Владимир  Жестков Грандмастер

Кто такой Михаил Водопьянов? Золотые звезды на грудь просто так не падают

В конце двадцатых годов в Германии был создан одномоторный цельнометаллический моноплан, предназначенный для перевозки пассажиров, которому суждено стать первым в мире пассажирским самолетом. Он мог поднять в воздух 4 пассажиров и 100 кг полезного груза. Кроме компаса никаких аэронавигационных приборов не было. При возможности достигать высоты 5500 метров, летчики вынуждены были летать не выше 500 метров, а зачастую вообще в 50 метрах от земли, так как ориентироваться они могли только визуально.

Такой самолет и прибыл в Хабаровск в разобранном виде. Михаилу Водопьянову и двум механикам пришлось при -35 градусах начать самостоятельно собирать машину. На 13-й день запустили мотор. К этому времени по трассе через каждые 50 км было подготовлено 11 площадок для вынужденной посадки самолета.

9 января 1929 года в самолет сели 4 человека. Помимо пилота и бортмеханика там разместились начальник «Добролета» Ривадин, секретарь крайсовета Осоавиахима Захаров и журналист Волынский.

Через 2 часа 29 минут, преодолев 350 км, самолет сел в Тамбовском. Вот разговор, записанный журналистом:

 — Неужели вы утром были в Хабаровске? А мы, дай Бог, будем там только через месяц.

Эта фраза лучше всего характеризует необходимость организации авиатрассы в тех дремучих таежных местах.

Совершив еще несколько посадок, самолет долетел до Охи. Это уже был остров Сахалин. По пути Водопьянов устраивал показательные полеты с местными жителями на борту.

Любопытный инцидент произошел в Охе. Самолет отправился дальше, но, пролетев несколько метров, упал в кусты.

 — Опять мотор подвел, — сказал Водопьянов, выбираясь из машины.

Люди на руках отнесли самолет в мастерскую, где мотор наладили.

16 января 1930 года линия «Материк-Сахалин» была пройдена. Летом началось регулярное движение. Были оборудованы аэропорты, и 5 раз в месяц самолет начал летать по этому маршруту. Вначале Водопьянов был один: он и готовил самолет к полету, и водил его, и даже расчищал взлетную полосу от снега. Рейс длился 8 часов. Сахалинская трасса оказалась самой тяжелой в стране, ее прозвали «трассой героев».

Постепенно появились еще летчики, были решены почти все проблемы, и Водопьянова переводят на новый участок — в летный отряд газеты «Правда». Перед летчиками была поставлена невыполнимая задача: ночью развезти матрицы газеты по крупнейшим городам страны, ведь утром подписчики должны были получить свежий номер «Правды». Казалось бы, что здесь сложного, но тогда, в отсутствие навигационных приборов, летали только по видимым ориентирам, которых ночью не найти. Это делало работу настолько опасной, что летчиков группы называли «самоубийцами».

В 1933 году Водопьянову поручили провести пробный полет по новому сверхдальнему маршруту из Москвы в Петропавловск-Камчатский. Там Михаил попал в самую тяжелую аварию.

Это произошло 12 февраля над Байкалом. Самолет попал в пургу, обледенел и упал на лед недалеко от берега, а утром его заметили железнодорожники. Погиб бортмеханик, а летчик, получив тяжелое ранение, почти трое суток провел без сознания. Множество переломов, 7 потерянных зубов, тяжелое сотрясение мозга, одних только швов на голове было 36, но богатырское здоровье и сила воли Водопьянова справились с этими испытаниями. Через 5 месяцев медкомиссия выносит свой вердикт: «годен к полетам без ограничений».

Началась челюскинская эпопея. Не буду останавливаться на истории экспедиции, это отдельная тема. Скажу только, что когда дело дошло до спасения пассажиров парохода, а таковых оказалось 104 человека, в том числе 10 женщин и два грудных ребенка, высадившихся с тонущего судна на дрейфующие льды, Водопьянов сразу же начал добиваться, чтобы ему разрешили принять участие в их спасении. Из-за проблем со здоровьем после недавней аварии ему отказывали, однако он добился своего и совершил невозможное.

Он был в Харькове, когда узнал о катастрофе. Самолет, на котором он летал, П-5, пусть сделанный из дерева и обтянутый перкалем, был очень маневрен и подготовлен для работы на севере. У него утеплена кабина, имелся дополнительный бензобак. Его мотор запускался при любой температуре, так как было специальное устройство для его подогрева, а самое главное — он мог поднять четырех человек, а не двух, как обычный П-5. Именно этим Михаил обосновывал необходимость своего участия в экспедиции спасения.

Уже был определен состав спасательной экспедиции. В нее включили летчиков-дальневосточников во главе с Каманиным. Для них решили закупить самолеты в Америке, перегнать их на Аляску, а затем, перебравшись на Чукотку, начать спасательную экспедицию.

Водопьянов прилетел в Москву и обратился к Куйбышеву, руководившему спасательной операцией, чтобы тот разрешил ему перелет в Николаевск-на-Амуре, а затем в Анадырь. Было принято компромиссное решение: вначале поездом в Хабаровск с разобранным самолетом, а вот оттуда уже воздухом — на Чукотку. Оказалось, что с учетом короткого светового дня, ведь дело было в марте, достичь востока страны быстрее по железной дороге.

Из Хабаровска начался перелет в Ванкарем. Дорога дальняя — 6000 км, незнакомая, его самолет первым пролетал в тех местах, в отсутствие всякой навигации, был только компас да собственные глаза, никаких карт, населенные пункты встречаются через сотни километров. Он был один, ни штурмана, ни радиста. Вот и представьте себе эту картинку. Откажет мотор — верная гибель, ведь внизу скалы и ущелья.

Три недели он потратил на этот перелет, держась восточного побережья страны, через Николаевск, Охотск и еще ряд городов и поселков, где он мог хоть чуток передохнуть. Он долетел — и тут же без передышки на льдину, ведь там гибнут люди. Он успел три раза успешно слетать и найти людей, многим из летчиков это не удавалось, а вот он, прилетев последним, каждый раз перелетая через три высоких хребта, в пургу умудрился вывезти десятерых.

13 апреля 1934 года лагерь Шмидта опустел. 16 апреля Постановлением ЦИК СССР учредили звание Героя Советского Союза, 20 апреля его было удостоено семь летчиков, в том числе и Водопьянов. А 4 ноября 1939 года, после учреждения отличительного знака Героя, ему вручили медаль «Золотая Звезда» с порядковым номером 6.

Продолжение следует…

Обновлено 31.08.2014
Статья размещена на сайте 6.08.2014

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Люди были те же, а воспитание - другое.

    Оценка статьи: 5

  • Сергей Дмитриев, ну тогда было другое время и другие люди

  • Сергей Дмитриев, тогда никто не думал, что может зажать судно, вовсе даже не ледового класса, льдами и раздавить его, ведь считалось, что для советских людей нет ничего невозможного. А рассказ о Водопьянове в трех частях, Вы, по-видимому, или первую, или третью часть не прочитали, посмотрите внимательней, пожалуйста.
    За внимание и оценку большое спасибо

    • Сергей Дмитриев Сергей Дмитриев Мастер 2 сентября 2014 в 01:03 отредактирован 2 сентября 2014 в 01:03

      Владимир Жестков, ...тем более не ледового класса, как будто по этому маршруту до Ч проходили другие суда.
      Части пересмотрю, но эта мне понравилась больше.

      Оценка статьи: 5

  • Сергей Дмитриев Сергей Дмитриев Мастер 2 сентября 2014 в 00:35 отредактирован 2 сентября 2014 в 00:35

    Я до сих пор не понимаю, почему в рисковом рейсе "Челюскина" на борту были дети и женщины? Какая в этом была необходимость?
    Рассказ о Водопьянове в двух частях получился достоверным. И зря опорочили то, действительно героическое время, "когда героем становился любой из нас".

    Оценка статьи: 5