Елена Асвойнова Профессионал

Как царевич Дмитрий Угличский стал святым?

В православии есть один весенний день, посвящённый памяти святого благоверного царевича Димитрия Угличского. Что это за святой? Когда жил и чем заслужил место в сонме святых?

Угличский кремль, церковь Димитрия на крови, 1692 г. Lite, ru.wikipedia.org

Нет, мы не будем вспоминать шедевры А. С. Пушкина и М. П. Мусоргского: поэты и композиторы пишут художественные произведения, а не исторические хроники, по ним можно прослеживать «духовную историю», «историю идей» — но изучать историю реальную всё-таки нельзя. Так что обратимся сразу к фактам.

Царевич Димитрий, младший сын Ивана Грозного, родился в 1582 г. Ещё при жизни отца ему был определён удел — город Углич, куда малолетний царевич и был отправлен вместе с матерью после смерти царя.

15 мая 1591 г. царевич был найден мёртвым — с горлом, проткнутым ножом. Со слов свидетелей (прежде всего — детей, составлявших ему компанию) стало известно, что царевич играл с ребятами «в свайку», и во время игры с ним случился эпилептический припадок. Версия представляется правдоподобной: игра эта заключается в бросании на дальность специального ножичка, причём перед броском «свайку» берут остриём к себе, «падучей» же болезнью царевич действительно страдал.

Но сразу появилась и версия об убийстве — её высказывала царица и один из её братьев, Михаил. Можно только догадываться, какими мотивами руководствовался брат, но то, что ослеплённая горем мать искала виновных — пожалуй, неудивительно.

В 1606 г. канонизирован как мученик.

Вот, собственно, и всё, что известно достоверно. Дальше начинаются легенды, домыслы и политические спекуляции.

Прежде всего, следует задаться вопросом: а был ли смысл в убийстве царевича?

Пожалуй, был. Как уже говорилось, царевич страдал эпилепсией. Болезнь эта характеризуется не только припадками, но и специфической деформацией характера (если этого нет — значит, это не эпилепсия как таковая, значит, припадки имеют какую-то другую причину): возбудимость, авторитарность, склонность к периодам злобно-тоскливого настроения (т.н. дисфория), аффективным «взрывам», непереносимость к неподчинению. Представляете такого человека на троне?

Впрочем, если говорить об эпилептиках у власти — история знает по крайней мере один пример: Юлий Цезарь. Тогда дело кончилось мартовскими идами — видимо, были причины!

Конечно, сейчас уже нельзя в полной мере восстановить картину заболевания, но о характере Димитрия кое-что известно — причём в том числе и со слов иностранцев, бывавших в Угличе (т.е. лиц незаинтересованных). Что же представлял из себя этот «невинный младенец»?

Ребёнок любил смотреть, как забивают скот, да и сам развлекался, до смерти забивая палкой кур… Перефразируя известное изречение Луначарского, можно сказать: «Не каждый наследник престола, который сегодня мучает животных, станет завтра кровавым тираном — но каждый кровавый тиран начинал с этого». Во всяком случае, Иван Грозный точно начинал, бросая собак с колокольни (будучи лишь немногим старше Димитрия), а свой первый приказ о казни он отдал… в 12 лет.

Итак, уже в то время было ясно, что царь Димитрий I станет «вторым изданием» Ивана IV — и вряд ли страна это выдержит. Но… убивать его особой необходимости не было! Можно было устранить его от престолонаследия, не прибегая к насилию и не приобретая ярлык цареубийцы!

Мария Нагая, мать царевича Димитрия, была седьмой женой Ивана Грозного. Православная же церковь (а именно она тогда ведала вопросами брака) допускает только три брака (причём третий уже не благословляет). Таким образом, брак был незаконным, а ребёнок, рождённый в нём — незаконнорожденным. А раз так — о каких правах на престол может идти речь? Конечно, при жизни Ивана Грозного никто бы не рискнул об этом заикнуться, но через несколько лет после его смерти — почему бы и нет?

Итак, отсутствие мотива для убийства склоняет нас к версии несчастного случая. Но даже если это и было убийство, то мученичеством за веру это определённо считать нельзя: царевича могли убить только как претендента на власть — но никак не за то, что он был христианином! Так как же он оказался «святым»?

Увы, от христианской веры в этой канонизации не было ничего — чистой воды политика. И разыграл этот политический фарс не кто иной, как Василий Шуйский — тот самый Шуйский, который в 1591 г. приезжал в Углич, расследовал дело о гибели Димитрия и вынес решение: «Царевич заклался сам в припадке падучей болезни». Но, став царём, позволительно забыть всё, что делал до этого — не так ли? Особенно если престол шатается, осаждаемый самозванцами…

Вот для того, чтобы раз и навсегда выбить почву из-под ног самозванцев, и было затеяно это грандиозное представление под названием «канонизация царевича Димитрия» с перенесением мощей в Москву. Вот только под каким «соусом» канонизировать? Совершить что-то примечательное царевич за свои неполные 9 лет не успел, а каким «ангельским» нравом он обладал — мы уже говорили (и ещё могли быть живы люди, которые это помнили). Остаётся мученичество!

Представление же в Москве было срежиссировано на славу: гроб «страстотерпца» осаждали всякого рода «калеки», незамедлительно бросавшие костыли, начинающие видеть и т. п. — а почему бы и не бросить костыли, если никакой хромотой в действительности не страдаешь? Может, и были в толпе настоящие больные — но вряд ли их подпустили бы: ещё испортят «спектакль»! Кстати, современник свидетельствует о примечательном случае: один из таких специально подговорённых людей, изображавший слепого, прямо на месте — в церкви — ослеп по-настоящему. Обычно этот эпизод объясняют силой самовнушения — но может быть, в кои-то веки раз у Бога лопнуло терпение, и Он решил недвусмысленно выразить своё отношение к происходящему на Земле?

Не будем судить строго Православную церковь: до отделения её от государства оставался ещё не один век, и она вынуждена была государству — в лице царя — подчиняться. Но вот молиться этому «святому» я не могу!

Кстати, можно сказать, что один мученик в этой истории всё-таки был — мальчик, которого зарезали, дабы предъявить народу «нетленные мощи» Димитрия. К сожалению, история не сохранила его имени — а ведь он действительно был принесён в жертву государственным интересам! Увы, кровавая жертва оказалась бессмысленной: Россия сорвалась в пучину Смуты.

Обновлено 11.11.2011
Статья размещена на сайте 7.11.2011

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Надо ж было сделать такой выбор: из всех вариантов взять неправильный вариант википедии: Углицкий.
    ЭТО ПИШЕТСЯ ТАК: святой и благоверный царевич Димитрий Угличский (Московский).
    и это безграмотно: "царевича Димитрия Углического"

    "гроб «страстотерпца» осаждали всякого рода «калеки», незамедлительно бросавшие костыли, начинающие видеть и т.п. – а почему бы и не бросить костыли, если никакой хромотой в действительности не страдаешь? Может, и были в толпе настоящие больные – но вряд ли их подпустили бы: ещё испортят «спектакль»!" Психосоматические страдания - как раз тот случай.
    В отдельных моментах статья представляет собой пережиток вульгарного безбожничества.

  • обожаю читать про это время истории, прям как сказка или фильм какой-то

  • Несколько поправок: во власти было несколько известных людей, страдавших таким же недугом. Известно и об Иване Грозном, и о Петре I, и о Наполеоне… Магомет у власти не был, однако он был основателем нового вероисповедания.
    По поводу причин. Это вполне могло быть убийство, для чего следует вспомнить поведение Василия Шуйского, Бориса Годунова и родственников царя по его женам. Могли быть и иные причины.
    Что до характера, который якобы был у царевича скверный, а потому кому-то не хотелось видеть его на троне – извините, это из сегодняшнего дня только и видно. По меркам того века царь избранник божий, дитя его как его продолжатель также неприкасаемо, а время было таково, что несоблюдение прав человека не было чем- то из ряда вон. Жестокостью грешили и Петр I, и тот же Иван Грозный, на Западе лучше не было.
    Как я понимаю, он святой не по поступкам, а потому, что принял мученическую смерть. Такими же святыми церковь назвала и семью последнего царя.

  • А кровавая жертва и не могла помочь: у христиан жертва бескровная — облатка и вино превоплощаются во плоть и кровь Христовы. Так что, кровавая жертва неугодна Богу и может навлечь на совершающих её разве что кары небесные, но отнюдь не благодать.

    Оценка статьи: 5