассчитанные на семилетний срок обучения, парень закончил за один год!

Отработав какое-то время в университете, он ушел на собственные хлеба, открыв собственную ремонтную мастерскую по ремонту астрономических и чертежных инструментов. Славу по себе в главном университете Шотландии Джеймс оставил очень добрую. И вот когда у ученых не пошло дело с полудохлой паровой машиной Томаса Ньюкомена, профессор физики Джон Андерсен вспоминает, что есть такой «на все руки от скуки» рукастый и головастый Джеймс Уатт. И он обращается к Джеймсу — надо отремонтировать макет паровой машины Ньюкомена. Это случилось в 1763 году.

Вот видите, как порой история выбирает нужное место, время, случай и человека для того, чтобы изменить пути цивилизации! Вот надо же так, что обратились физики именно к Джеймсу Уатту! А тот, как теперь говорят, завелся и решил довести машину до ума. Муки творчества, ночное торчанье в мастерской, расчеты, наладка, доводка. И… эврика! Уатт выносит из парового двигателя конденсатор пара, центробежный регулятор, уплотнители… и добивается более высокого КПД, но главное — он превращает атмосферный двигатель в чисто вакуумный. Машина должна стать более производительной, не такой дорогой в работе и легко управляемой.

В 1769 году Уатт патентует свои «способы уменьшения потребления пара и вследствие этого — топлива в огневых машинах». Это теория, а вот живьем ему еще долго не удается построить свою паровую машину. Хоть и «мощности имени мене», а мощностей таких у одиночки-ремонтника не было. Ни тебе фунтов, ни тебе стерлингов…

Здесь снова вмешивается господин случай: Джон Робак, владелец бирмингемского металлообрабатывающего завода, заинтересовался работой кустаря-одиночки и стал ее финансировать с условием последующего участия в прибылях. Но в 1772 году Робак становится банкротом и… просто продает «своего» изобретателя за долги! Обязательства инвестора и права на львиную долю прибыли переходят к Мэтью Боултону, богатому предпринимателю.

В 1775 году Боултон и Уатт заключают контракт, и теперь в распоряжении Уатта самые высококвалифицированные в мире рабочие, современные по тем временам мощности, прекрасное оснащение… Есть где развернуться. И он развернулся: в 1782 году Уатт патентует первый паровой двигатель двойного действия, а еще через пару лет — универсальный паровой двигатель.

Умную новинку стали раскупать и быстро внедрять промышленники Англии. В стране резко возросла производительность труда промышленных предприятий. Подтянулись следующие усовершенствователи — запыхтел пароход Фултона (1807), задымил паровоз Стефенсона (1815)… Началась индустриальная эпоха. С днем рожденья, эпоха!

Заслуги Джеймса Уатта были высоко оценены при жизни: он — член Эдинбургского королевского общества, Парижской академии наук, Лондонского королевского общества… Кроме того, он становится действительно богатым человеком, а не только уважаемым. Это редко случается. До самых последних лет своей долгой жизни Джеймс Уатт активен и плодотворен в науке, счастлив в семье, почитаем современниками. Умирает он 25 августа 1819 года в своем шикарном поместье, выполнив свое историческое предначертание.

Сегодня ему исполняется 275 лет. Вспомним этого человека добрым словом, как живого. Ведь если «мощность имени мене» поминаема нами ежедневно в нашей повседневной жизни, куда ни кинь, то человек этот жив и бессмертен в памяти благодарного человечества. Благословен был приход в наш мир Джеймса Уатта — поклонимся памяти его.

Статья размещена на сайте 15.01.2011

Комментарии (14):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: