Юрий Москаленко Грандмастер

Кто заменил адмиралу Нахимову семью?

5 июля 2007 года исполняется 205 лет со дня рождения одного из величайших адмиралов российского флота — Павла Степановича Нахимова. Он был, без всякого преувеличения, «слуга царю, отец солдатам». А если не в рифму — то матросам и офицерам флота он заменял и отца, и мать, его любили ничуть не меньше, чем его великого предшественника — Александра Васильевича Суворова.

Родился Павел Степанович в семье отставного военного — секунд-майора Степана Нахимова. Сегодня в литературе можно встретить термин «из обедневшей дворянской семьи». Но это, скорее, натяжка, так как дворянская семья Нахимовых начала свой отсчет только за 45 лет до рождения Павла, когда Екатерина II за особые заслуги возвела в чин сотника казака Михайло Тимофеевича Нахимова — деда будущего флотоводца. Дед славный был рубака и дважды ходил в поход под руководством Суворова.

Степан Михайлович богат был разве что детьми. Всего в семье было пятеро сыновей (всех их отец определил в самое элитарное в то время учебное заведение — Морской кадетский корпус), а также шестеро дочерей. И с такой большой дружной семьей вряд ли можно было рассчитывать на особый достаток. Но Нахимов-старший денег на образование детей не жалел, и они учились в охотку, без всякого принуждения. А отставного военного в Смоленской губернии уважали настолько, что его выбрали даже уездным предводителем дворянства.

Но вернемся к Павлу. Еще в юношеские годы он отличался не только особой любознательностью, но и очень ответственным отношением к освоению нелегкой науки побеждать. Все свое свободное время он посвящал именно учебе. Пока остальные его сослуживцы были заняты мыслями о том, как вскружить головы столичным барышням побогаче да познатнее, Нахимов с упоением изучал историю морских сражений, биографии великих флотоводцев, с тем чтобы впитать все самое лучшее.

В морском кадетском корпусе существовала строгая иерархия, то есть по выпуску «каждый сверчок знал свой шесток». Нахимов был признан шестым по рейтингу выпускников, это позволило ему надеяться на то, что он попадет в хорошие руки.

И его ожидания сбылись: он был зачислен в Петербургский морской экипаж, а затем представлен для участия в кругосветном плавании на 36-пушечном фрегате «Крейсер». Молодой офицер попал под начало легендарного капитана 2-го ранга Михаила Петровича Лазарева, героя похода в Антарктиду, бесстрашного мореплавателя.

Строг был Михаил Петрович, не только матросы, но и офицеры выкладывались у него на полную катушку. Кто-то роптал, а мичман Нахимов с таким же упорством, как в корпусе, постигал все тонкости морской службы. И вскоре освоился так, что к нему не стеснялись обращаться за советом и более опытные моряки.

Особенно возрос авторитет молодого мичмана во время морского похода. На подходе к Рио-де-Жанейро «Крейсер» попал в шторм. Порывом ветра за борт выбросило матроса. После команды «Человек за бортом» первым вызвался спасать матроса мичман Нахимов. Вместе с матросами он погрузился на маленький катер и бросился навстречу стихии. И пропал из виду. Более четырех часов на «Крейсере» искали катер. И даже пришли к выводу, что моряки погибли. Но Нахимов сумел удержать катер на поверхности. Все до одного, его подчиненные вернулись на борт.

Бесстрашный мичман явно приглянулся Лазареву. И когда его перевели на новое место службы на 76-пушечный «Азов», флотоводец добился назначения лейтенанта Нахимова на тот же корабль. И как в воду глядел: в ходе Наваринского сражения 8 (20) октября 1827 года 25-летний лейтенант, командуя артиллерийской батареей, не только проявил чудеса храбрости, но и дважды тушил пожар, который занимался на «Азове» после бомбардировки его турецкими снарядами.

В том бою «Азову» противостояли, по меньшей мере, 5 кораблей турецкого флота, в том числе и флагманский. Но все они пошли ко дну. А «Азов» вышел из сражения поврежденный, но непобежденный. Кстати, сам Нахимов был ранен, но поле боя не покинул до последней минуты сражения. За это герою было досрочно присвоено звание капитан-лейтенанта и вручен «Георгий» четвертой степени.

Как вспоминали об этом периоде службы будущего адмирала его боевые товарищи:

«Павел Степанович работал, не покладая рук все 24 часа. Он никогда не думал о себе, а все о корабле и экипаже».

А спустя 5 лет Нахимов принял свой первый боевой корабль — фрегат «Палладу». Далее была «Силистрия», с которой Павел Степанович бороздил просторы морей долгих 9 лет. А в 1845 году он стал контр-адмиралом с подачи Михаила Петровича Лазарева, который очень доверял своему ученику.

Кстати, вопрос, вынесенный в заголовок, Нахимову задавали не раз. Мол, когда же вы, наконец, женитесь, заведете семью? На что Павел Степанович неизменно отшучивался, что большую часть своего времени он проводит на корабле, а туда, как известно, женщинам доступ закрыт. Конечно, было немало девушек, желающих из дворянки или купчихи стать адмиральшей, но Нахимов балы и пирушки не жаловал, так что вероятность знакомства была практически сведена к нулю.

Можно было, конечно, заняться устройством семейных дел в отпуске. Да вот беда — Нахимов даже в отпуске не мог усидеть дома, а все стремился на корабль. Так что отпуск носил, скорее, номинальный характер. В общем, как говорили в Севастополе в середине 50-х годов XIX века, в отношении женитьбы у Нахимова были «твердо-каменные позиции». Об узах Гименея он даже слышать не хотел. Он был «женат» на Черноморском флоте.

Конечно, далеко не все офицеры и матросы готовы были идти на такое самопожертвование ради службы. Нахимов даже все свое жалованье пускал не на себя, а на корабль и своих подчиненных. И как Суворов, вполне обходился самым малым. Причем требовал от офицеров того, чтобы они не заносились перед матросами, а стали для них добрыми наставниками и советчиками.

Вершина полководческого достижения Нахимова — Синопское сражение, которое началось 18 (30) ноября 1853 года. Примечательно, что эскадра Нахимова справилась со всем турецким флотом в считанные часы. Сражение началось в половине первого, а уже около трех с четвертью часов все было кончено…

В ходе обороны Севастополя в 1855−56 годах именно Нахимов был душой флота. «Пока с нами Нахимов — не видать врагу Севастополя!» — так, по воспоминаниям современников, говорили матросы и солдаты.

Погиб Павел Степанович 12 июля 1855 года на боевом посту от шальной пули. Похоронен был рядом с адмиралами-черноморцами М. П. Лазаревым, В. А. Корниловым и В. И. Истоминым. У «могилы четырех адмиралов», как назвал ее народ, был впоследствии возведен собор св. Александра, так же больше известный в народе как «Собор четырех адмиралов».

Интересна судьба памятника Нахимову. В 1928 году его убрали, поставив адмиралу в вину, что он «служил русскому царю» (а кому же еще мог служить русский адмирал?). И только после Великой Отечественной войны, когда Севастополь вновь овеял себя славой, памятник Нахимову в 1959 году снова вернулся на свое место.

Чему нас учит жизнь славного флотоводца? Прежде всего, что любой человек должен отдавать все силы тому, чему служит. Флот — так флот, семья — так семья. Далеко не всем удается совместить полезное с приятным. Павел Степанович не стал распыляться. Наверное, из-за того, что любящая женщина делает мужчину мягче. А он хотел оставаться «твердо-каменным»…

Обновлено 11.05.2017
Статья размещена на сайте 1.07.2007

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: